nngan (nngan) wrote in rus_vopros,
nngan
nngan
rus_vopros

Categories:

Экономическая реформа Адольфа Гитлера (1/2)

Originally posted by nngan at Экономическая реформа Адольфа Гитлера (1/2)

Хотя "Новый курс" Рузвельта помог лишь незначительно, программа Третьего Рейха оказалась гораздо более целенаправленной и на редкость эффективной. В течение трех лет безработица была искоренена, а экономика Германии процветала. И хотя борьба Рузвельта с депрессией широко известна, замечательный рассказ о том как Гитлер радикальным образом искоренил кризис не получил широкой оценки и понимания. Предлагаемый материал призван отчасти восполнить этот информационный пробел..

Originally posted by reich_erwacht at Экономическая реформа Адольфа Гитлера

Великолепное исследование американского Institute for Historical Review раскрывает все детали экономических, социальных и культурных преобразований канцлера Третьего Рейха



Марк Вебер

Чтобы разобраться с массовой безработицей и экономическим параличом Великой Депрессии, как власти США, так и власти Германии запустили инновационные и амбициозные программы. Хотя "Новый курс" Рузвельта помог лишь незначительно, программа Третьего Рейха оказалась гораздо более целенаправленной и на редкость эффективной. В течение трех лет безработица была искоренена, а экономика Германии процветала. И хотя борьба Рузвельта с депрессией широко известна, замечательный рассказ о том как Гитлер взял и искоренил кризис не получил широкой оценки и понимания.

Адольф Гитлер стал канцлером Германии 30 января 1933. Несколько недель спустя, 4 марта, Франклин Рузвельт вступил в должность президента Соединенных Штатов. Каждый из них остался главой государства на очередные двенадцать лет — до апреля 1945, незадолго до окончания Второй Мировой войны в Европе. В начале 1933 года промышленное производство в каждой из стран упало приблизительно на половину того, что было в 1929 году. Каждый из лидеров быстро запустил новые инициативы по противодействию экономическому кризису, прежде всего стараясь устранить бедствия массовой безработицы. И хотя есть некоторые поразительные сходства между усилиями двух правительств, результаты были очень разными.

Одним из самых влиятельных и читаемых американских экономистов ХХ века является Джон Кеннет Гэлбрейт. Он был советником нескольких президентов, и некоторое время служил послом США в Индии. Он был автором нескольких десятков книг, и в течение многих лет преподавал экономику в Гарвардском университете. Что касается Германии, то Гэлбрейт писал: "...ликвидация безработицы в Германии в годы Великой Депрессии без инфляции — и с первоначальной опорой на общественные мероприятия — было выдающимся достижением. Его практически не заметили. Мнение, что Гитлер не мог сделать ничего хорошего для экономики, было более правдоподобно, чем все остальное".

Гитлеровский режим, продолжает Гэлбрейт, задействовал "внушительные кредиты для государственных расходов, и поначалу это были в основном общественные работы — строительство железных дорог, каналов, жилья, автобанов. Результат был гораздо более эффективным в плане снижения безработицы, чем в любой другой стране."[1] (см. список литературы в конце) "Позже он также написал, "Безработица в Германии исчерпана. К 1936 году высокий доход поднял цены... Германия, в конце тридцатых годов, была при полной занятости и стабильных ценах. В мире экономики было совершено уникальное достижение."[2] — отметил экономист, "признавая, что стремительное приближение к полной занятости возможно только в случае контроля заработной платы и цен. То, что страна, угнетаемая до этого экономическим бедствием, так поддержала Гитлера, как это сделали американцы, поддерживая Рузвельта, не удивительно".[3]

Другие страны, писал Гэлбрэйт, не поняли и не учились на немецком опыте: "Немецкий пример был поучителен, но не убедителен. Британские и американские консерваторы смотрели на нацистскую экономическую систему как на ересь — постоянные расходы и кредиты — все они предсказывали скорый крах… И американские либералы, и британские социалисты смотрели на репрессии, СА, концентрационные лагеря, ораторское искусство Гитлера и полностью проигнорировали экономику. Ничто хорошее [верили они], даже полная занятость, не могут исходить от Гитлера".[4]

Спустя два дня после вступления в должность канцлера Гитлер обратился к стране по радио. Хотя он и другие лидеры НСДАП ясно дали понять их намерение реорганизовать национальную, социальную, политическую, культурную и образовательную жизнь в соответствии с Национал-социалистическими принципами, все знали, что, с приблизительно шестью миллионами безработными народное хозяйство находится в параличе, и приоритет состоял в том, чтобы восстановить национальную экономическую жизнь, прежде всего занявшись безработицей и обеспечив людей работой.

"Страдание наших людей ужасно созерцать!", — сказал Гитлер в этой речи при вступлении в должность.[5] "Наряду с голодными безработными миллионами промышленных рабочих мы имеем обнищание всего среднего класса и ремесленников. Если этот крах дойдет и до немецких фермеров, то мы столкнемся с катастрофой невиданного масштаба. Это было бы не только крахом страны, но и наследия человеческой культуры и цивилизации сроком более 2000 лет…"

Гитлер сказал, "...решит важную задачу реорганизации нашей национальной экономики посредством двух четырехлетних планов. Немецкий фермер должен быть спасен, чтобы поддержать поставку продовольствия и, в последствии, национальный жизненный фонд. Немецкий рабочий будет спасен от краха всеобъемлющим наступлением на безработицу". "В течение четырех лет", обещал он, "безработица должна быть решительно преодолена…, у марксистских партий и их союзников было 14 лет, чтобы показать то, что они могут сделать. Результат — куча руин. Теперь, народ Германии, дайте нам четыре года и затем судите нас!"

Отклоняя непрактичные экономические взгляды некоторых радикальных активистов своей партии, Гитлер обратился к людям, доказавшим свои способности и компетентность. Прежде всего он включил в список помощь Ялмара Шахта, выдающегося банкира и финансиста с впечатляющим опытом и в частном бизнесе и в государственной службе. Даже при том, что Шахт не был, конечно, никаким Национал-социалистом, Гитлер назначил его президентом Центрального банка Германии, Рейхсбанка, и затем министром экономики. (затем Шахт захотел больше власти, и Гитлер устранил его влияние, передав финансовую систему государству, тем самым обезопасив Германию от международного влияния и зависимости финансового интернационала — прим. reich_erwacht; еще одно прим. см. в конце).

После взятия власти, пишет профессор Джон Гаррэти, выдающийся американский историк, Гитлер и его новое правительство "немедленно начали всеобщее наступление на безработицу… Они стимулировали частную промышленность через субсидии и налоговые платежи, поощряя потребительские расходы такими средствами как брачные кредиты, а также реализуя крупную программу общественных работ, которая создала автобаны [систему шоссе], жилье, железные дороги".[6]

Новые лидеры режима также преуспели в том, чтобы убедить немцев, настроенных раньше скептически и даже враждебно, своей искренностью и организаторскими способностями. Это созданное доверие и уверенность, которые в свою очередь поощрили бизнесменов вкладывать свой капитал, а потребителей тратить свои деньги и без опаски смотреть в будущее. Гитлер и его Национал-социалистическое правительство победили безработицу в течение четырех лет. Число безработных было сокращено с шести миллионов в начале 1933, когда Гитлер только пришел к власти, до одного миллион в 1936.[7] Уровень безработицы упал так быстро, что к 1937-38 году в стране был трудовой дефицит.[8]

Для большой массы немцев заработная плата постоянно росла, а условия труда улучшались. С 1932 до 1938 реальный еженедельный доход увеличился на 21 процент. Если принять во внимание налог и страховые отчисления, то увеличение реального еженедельного дохода во время этого периода составляло 14 процентов. В то же время арендные платы остались стабильными, и было относительное снижение затрат на свет и отопление. Цены фактически уменьшились для некоторых товаров народного потребления, таких как электроприборы, часы, а также для некоторых продуктов. «Потребительские цены повысились по среднему годовому показателю всего на 1,2 процента между 1933 и 1939, — отмечает британский историк Найэл Фергюсон. — Это означало, что немецкие рабочие были более обеспечены в реальных, а также номинальных выражениях: между 1933 и 1938 годом, еженедельно чистый доход (после уплаты налога) повысился на 22 процента, в то время как прожиточный минимум повысился всего на семь процентов». Даже после внезапного начала войны в сентябре 1939, доход рабочих продолжал повышаться. К 1943 средний почасовый доход немецких рабочих повысился на 25 процентов, и еженедельный доход на 41 процент.[9]

«Нормальный» рабочий день для большинства немцев составлял восемь часов, и плата за сверхурочную работу была щедра.[10] В дополнение к более высокой заработной плате преимущества включали заметное улучшение условий труда, таких как охрана здоровья и производственная безопасность, столовые с горячей едой, стадионы, парки, театры и концерты, выставки, спортивные состязания, танцы, курсы обучения для взрослых и туризм.[11] Уже существующая сеть программ социального обеспечения, включая страховку старости и программу национального здравоохранения, была расширена.

Гитлер хотел, чтобы у немцев был "максимально возможный уровень жизни", сказал он в интервью с американским журналистом в начале 1934 года. "По моему мнению, американцы правы в своем нежелании обеспечить всех всем возможным, американцы скорее поддерживают принцип лестницы. Однако каждому человеку нужно предоставить возможность взобраться по этой лестнице".[12] В соответствии с этой перспективой, правительство Гитлера способствовало предоставлению широких возможностей улучшить себя и продвинуться. Профессор Гаррэти отмечает: "Это не подлежит обсуждению, что нацисты поощрили рабочий класс социально-экономическая подвижностью". Чтобы поощрить приобретение новых навыков, правительство значительно расширило программы профессионального обучения и предложило щедрые стимулы для дальнейшего продвижения рабочих.[13]

"При Национал-социалистической идеологии, — пишет историк Джон Гаррэти, — режим был склонен благосклонно относиться к обычному немцу. У рабочих… было собственное место в системе". В соответствии с этим режим предоставил дополнительные льготы рабочим, которые включали субсидированное жилье, недорогие экскурсии, спортивные программы и более приятные условия работы.[14]

В подробной и критической биографии Гитлера историк Джоаким Фест признал: "Режим настоял, чтобы не было диктата одного социального класса над другими, необходимо предоставлять всем классам возможность совершенствоваться, это фактически продемонстрировало классовый нейтралитет нацистов… Эти меры действительно были прорывом в сравнении со через старыми социальными структурами. Они ощутимо улучшили материальное положение большой части населения".[15]

Несколько цифр дают общее представление о том как улучшалось качество жизни. По сравнению с 1932 годом в 1938 году продовольственное потребление увеличилось на одну шестую, текстильный товарооборот вырос больше чем на четверть, а продажа мебели и предметов домашнего обихода на 50 процентов.[16] В эпоху довоенного времени винное потребление повысилось на 50 процентов, а потребление шампанского увеличилось впятеро.[17] Между 1932 и 1938 годом объем туристических перевозок более чем удвоился.[18] Немецкое производство автомашин, которое включало автомобили, сделанные Фордом и Opel, удвоилось за пять лет 1932—1937, в то время как экспорт автомашин из Германии увеличился восьмикратно. Количество авиапассажиров в Германии более чем утроилось с 1933 до 1937.[19]

Немецкий бизнес возродился и процветал. В течение первых четырех лет Национал-cоциалистической эры увеличилась в четыре раза чистая прибыль крупных корпораций, а предпринимательский доход повысился почти на 50 процентов.[20] Между 1933 и 1938, отмечает историк Найэл Фергюсон, «валовой внутренний продукт Германии вырос, в среднем, на одиннадцать процентов в год», без значительного увеличения уровня инфляции.[21] "Дело состояло в том, чтобы все сделать еще лучше", пишет еврейский историк Рихард Грунбергер в своем детальном труде, "The Twelve-Year Reich". "За эти три года, между 1942 и 1939 годом, немецкая промышленность расширилась так, как за предыдущие 50 лет".[20]

Хотя немецкие компании процветали и управляли своей прибылью, согласно закону она все еще оставалась ограниченной.[21] В начале 1934 года дивиденды для акционеров немецких корпораций ограничивались шестью процентами ежегодно. Нераспределенную прибыль инвестировали в государственные облигации Рейха, у которых была годовая доходность процентов шести процентов, а затем, после 1935 года, четыре с половиной процента. Эта политика имела предсказуемый эффект корпоративного реинвестирования и самофинансирования, таким образом сокращая объемы кредитования у банков и, более глобально, уменьшая влияние коммерческого капитала.[22]

Ставки налога на корпорации постоянно поднимались, от 20 процентов в 1934 до 25 процентов в 1936 и к 40 процентам в 1939-40. Руководители немецких компаний могли предоставить премии менеджерам, но только если они были непосредственно пропорциональны прибыли.[23]

Между 1934 и 1938 гг. налогооблагаемый доход немецких бизнесменов увеличился на 148 процентов, а полный налоговый объем увеличился во время этого периода на 232 процента. Число налогоплательщиков подоходного налога — тех, которые зарабатывают больше чем 100 тыс. марок ежегодно — увеличилось во время этого периода на 445 процентов. (В отличие от этого число налогоплательщиков самого низкого уровня дохода — тех, которые зарабатывают меньше чем 1500 марок ежегодно — увеличилось только на пять процентов.)[24]

Налогообложение в Национал-социалистической Германии было «резко прогрессивным» с большого дохода, платили пропорционально больше, чем те, кто имел более низкий доход. Между 1934 и 1938 гг. средняя налоговая ставка на доходы больше чем 100 тыс. марок повысилась с 37,4 процента до 38,2 процента. В 1938 немцы с низким налоговым бременем составляли 49% населения и 14% национального дохода, но заплатили только 4,7% общих налоговых поступлений. Те, кто находился в самой высокой доходной категории, кто составлял всего один процент населения, но обеспечивал 21% дохода, несли 45% налогового бремени.[25]

Евреи составили приблизительно один процент общей численности населения Германии, когда Гитлер пришел к власти. В то время как новое правительство быстро предпринимало меры, чтобы устранить их из национальной политической и культурной жизни, евреям разрешили "существовать" в экономической жизни в течение нескольких лет. Фактически, много евреев извлекли выгоду из мер по экономическому возрождению. В июне 1933, например, Гитлер одобрил крупномасштабные правительственные инвестиции, 14,5 миллионов марок, в еврейскую фирму Hertie, берлинскую сеть универмагов. Это было сделано, чтобы предотвратить крушение крупной фирмы, и, прежде всего, увольнения ее 14 тыс. сотрудников.[26]

Профессор Гордон Крэйг, который в течение многих лет преподавал историю в Стэнфордском университете, указывает: "В розничной торговле и текстильной промышленности, еврейские фирмы продолжали работать с определенной пользой до 1938 и в Берлине, и в Гамбурге. В финансовой области никаких серьезных ограничений не было установлено для деятельности еврейских фирм на Берлинской Фондовой биржеб и до 1937 банки Мендельсона, Блейхродера, Арнольда, Дрейфуса, Штрауса, Варберга, Офхэюзра, и Беренса были все еще на плаву".[27] Спустя пять лет после того как Гитлер пришел к власти еврейская роль в деловой жизни была все еще значительной, и евреи все еще держали значительные активы недвижимости, особенно в Берлине. Это изменилось в 1938 году, и к концу года все 1939 евреев были удалены из немецкой экономической жизни.

Уровень преступности Германии упал в течение правления Гитлера, со значительными падениями уровней убийства, грабежа, воровства, растрат и мелкого воровства.[28]

Улучшение здравоохранения и общих перспектив немцев произвело на многих иностранцев сильное впечатление. "Младенческая смертность была серьезно уменьшена и стала значительно ниже по сравнению с Великобританией", написал сэр Арнольд Уилсон, который посетил Германию семь раз после того как Гитлер пришел к власти. "Туберкулез и другие болезни практически исчезли. У уголовных судов никогда не было так мало работы, а в тюрьмах никогда не было столь немного граждан. Это — удовольствие наблюдать немецкую молодежь. Даже самые бедные люди были лучше одеты, чем раньше, а их веселые лица свидетельствуют о заметном психологическом воодушевлении, которое было вызвано происходящими событиями".[29]

Улучшенное психологическо-эмоциональное состояние немцев во время этого периода было также отмечено социальным историком Рихардом Грунбергером. "Не может быть сомнений", писал он, "Эта [Национал-социалистическая] власть породила широко распространенное улучшение эмоционального здоровья; и это не было только результатом экономического подъема, но и национальной идентификации многих немцев".[30]

Австрия испытала подъем после того как она присоединилась к немецкому Рейху в марте 1938. Немедленно после Аншлюса чиновники принялись устранять социальное бедствие и оживлять неэффективную экономику. Инвестиции, промышленное производство, жилищное строительство, потребительские расходы, туризм и уровень жизни повысились также быстро, как и в Рейхе. Между июнем и одним только декабрем 1938, еженедельный доход промышленных рабочих Австрии повысился на девять процентов. Успех Национал-социалистического режима в устранении безработицы был так быстр, что американский историк Эван Берр Буки был тронут этим, и назвал это "одним из самых замечательных успехов в развитии экономики в современной истории". Уровень безработицы в Австрии понизился от 21,7% в 1937 году до 3,2% в 1939. Австрийский ВНП повысился на 12,8% в 1938, и на 13,3% в 1939 году.[31]

Важный момент состоял в резком увеличении уровня рождаемости. В течение года после того как Гитлер пришел к власти немецкий уровень рождаемости подскочил на 22 процента. Этот уровень рождаемости оставался высоким даже в 1944 — за год до окончания Второй мировой войны.[32] С точки зрения историка Джона Лукэкса, этот скачок в уровне рождаемости был выражением "оптимизма и уверенности" немцев во время правления Гитлера. "В 1938 и 1939, самое высокое количество браков во всей Европе было зарегистрировано в Германии, обойдя даже 'продуктивные' народы Восточной Европы. Феноменальное повышение немецкого уровня рождаемости в тридцатых было еще более бурным, чем повышение количества браков."[33] "Национал-социалистическая Германия, первая среди стран, населенных белыми, преуспела в том, чтобы достигнуть увеличения населения, — отмечает выдающийся американский историк шотландского происхождения Гордон А. Крэйг, — с резким повышением уровня рождаемости после того как Гитлер пришел к власти и устойчивым ростом в последующие годы.[34]

В длинном обращении к Рейхстагу в начале 1937 года Гитлер вспомнил те обещания, которые он дал, когда его правительство приняло власть. Он также объяснил принципы, на которых его политика базировалась, и обобщил то, что было достигнуто за четыре года.[35] "…Те, кто говорит о 'демократических государствах' и 'диктатурах', — сказал он, — просто не понимают, что та революция, которая произошла в этой стране, результаты которой можно считать демократичными в самом высоком смысле слова, если у демократии есть какое-либо реальное значение… Национал-социалистическая революция не нацелилась на превращение привилегированного класса в класс, который не будет иметь никаких прав в будущем. Ее цель состояла в том, чтобы дать равные права тем, кто не имел никаких прав… Наша цель состояла в том, чтобы позволить немцам быть активными, не только в экономическом, но также и в политическом плане. В течение прошлых четырех лет мы увеличили немецкое производство во всех областях до невиданных высот. И это увеличение было выгодно всем немцам".

В другом обращении, два года спустя, Гитлер говорил кратко об успехе в развитии экономики его режима: "Я преодолел хаос в Германии, поднял производство во всех областях нашего народного хозяйства, поощрил новые изобретения, построил дороги и каналы, создал гигантские фабрики, и в то же время пытался дать образование и культуру нашим людям для развития нашего общества. Я преуспел в том, чтобы найти полезную работу для всех семи миллионов безработных, оставил немецкого фермера на его земле, несмотря на все трудности, восстановил процветающую ныне немецкую торговлю, и дал толчок движению к самому большому".[36]

Часто утверждается, даже некоторыми уважаемыми учеными, что успех Гитлера в восстановлении национальной экономической системы базировался в основном на правительственных расходах для перевооружения и подготовке к войне. Это — миф. Поскольку известный британский историк А. Дж. П. Тейлор отметил: "Восстановление экономики Германии, которое было завершено к 1936, не опиралось на перевооружение; это было вызвано главным образом щедрыми расходами на общественные работы, особенно на автобаны, и эти расходы на общественные нужды стимулировали также частные расходы... Гитлер фактически экономил на вооружении. Таким образом, как это ни парадоксально, в то время как почти все остальные страны в Европе ожидали большую войну, Гитлер ее не планировал".[37]

Американский историк Джон Гаррэти сравнил американские и немецкие действия в ответ на Великую Депрессию в широко обсуждавшейся статье, опубликованной в American Historical Review. Он написал: "Эти два движения [то есть, в США и в Германии], тем не менее, реагировали на Великую Депрессию похожими способами, отличными от других промышленных стран. Из этих двух нацисты были более успешным в устранении экономических бед 1930-х. Они свели к нулю безработицу и стимулировали промышленное производство быстрее, чем американцы, решили свои финансовые и торговые проблемы более успешно. Это произошло, потому что нацисты использовали дефицитную систему, финансировали общественные работы в более крупном масштабе и частично потому что их тоталитарная система предоставила лучшие системы мобилизации общества. К 1936 Депрессия закончилась в Германии, а в Соединенных Штатах продолжалась."[38]

Фактически уровень безработицы в Соединенных Штатах остался высоким, пока стимуляция крупномасштабного военного производства не утвердилась окончательно. К марту 1940 американский уровень безработицы был все еще почти 15 процентов рабочей силы. Именно подготовка к войне, а не программа "Нового курса Рузвельта", должна была наконец принести полную занятость.[39]

Профессор Вильгельм Лойхтенбург, выдающийся американский историк, известный больше всего своими книгами о жизни и карьере Франклина Рузвельта, подвел итог президентского курса: "Новый курс оставил много проблем нерешенными и даже создал некоторые новые... Курс никогда не демонстрировал то, что мог достигнуть процветания в мирное время. Уже в 1941 году, число безработных все еще составляло шесть миллионов, и только в 1943 году безработные исчезли".[40]

Окончание следует.


Subscribe

promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments