Focus on the beautiful things in life (ukhudshanskiy) wrote in rus_vopros,
Focus on the beautiful things in life
ukhudshanskiy
rus_vopros

Category:

Андрей Пигалин «Ночной инсульт»

Автор рассказа руководитель сосудистого центра Йошкар-Олинской городской больницы Андрей Пигалин.

Этого деда скорая привезла под утро. «Скорачи» деловито скатив каталку на пандус, завезли деда в приемник.

– Здрасьте! – фельдшер скорой улыбнулся дежурной сестричке, – принимайте. На этот раз «ночной» инсульт вам подкидываем…
Следом, в дверь вкатили каталку с дедом. Тот лежал, накрытый синим одеялом по самые глаза, и с какой-то обреченностью таращился в больничный потолок.

В спину фельдшера скорой раздалось:
– Доброе утро, чем порадовали?
Фельдшер повернулся на голос. Перед ним стояла молодая женщина, руки ее были заняты неврологическим молоточком.
– Инсульт, – начал рассказывать фельдшер, – произошел может часа четыре назад, может, чуть побольше.

Тут он посмотрел на свои часы и добавил:
– Дочь говорит, что когда последние ложились спать, а это было около часов двенадцати, дед был здоров и ни на что не жаловался. В четыре дочь проснулась от грохота в комнате деда. Забежала, глядь, а он на полу лежит, подняться сам не может. Вызвала нас. Доехали за десять минут, тут рядом было. При осмотре левые рука и нога – как плети, речь – смазанная, во рту словно непроглоченная каша. Остальное про него сама дочь расскажет. Она тут, за дверью ждет. Давление дома было сто шестьдесят на сто. Поставили катетер в вену, но снижать давление активно не стали. На подъезде сюда – такое же. По пути сатурация была девяносто шесть. Дали кислород, минут на пять – поднялась до девяносто восьми.

Врач подошла к каталке, откинула одеяло с груди и чуть наклонившись к деду, нараспев начала спрашивать:
– Здравствуйте. Как вас зовут?
Дед как бы нехотя повернул к ней голову и недовольно посмотрел.
– Как вас зовут? – повторила врач, поочередно поднимая его руки.
Тут дед попытался что-то сказать, но получилось невнятное, чем-то похожее на «ась-ась».
– Василий Василич его зовут, – донесся из коридора низкий женский голос. Врач повернулась. – Я дочь его.
– Зайдите сюда, пожалуйста, – попросила ее врач, и тут же добавила, обращаясь к «скорачам», – если все записали, езжайте. Оставляем у себя. Далее, уже обращаясь к медицинской сестре:
– Лаборантов сюда, а деда – на томограф.

Из венозного катетера в руке взяли кровь и деда тут же перекатили на томографию. «Скорачи» помогли медицинской сестре выкатить деда из кабинета и перекатили в соседний кабинет со значком радиации. Там, на «раз-два», деда переложили на массивный, на рельсах, стол томографа, и укатили с каталкой на выход. Закатив ее в машину, «скорачи» вернулись в фойе больницы. Там, у гардероба, стоял кофейный автомат. Вроде бы ничего особенного в нем не было, таких десятки по городу, но кофе выдавал самый вкусный!
– Ну, что, мне двойной эспрессо, Петровичу – «Американо», а ты, Настя, что будешь? – фельдшер обратился к напарнице.
– Я тоже эспрессо буду, только не двойной.

Купив напитки, «скорачи» двинулись к выходу, шлейфом оставляя в пустом больничном фойе густой аромат свежего кофе.
На томографе все прошло быстро: деда продержали минут пять, не больше, да и то со всеми перекладываниями на каталку. Еще через пару минут его уже вкатили в палату реанимации. И сразу все вокруг закрутилось-завертелось: деда быстро раздели, пресекая слабые попытки удержать на немощных чреслах бывшие когда-то черные, не раз стиранные, семейные трусы.

Между ног тут же поместили «утку». На грудь налепили датчики, на плечо намотали манжету тонометра, которая сразу зажужжала, стягивая плечо. На штатив рядом с кроватью поставили несколько шприцев с разными растворами. К деду подошла уже виденная им в приемнике врач, тут же подошли еще двое. Дед слышал их разговор, но вот ведь заковыка: слова они говорили вроде бы русские, да только вот понять он их никак не мог. Что такое «терапевтическое окно», «тромболизис», «реперфузия» дед не знал, но нутром чуял, что это все – про его судьбу. К деду подошел другой врач, молодой мужчина в хирургическом костюме, улыбнулся и доверчиво, как могут только чекисты и политработники, спросил:
– Дедушка, а дедушка, расписаться-то сможешь?
Дед согласно мыкнул и приподнял правую руку.
– Обожди. Сначала скажу, за что подпись ставить надобно. Есть у нас один метод, очень интересный. Вводим лекарство немецкое в вену и тромб рассасывается. Только вводить его можно в первые четыре с половиной часа. У тебя как раз на границе этого срока. Ну, что, согласен?
Дед чуть подумал и кивнул головой. «Нешто, нешто», – ободряюще прошамкал дед, искренне думая, что сказал: «Конечно, конечно!»

Начинался новый день. Солнце уже заглянуло в палату, по-хозяйски залив пол и стены теплым, казалось бы живым, светом. Пришла новая смена. Вскоре к задремавшему деду подошла целая вереница медиков, чем немного его обескуражила.
– Здравствуйте, Василий Васильевич. Как вы себя чувствуете, – улыбнулась моложавая женщина с рыжими волосами и карими, как спелые вишни, глазами. Народу обступило много, человек пять, не меньше. Среди всего сонма белых халатов дед высмотрел и принимавшую его ночью врача.
– Драсти, – вдруг проговорил дед и все заулыбались.
– Ну-ка, поднимите руки, Василий Васильевич, – попросила его рыжая. Дед, не думая, приподнял обе руки и, о чудо, левая поднялась тоже, но чуть отставала от правой.
– А теперь пальчиками пошевелите, – снова попросила та и, увидев, что дед шевелит пальцами, откинула одеяло, – а ноги сможете поднять?
Дед приподнял правую и, не опуская, попытался поднять левую, но левая слушалась неохотно. Дед поднатужился, желая блеснуть успехами, и с веселым стариковским шумом испортил воздух.
– Спасибо, – улыбнулась под всеобщее хихиканье рыжая. Подошедшая с другого бока сестричка улыбнулась:
– Молодец, дед, держи хвост пистолетом, – и запахнула одеяло.
– Итак, – донеслось до него, – мы видим ишемический атеротромботический инсульт в правой гемисфере с левосторонним гемипарезом. Пациент поступил на исходе «терапевтического окна». Был выполнен системный тромболизис с эффектом. Что у него из назначений? Так, давайте его на МРТ. И сегодня же начинайте присаживать.
Дед мало чего понял из сказанного, но то, что левая рука и нога стали чуток действовать, ободрило его. Ночной недосып сказался, и дед незаметно для себя задремал. Солнечный лучик облизнул его сморщенное как печеное яблоко лицо. Дед улыбнулся чему-то, и, причмокнув губами, заснул.

Часть 2
https://www.marpravda.ru/news/medicina-i-zdorove/rasskaz-rukovoditelya-sosudistogo-tsentra-mariy-el-nochnoy-insult-chast-vtoraya/

Часть 3
https://www.marpravda.ru/news/medicina-i-zdorove/rasskaz-rukovoditelya-sosudistogo-tsentra-mariy-el-nochnoy-insult-chast-tretya-okonchanie/

Tags: Марий Эл, здравоохранение, литература
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments