Владимир Чердынцев (vladimir_cher) wrote in rus_vopros,
Владимир Чердынцев
vladimir_cher
rus_vopros

Терроризм идёт к нам вместе с мигрантами

Чтобы было понятно, кто едет к нам работать, я привожу здесь некоторое исследование от Ферганы из места, откуда к нам едет большинство "штукатуров".

В Таджикистане постепенно получает распространение институт камикадзе, и борьба с терроризмом набирает новые обороты. Не прошло еще двух месяцев с того кровавого дня, когда камикадзе протаранил на своей машине здание РУБОП МВД в городе Худжанде, в результате чего погибли трое сотрудников силового ведомства. И вот 22 октября 2010 года в горном местечке Чилдухтарон Исфаринского района в ходе боевых столкновений с силовыми структурами, взорвав боевую гранату, покончила жизнь самоубийством 25-летняя Мухтасархон Мирамонова.

Предварительным следствием было установлено, что Мирамонова с начала 2000-х годов входила в ряды террористической организации Исламского движения Узбекистана (ИДУ). Войти в организацию Мухтасарон сагитировал ее муж - Расул Ахунов, гражданин Узбекистана, находившийся в международном розыске за совершение особо тяжких преступлений, одна из пяти ключевых фигур ИДУ, родной племянник лидера этой организации Джумы Намангани. Каким образом обычная мусульманка стала террористкой и подготовилась к проведению диверсионно-подрывных действий, где она училась, кто были ее родители, как ИДУ проникло в Таджикистан, в частности, в Исфару, каким образом уроженцы этого исторического города ремесленников оказались в рядах террористов? С целью найти ответы на эти и другие вопросы мы отправились в Исфару.

Исфара – регион приграничный

В силовых и правоохранительных структурах нам не удалось получить какую-либо официальную информацию. Сотрудники этих ведомств умоляли оставить их в покое, ссылаясь на жесткий режим секретности.

«Есть официальное письмо, где говорится, что без согласования сверху нельзя предоставлять никакую информацию, связанную с терроризмом», – заявили они нам.

Мы направились в исполнительный орган государственной власти Исфары, где нас любезно встретили заместитель председателя и руководитель администрации района.

– Действительно, есть такой стереотип, что город Исфара якобы является очагом радикалов-экстремистов, – говорит руководитель исполнительного аппарата администрации города Ахрорхон Ганиев. – Хотя Исфара – регион скорее светский, чем религиозный.


Граница рядом. Фото ИА «Фергана.Ру»

По словам заместителя председателя Исфаринского района Нуриддина Каримова, сегодня проводится большая разъяснительная работа среди населения и главных проповедников соборных мечетей района.

– Есть много факторов, обуславливающих проникновение религиозных экстремистских организаций на нашу территорию, – подчеркивает заместитель председателя района. – В 1990-х годах, когда в стране шла война, много молодежи было вывезено за кордон республики. Они были завербованы экстремистскими организациями, там их обучали ведению террористических действий и отправляли обратно на родину с определенными задачами.

– Сколько граждан из числа жителей Исфары обучаются в настоящее время в религиозных учебных заведениях зарубежных стран?

– По нашим подсчетам, в теологических учреждениях иностранных государств обучаются 86 исфаринцев. Мы проводим работу с их родителями, чтобы ребята возвращались домой и продолжали свою учебу в Исламском институте Таджикистана. Однако пока никто не вернулся.

– А в самой Исфаре есть медресе, где молодые верующие из числа ребят и девушек могли бы получать религиозное образование?

– До 2002 года в Чоркухе работала местная медресе. Потом ее закрыли. Недавно приехала комиссия из комитета по делам религии при правительстве Таджикистана и проверила документацию учебного религиозного учреждения. Учителям порекомендовали пройти аттестацию, получить лицензии, дающие право на ведение учебно-педагогической деятельности.

- Не надо забывать, что Исфара является приграничным районом, – продолжает Нуриддин Каримов, – и граница с Узбекистаном была открыта до 2008-го года. Люди из числа граждан Таджикистана и соседней республики свободно переходили границу, занимались торговлей. Определенное количество наших сограждан обучались в религиозных учреждениях Узбекистана. До сих пор у нас достаточно прозрачная граница с Кыргызстаном. Любой злоумышленник может свободно перейти на нашу территорию.

Истоки - в девяностых

Инцидент с участием 25-летних Мухтасархон Мирамоновой и Насима Акбарова произошел на территории джамоата (сельской управы) Шахрак Исфаринского района, и мы решили поговорить с председателем местного органа государственной власти Билолиддином Махкамовым.


Билолиддин Махкамов. Фото ИА «Фергана.Ру»

– Истоки религиозного экстремизма восходят ко времени распада Советского Союза, – говорит Махкамов.– Но новый оборот они набрали в начале 1990-х, когда в стране воцарилась неразбериха. Гражданин из соседней республики свободно мог проникнуть в нашу страну под видом мардикора (чернорабочего), мелкого предпринимателя, гостя. Мы помним, как гражданин Узбекистана Юлдашев сначала вошел в доверие местных граждан, а потом их ограбил. Дело дошло до того, что он, работая у частного работодателя, с целью захвата его имущества убил его и попытался скрыться. Однако сотрудникам правоохранительных структур удалось задержать его по горячим следам.

– Часть наших сограждан попали в аферу специальных вербовщиков, – продолжает глава управы. – Это было в 1996 году. Тогда в центре города появились два автобуса с киргизскими номерами. В них предлагали по сниженным расценкам довозить наших сограждан в города Российской Федерации. Парадоксально то, что выбирали только молодых ребят 17-25-лет, не имевших семьи и жизненного опыта. Старшим отказывали по различным причинам. Эти ребята (более 120 человек) уже на территории Кыргызстана были завербованы экстремистскими организациями и переправлены в Афганистан и Пакистан. Таким образом, почти никто из них не доехал до России. Их судьба до сих пор неизвестна, почти никто не вернулся. А если вернулся, то как религиозный экстремист. А родители до сих пор ждут своих сыновей.

– Я уверен, что автобус был организован Исламским Движением Узбекистана, – подчеркивает Билолиддин Махкамов.

Террористка под амнистией

По словам одного из активистов махаллинского (квартального) комитета Мулдон джамоата Шахрак Исфаринского района, просившего не называть его имени, Мухтасархон Мирамонова родилась в семье Джалолиддина Мирамонова – одного из заметных мастеров-плотников региона, прославившегося своими колыбелями. В начале 2000-х в Исфаре появился Расул Ахунов, родной племянник лидера ИДУ Джумы Намангани. Он вошел в доверие Джалоллиддина Мирамонова и женился на его 18-летней дочери Мухтасархон. От совместного мусульманского брака (официально в органах ЗАГСа пара не регистрировались) появились двое детей – девочки.

Гражданин Узбекистана Расул Ахунов в Таджикистане не сидел без дела. Он активно включился в вербовку местных и иностранных граждан в члены ИДУ. В частности, в начале 2000 годов в Согдийской области к осуществлению шпионских и провокационно-подрывных действий были привлечены граждане Узбекистана 26-43-х лет: Ёри Якубов, Карим Сабиров, Гайрат Ишкуло, Нодирджон Хайдаров, Абдурахман Кадиров, Руслан Хакбердиев, Нилуфар Одинаева, Дилрабо Сатторова, Дилрабо Тухтаева, а также несколько граждан Таджикистана: Дилшод и Фатхулло Рахимовы, Фаридун Халимов, Аюбходжа Шахобиддинов, Алидждон Бойназаров, Абдумаджид Назиров, Махмуд Сиддиков, Абдурахмон Шарипов и десятки других. Входя в доверие местных граждан, они жили и свободно передвигались по Аштскому, Бободжонгафуровскому районам, по городам Худжанд, Чкаловск, Кайраккум, Истаравшан. Некоторые из них были задержаны и обезврежены, другим удалось скрыться в соседних республиках.

Как передавали в то время СМИ Таджикистана и Кыргызстана, 2 сентября 2006 года в городе Ош была проведена специальная операция по задержанию Расула Ахунова (известного под кличками «Бахтиер», «Лейтенант», «Мурод»), 1968 года рождения, уроженца узбекского города Наманган, находившегося в международном розыске за совершение ряда тяжких преступлений и организацию террористических актов на территории Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана.


Ворота дома, где жила М.Мирамонова. Фото ИА «Фергана.Ру»

После гибели Ахунова Мухтасархон Мирамонова предстала перед судом по обвинению в пособничестве криминальным кругам и была привлечена к уголовной ответственности. Однако подпала под прошлогоднюю амнистию и благополучно вышла на свободу.

На воле она продолжила свою диверсионную деятельность, втянув в нее и своего брата Хилолиддина Мирамонова. В конце третей декады сентября Хилолиддин был задержан правоохранительными структурами Северного Таджикистана. У него силы безопасности выяснили планы Мухтасархон и ее нового мужа по мусульманского браку Насима Акрамова, который более двух лет находился в международном розыске. О том, что он появился, скрываясь до этого в горах Чилдухтарона, тоже стало известно после задержания Хилолиддина.

– Насим, по нашим данным, получил подготовку в специальных лагерях террористических организаций Афганистана и Пакистана, – разъяснил мой собеседник, пожелавший остаться неизвестным.

Силовики предполагают, что именно Насим помогал готовить взрывное устройство Акмалу Каримову – жителю Истаравшанского района.

«Она была умницей и отличницей»

– Когда Мухтасархон училась в школе №2 города Исфары, я была простой учительницей, – рассказывает заведующая учебной частью школы Майрамхон Маджидова.– Преподавала в старших классах. Поэтому ничего не могу о ней сказать. Она всего четыре класса закончила.

– Я преподавала математику, когда Мухтасархон училась в пятом классе, – рассказывает завуч по начальным классам Азизахон Джумонкулова. – Она была умницей, отличницей, хорошо училась. Была послушной, красивой, аккуратной. Ходила в школу в школьной форме. Религиозными вопросами не интересовалась. Я никаких претензий к ней не имела. Сообщение о ее самоубийстве восприняла с огромным удивлением.

– Я до прошлого года работал в школе №2, – говорит Абдумуталиб Ганиев. – На разных должностях: от простого учителя – до директора. В то время, когда Мухтасархон училась, я был заместителем директора по воспитательной работе. Она была нежной, хрупкой, спокойной девушкой. Училась хорошо. Знаю, что доучилась до четвертого класса. А училась ли дальше или нет, точно не знаю. Она ничем особо не отличалась от других школьниц. Я не могу представить, чтобы она могла взять в руки автомат.


Абдумуталиб Ганиев. Фото ИА «Фергана.Ру»

– Помимо педагогической работы, я заодно и председатель махаллинского комитета Мулдон, – продолжает Абдумуталиб Ганиев. – Часто разносил приглашения на субботники. Все члены семьи Мухтасархон в общественных мероприятиях участвовали активно. Посмотрев по телевидению сюжет об инциденте в Чилдухтароне, я не мог поверить своим глазам... В Таджикистане массовая безработица. Есть много уязвимых семей. Внешние силы вербуют молодых ребят и девушек, оказывают им финансовую помощь и подталкивают к совершению преступлений. Была бы работа, все бы занялись своим любимым делом. Мухтасархон с двумя малолетними детьми нигде не работала.

Вопросы без ответов

Теперь, когда родители и брат Мухтасархон задержаны и дают показания, закрытым остался один простой и печальный вопрос: с кем находятся ее дети? Никто из числа наших собеседников не смог ответить. Но нам все-таки удалось поговорить с соседом семьи Мирамоновых – сотрудником банка «Арванд» Исфары Зулфикором Абдухалимовым.

– В начале девяностых годов, когда Мухтасархон училась, я тоже вел занятия в ее школе, – говорит Зулфикор. – Насколько я знаю, она училась до девятого класса. Училась неплохо. Семья Мирамоновых имела добрые отношения с соседями. Я просто шокирован таким поворотом событий и не представляю, как такая скромная девушка могла пойти на столь крайний шаг - самоуничтожение.

На вопрос о том, довелось ли ему участвовать в свадебных торжествах семьи Мирамоновых, в частности, свадьбе Мухтасархон – с Расулом или с Насимом, Зулфикор ответил: «Они проводились в кругу семьи, без гостей».

К сожалению, нам не удалось найти директора школы, чтобы подробнее поговорить о Мухтасархон.

– Он тоже все равно не знает годы ее учебы, – подсказывают мне учителя. – Он работает здесь всего два года.

На каждого Моисея есть свой Фараон

Нам удалось поговорить с главным проповедником соборной мечети «Ходжиён» города Исфары 44-летним кори (титул человека, знающего наизусть Коран) Насруллахом Азизовым – выпускником Исламского института имени Имама Тирмизи, членом совета улемов и соучредителем Исламского центра Таджикистана. По его словам, для предотвращения вторжения экстремистских групп прежде всего надо вести широкую разъяснительную кампанию среди населения страны. Чтобы люди знали истины ислама, например, о том, что запрещается делиться по группировкам и политическим религиозным течениям. Надо вводить преподавание предмета «Познание ислама» хотя бы с пятого класса и привлекать к учебному процессу проповедников соборных мечетей. В тех случаях, когда человек получает знание об истинном исламе, вербовать его в другие радикальные течения станет сложнее.


Насруллах Азизов. Фото ИА «Фергана.Ру»

– То, что творится в Таджикистане, – говорит Кори Насруллах Азизов, - совершаются один за другим террористические акты, люди взрывают здания, себя, окружающих – это работа внешних сил. Коран строго запрещает проливать кровь безвинных людей, осуждает самоубийц, считая их неверными.

– Почему террористические организации так часто выбирают Исфару?

– Абсолютное большинство населения Исфары – истинные верующие. Об этом знают все, в том числе наши враги. Поэтому не зря наш пророк говорит: «На каждого Моисея есть свой Фараон».

– Что вы скажете о тех гражданах, которые предпочитают обучаться в учебных религиозных учреждениях других стран?

– Когда человек не находит ответы на свои вопросы, он обращается к другим более авторитетным источникам, – говорит Кори Насруллах. – Были времена, когда число знатоков ислама в регионах было ограничено. И молодые верующие были вынуждены ехать в третьи страны, чтобы получать знания по исламу. Теперь богословы-теологи Таджикистана по знаниям не уступают своим коллегам из других государств и готовы передавать их всем желающим. Тем более что за границей есть много частных школ, где, помимо частичного обучения канонам ислама, обучают и основам диверсионно-подрывных действий.

– У нас в последнее время создаются искусственные барьеры – детям не дают посещать мечети, девушкам запрещают ходить на занятия. Это так?

– Запретом ношения бороды, посещения мечети для совершения молитвы либо посещением школы в хиджабе-русари (мусульманский платок) проблему экстремизма не решить.

– И всё же почему исфаринцев вербуют чаще остальных?

– Роль играет натура нашего наивного, простодушного народа. В ход идут демагогические лозунги, вроде «служба и борьба во имя Аллаха!». Не надо забывать, что «Хизб ут-Тахрир», и «Исламское движение Узбекистана/Туркестана», «Салафия», «Байат» имеют крупные источники финансирования из-за рубежа.


Исфара — приграничный район, за этими горами - Кыргызстан. Фото ИА «Фергана.Ру»

«Террористы ленивые. Они не хотят работать»

Мне довелось поговорить на улицах Исфары со многими простыми гражданами, которые далеки от политики. Вот что заявил 76-летний Ахадбой Аюбов:

– То, что творят террористы, не входит в рамки никакой логики. Они, с одной стороны, призывают людей к исламу, братству, уважению друг к другу, но при этом совершают погромы, взрывы, убийства. Их место в седьмом круге ада. Террористы и самоубийцы - просто тунеядцы и бездельники, которые в своей жизни не принесли никакого добра людям. Их нельзя считать людьми. Они умеют только разрушать, что свойственно варварам.

Тилав Расул-заде
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments