nngan (nngan) wrote in rus_vopros,
nngan
nngan
rus_vopros

Category:

Нвмчцы: Анастасия Гендрикова и гоф-лектриса Шнейдер. 1918†

Originally posted by nngan at Нвмчцы: Анастасия Гендрикова и гоф-лектриса Шнейдер. 1918†
Она стала на истинный путь служения любви во Христе, который привел ее к мученическому, но желанному ею венцу за Тех, кому она окончательно отдала свою душу на земле....
.
Originally posted by svidetel at Нвмчцы: Анастасия Гендрикова гфлеклектресса Шнейдер. 1918†

В своих дневниках, обращаясь к своей матери, как к живой, она писала в 1916 году:

"Во всем, Ангел мой, я чувствую действие твоих молитв обо мне. Я опять нашла свою прежнюю Царицу, опять тем Ангелом Утешителем, которым она была для тебя в первые годы после смерти папы... Мне в душу запала мысль, которую она мне сегодня сказала: чтобы тот опыт страдания, который Господь мне послал в тебе и через тебя, я бы употребила на радость и утешение другим. Может быть, в этом должна быть цель, назначенная мне Богом".

Вся последующая жизнь Анастасии Васильевны озарилась высоким светом самоотверженной работы и деятельности для других людей. Она пошла по пути мысли, заложенной в ее духовном мiросознании Государыней, не по чувству долга или обязанности, а потому, что уже иначе она не могла и мыслить. Все более и более в ней стало крепнуть душевное спокойствие, равновесие чувств, ясность мысли и добровольная покорность перед Волей Божией.

Она стала на истинный путь служения любви во Христе, который привел ее к мученическому, но желанному ею венцу за Тех, кому она окончательно отдала свою душу на земле.

После ареста членов Царской Семьи Анастасия Васильевна поехала вместе с ними в ссылку в Тобольск. Последняя запись в дневнике Анастасии Васильевны, посвященная матери, кончается словами:

"Я знаю, что ты везде будешь со мной, будешь вести меня по тому пути, по которому я должна идти, и я закрываю глаза, отдаюсь всецело, без сомнения и вопросов, или ропота в руки Божий, с доверием и любовью, и знаю, что ты умолишь Бога поддержать меня и в минуту смерти, или если мне еще будут испытания в жизни."

ЖИТИЕ

Анастасия Васильевна Гендрикова родилась в 1888 году в семье графа Василия Александровича Гендрикова и Софии Петровны Гагариной, близкой подруги Императрицы Александры Федоровны. Родоначальником рода Гендриковых в России считают Симона Гейнриха и Христину Скавронскую, сестру Императрицы Екатерины I. Детям от этого брака императрицей Елизаветой в 1742 году было пожаловано графское достоинство.

В 1910 году графиня Анастасия Васильевна Гендрикова была назначена фрейлиной Императрицы Александры Фёдоровны.


Фрейлина Двора Анастасия Васильевна Гендрикова

В 1912 году скончался Василий Александрович Гендриков, служивший при дворе гофмейстером — заведующим придворным штатом. Осенью 1916-го на руках у дочери умерла София Петровна, и Анастасия Васильевна осталась сиротой. Императрица Александра Федоровна с дочерьми присутствовала на панихиде. Романовы пригласили Анастасию Васильевну в Царское село.

В 1917-м, когда семья Николая II оказалась под домашним арестом, Анастасия Васильевна добровольно осталась в Царском Селе, а затем с немногочисленными слугами и друзьями дома также добровольно последовала за Царской Семьей в Тобольск.

В последующие месяцы она неизменно была с Царской Семьей. В Тобольске Анастасия Васильевна занималась русским с государыней и давала уроки истории Татьяне Николаевне. Там же она получила через своего брата, последнего орловского губернатора (Елец принадлежал к Орловской губернии) графа П. В. Гендрикова, стихи его друга и сослуживца по Кавалергардскому полку поэта Сергея Бехтеева, посвященные Великим княжнам Ольге и Татьяне, которые заботились о раненом Бехтееве в Царскосельском госпитале.

Вначале следующего года Царь, Царица и их дочь Мария были переведены в Екатеринбург. Больной Царевич Алексей и его старшие сестры остались в Тобольске до мая 1918 года. Анастасия Гендрикова поддерживала Ольгу и Татьяну, разделяя с ними обязанности сиделки при больном.

.
Анастасия Гендрикова (слева) и баронесса Буксгевден

20 июля графиню Гендрикову, Е. А. Шнейдер и камердинера Волкова под конвоем из Екатеринбурга привезли в Пермь. 4 сентября ночью заключенных под конвоем погнали вдоль Сибирского тракта. Пройдя несколько верст, конвоиры свернули с дороги. Волков, догадавшись, куда их ведут, бросился бежать через лес. Через два месяца скитаний он вышел к добровольческим формированиям. Остальных расстреляли.

7 мая 1919 года, когда город временно был занят частями Белой Армии, удалось разыскать тела убитых, и среди них — Анастасии Васильевны Гендриковой и Екатерины Адольфовны Шнейдер. 16 мая их похоронили в общей могиле на Ново-Смоленском кладбище. По случайному совпадению могила их оказалась как раз напротив окна камеры пермской губернской тюрьмы, в которой провели они последние дни своей земной жизни.


Крест на могиле А. Гендриковой и Е. Шнейдер в Перми

Петр Васильевич Гендриков, последний орловский губернатор, низложенный в марте 1917 года, умер в 1942 году в Париже. Жена его, О. Н. Звягинцева, пережила его на 50 лет и умерла в Париже в 1992 году.

.
Граф Петр Васильевич Гендриков с женой.
Фото 1914

СКОРБНЫЙ ПУТЬ И МУЧЕНИЧЕСКАЯ КОНЧИНА

Когда Августейшую Семью большевики перевезли в Екатеринбург и заключили в Ипатьевском доме, то одновременно, по распоряжению ВЦИК, графиню Анастасию Гендрикову, генерала Татищева, Е. А. Шнейдер и камердинера Волкова комиссар Мрачковский отобрал из общего состава свиты, приехавшей в Екатеринбург, и прямо с вокзала без багажа и вещей, отвез в Екатеринбургскую губернскую тюрьму.

Камердинеры Нагорный и Седнев, попавшие сначала в Ипатьевский дом, 5 мая были взяты из Ипатьевского дома и тоже доставлены в тюрьму. Арестованных разъединили: князь Долгоруков, заключенный в тюрьму еще с 30 апреля, сидел один в так называвшемся "секретном отделении".

Туда же отвели Татищева и Волкова, но посадили в камеру отдельно от Долгорукова. Анастасия Гендрикова и Е. А. Шнейдер были помещены в женском отделении в камере с Княгиней Еленой Петровной Сербской. Нагорного и Седнева заключили в общей камере тюрьмы, где содержались арестованные ЧК и откуда выводили только для расстрела. Заключенные были лишены вещей и денег. Режим к ним применялся тот же, как и для всех других арестантов, и единственное развлечение и времяпрепровождение заключалось в беседах и разговорах друг с другом и с другими такими же заключенными, ожидавшими своей участи.

20 июля, после убийства Царской Семьи, графиня Анастасия Гендрикова, гоф-лектриса Екатерина Адольфовна Шнейдер и камердинер Волков были отправлены под конвоем на вокзал и посажены в арестантский вагон. Сюда же была приведена Княгиня Елена Петровна Сербская с состоявшими при ней членами Сербской миссии и еще несколько других содержавшихся в тюрьме офицеров и "контрреволюционеров". Всего набралось 36 человек. 23 июля всех перечисленных лиц привезли в Пермь

В Перми графиню Анастасию Васильевну Гендрикову, Е. А. Шнейдер, Княгиню Елену Петровну с ее миссией и Волкова, по распоряжению Пермской ЧК за № 2172, отвели в Пермскую губернскую тюрьму, а остальных — в арестный дом.

Все три женщины были помещены в одной камере в женском отделении, а членов миссии и Волкова заключили в камерах мужского отделения. Администрация тюрьмы, куда были заключены Княгиня Сербская, графиня Анастасия Гендрикова и Е. А. Шнейдер, в пределах возможного, старалась облегчить заключенным женщинам их положение: разрешила приобретать изредка молоко и давала для чтения получавшиеся в тюрьме газеты. Графиня Анастасия Гендрикова проявила в тяжелом тюремном заключении наибольшую бодрость. Иногда она даже пела, дабы развлечь тоску сильно грустившей по мужу Княгини Елены Петровны.

Большой недостаток ощущался в белье: приходилось носить мужское тюремное белье, так как никаких своих вещей при заключенных не было. Все вещи Анастасии Гендриковой и Е. А. Шнейдер были отобраны у них еще в Екатеринбурге и хранились в помещении областного Совдепа (вещи при бегстве Советской власти из города были раскрадены как самими начальниками, так и различными мелкими служащими Совдепа).

Анастасия Васильевна Гендрикова — как глубоко религиозный человек — не боялась смерти и была готова к ней. Оставленные ею дневники, письма свидетельствуют о полном смирении перед Волей Божией и о готовности принять предназначенный Всевышним Творцом венец, как бы тяжел он ни был. Она убежденно верила в светлую загробную жизнь и в Воскресение в последний день, и в этой силе веры черпала жизненную бодрость, спокойствие духа и веселость нрава для других.

Отношением за № 2523, комитет ГубЧК потребовал присылки в арестный дом 4 сентября графини А. В. Гендриковой, Е. А. Шнейдер и камердинера Волкова.

В ночь с 3 на 4 сентября всех их собрали в конторе тюрьмы и предложили им захватить с собой вещи, какие у кого были.

Это дало повод Анастасии Васильевне высказать предположение, что их поведут на вокзал для перевозки в другое место. В конторе тюрьмы их передали под расписку конвоиру от комитета, по фамилии Кастров.

В Арестном доме, в комнате, в которую их ввели, было собрано еще 8 других арестованных (в том числе жена полковника Лебеткова и Егорова) и 32 вооруженных красноармейца во главе с начальником, одетым в матросскую форму.

Кончина: 1918
День: 4
Месяц: 9
Убита: Пермь (в окрестностях города)
Место захоронения: Пермь, Ново-Смоленское кладбище

В ночь с 20 на 21 августа ст.ст. (с 3 на 4 сентября н.ст.) всю партию в 11 человек (6 женщин и 5 мужчин) забрал матрос с конвоем и повел куда-то, сначала по городу, а затем на шоссе Сибирского тракта.

Была глухая ночь, лил дождь.

Все арестованные несли сами свои вещи, но, пройдя по шоссе версты 4, конвоиры стали вдруг любезно предлагать свои услуги — понести вещи: видимо, каждый старался заранее захватить добычу, чтобы потом не пришлось раздирать ее впотьмах, в сумятице, и делить с другими.

Свернули с шоссе и пошли по гатированной дороге к ассенизационным полям. Тут Волков понял, куда и на какое дело их ведут, и, сделав прыжок вбок через канаву, бросился бежать в лес и благополучно избег ожидавшей его участи.

Всех остальных привели к валу, разделявшему два обширных поля с нечистотами. Несчастных жертв поставили спиной к конвоирам и в упор сзади дали залп. Конвоиры стреляли не все, берегли патроны, многих били просто прикладами по головам.

С убитых сняли всю верхнюю одежду и в одном белье, разделив на две группы, сложили тут же в проточной канаве и присыпали тела немного землей, не более как на четверть аршина.

7 мая 1919 г., через 7 месяцев после убийства, когда в Пермь вернулась Белая Армия, тела Анастасии Васильевны Гендриковой и Екатерины Адольфовны Шнейдер были разысканы, откопаны и перевезены на Ново-Смоленское кладбище в Перми для погребения.

Перед погребением тела были подвергнуты судебно-медицинскому осмотру. Тело Е. А. Шнейдер находилось в стадии разложения, но еще достаточно сохранившимся для осмотра.

Тело графини Анастасии Васильевны Гендриковой еще совершенно не подверглось разложению: оно было крепкое, белое, а ногти давали даже розоватый оттенок. Следов пулевых ранений на теле не оказалось.

Смерть последовала от страшного удара прикладом в левую часть головы сзади: часть лобовой, височная, половина теменной костей были совершенно снесены и весь мозг из головы выпал. Но вся правая сторона головы и все лицо остались целы и сохранили полную узнаваемость.
Tags: антибольшевизм, новомученики, память, преступления, советчина
Subscribe

promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments