anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

ейск - немецкая администрация

Оригинал взят у gallago_75 в Ейск - немецкая администрация
Самый известный человек, живший в тот период в Ейске - это Иван Поддубный.


[читать далее в Руском Вопросе]




После того, как началась Великая Отечественная война, семидесятилетний Поддубный не захотел эвакуироваться из Ейска: «Куда бежать? Помирать скоро». У него и вправду стало побаливать сердце. Не доверяя лекарствам, он лечился настойками из степных кубанских трав. В августе 1942 года в Ейск вошли немцы, и в первые же дни оккупации его задержали сотрудники гестапо, увидевшие спокойно расхаживающего по улице старика в соломенной, в серой рубахе навыпуск и с орденом Трудового Красного Знамени, который Поддубный никогда не снимал. Из гестапо его вскоре выпустили, так как там его имя было хорошо известно. Более того, скоро он стал работать маркером в бильярдной, так как надо было кормить близких. Но поскольку рядом располагался бар, то нетрезвых игроков Поддубный вышвыривал за дверь бильярдной, выполняя таким образом роль и вышибалы. По воспоминаниям жителей Ейска: «Фрицы-дебоширы очень гордились тем, что сам Иван Великий выставляет их на улицу. Однажды к Поддубному приехал представитель немецкого командования, предлагал уехать в Германию, чтобы тренировать немецких спортсменов. Тот отказался и сказал: «Я - русский борец. Им и останусь». И это заявление сошло Поддубному с рук. Немцы преклонялись перед его силой и всемирной славой.

Когда в феврале 1943 года в Ейск вошли части Красной Армии, на Поддубного посыпались доносы. За Ивана Максимовича взялось НКВД, где провели обстоятельную проверку, но никаких фактов сотрудничества с фашистами не обнаружили. Что касается работы в бильярдной, то ее квалифицировали «как чисто коммерческое заведение». После освобождения Ейска Иван Максимович ездил по близлежащим воинским частям и госпиталям, выступал с воспоминаниями. Но время было нелегкое. Паек не мог даже в малой степени удовлетворить потребности могучего организма борца. Он написал в Ейский горсовет: «По книжке я получаю 500 граммов хлеба, которых мне не хватает. Я прошу добавить мне еще 200 граммов, чтобы я мог существовать. 15 октября 1943 года». Он просил помощи у Ворошилова, но ответа из Москвы так и не дождался. Он нередко приходил к директору ейского хлебозавода, и тот никогда не отказывал старику в куске хлеба. Если Поддубному присылали из Краснодара дополнительный сахарный паек на месяц, он съедал его за один день. Чтобы поддержать себя, носил в скупку одну за другой медали. Иногда от недоедания он сваливался в постель и лежал несколько дней, чтобы накопить сил. Было заметно, что постоянное ощущение голода, невозможность насытить свой организм, далеко не такой, как у всех, накладывали на него свою печать. После войны видели уже другого Поддубного: с опущенными плечами, с выражением грусти и обиды, застывшим на лице.

Один фельдшер рассказывал, что когда ставил Поддубному банки, то увидел, что спина у него была в страшных рубцах от ожогов. На вопрос об их происхождении молчаливый уравновешенный борец ответил: «Это меня Енгельс учил ленизму». Как выяснилось, Ивана Максимовича посадили в 1937 году в тюрьму Ростовского управления НКВД, где пытали электропаяльником, требуя назвать номера счетов и адреса иностранных банков, в которых он мог хранить свои сбережения. Через год его все же выпустили, после чего он говорил, что его арестовали за «язык» и за «паспорт». За «язык» его наказывали за рассказы о жизни людей в других странах. А с паспортом получилась следующая история. Поддубного записали «русским» и букву «и» в фамилии заменили на «о». Милиция обменять паспорт отказалась. Тогда он сам исправил в фамилии букву, зачеркнул слово «русский» и написал «украинец», за что его и посадили.

Но вернемся в Ейск времен немецкой администрации.
Из дневника В.Долженко.

Описывается участь моряков, участников боя в Широчанке. По словам очевидцев, многие погибли в море, некоторые сдались в плен, не успев отступить со своими. Убитых заставили хоронить широчанцев. Интересно указание, что у дороги в город после этого появилась братская могила, в которой закопали четырнадцать немцев – все потери противника в том бою.

Любопытно, что повальные грабежи произошли в Ейске и перед приходом немцев и вовремя оставления его немецкими войсками. Автор дневника указывает не только день, но и точное время, когда они начались: “22/I ...С утра еще не тянут, но народ чувствует предстоящую поживу и очень возбужден. Ходят с мешками, ведрами, корзинками и присматриваются, где бы лучше утянуть и что лучше, когда настанет, наконец, соответствующий момент. Часов в 10... женщины тянули столы, кровати...” Виктор Долженко рисует отвратительную картину разграбления винного склада. Причем, это происходило прямо во время погрузки немцами ящиков с вином в грузовики: “... народ хватал бутылки, били и здесь же пили”. Вначале немцы пытались бороться с грабежом, стреляли вверх, но затем и сами присоединились к пьющим. Эта совместная пьянка горожан со своими оккупантами закончилась тем, что “вечером вся молодежь и мужчины ходили навеселе”. Вечером же, по свидетельству Виктора Долженко, в городе начался самый настоящий погром. Очевидно, винные пары и сгустившаяся темнота поспособствовали развитию смелости у обычно робкого обывателя. Немцы, при всей их любви к порядку, грабежам не мешали – для них в эти дни главным было унести ноги. Произошло, правда, столкновение во время разгрома продовольственных складов. Их, уже горевшие и растасканные, оцепила полиция, и народ отогнали. При этом была ранена девочка.

Вряд ли можно говорить о безумной радости ейчан по поводу оккупации, но при чтении дневника создалось впечатление о лояльности населения. Об этом говорит и такая интересная запись в дневнике Виктора Долженко: “4/IX ... По радио выступал комендант города с благодарностью населению за хороший прием немецких войск, обещал, что немецкое командование постарается в будущем отблагодарить ейчан”.

Поведение некоторых ейчан дало повод автору дневника для иронии: “23/VIII. Был утром на базаре. Народу масса, но покупать, собственно говоря, нечего. Все поприоделись, особенно мужчины. Подоставали откуда-то допотопные фуражки, какие раньше носили зажиточные крестьяне, белые рубахи, пиджаки. Некоторые вырядились даже в фетровые шляпы. Оно и впрямь как-то неудобно называться “господами” и иметь не соответственный вид: уж куда ни шло, слово “товарищ” или “гражданин” не так звучит шикарно, и в этом звании церемониться с одеждой нечего”.

В дневнике Виктора Долженко не найти описаний зверств зондеркоманды СС или гестапо. Нет там и рассказов о жестокостях отдельных оккупантов.


Интересно описано первое общение Долженко с немцами: “Зашли во двор 2 немецких солдата. Увидели курей, спрашивают яйца. Им отвечают, что яиц нет. Не верят: как, мол, курей пять, а яичек нет, не может этого быть. Зовут их в комнату, показывают в столе 3 яичка. Они, не говоря ни слова, берут яички из ящика, кладут на стол 3 рубля, вежливо благодарят, так же вежливо прощаются и уходят”. О легендарном пристрастии немцев к “яйкам” автор пишет много. Яйца немцы старались выменивать на что угодно – давали за них мыло, сахарин, спички, зажигалки, табак. Обмен зачастую происходил вполне мирно и открыто: выходит немецкий солдат на торговую площадь, его окружают женщины и начинается обмен. Любопытны сцены мены, которая происходила в последние дни оккупации. На торговой площади, просто на улицах немцы обменивали у ейчан советские рубли на марки. Понятно, что с уходом немцев их валюта горожанам была уже не нужна, а солдаты пользовались случаем что-то получить вместо легко доставшихся, но бесполезных для них советских дензнаков. За одну марку немцы давали десять рублей.

В городе были открыты две православные церкви. Причем, по признанию Виктора Долженко, колокольный звон и пение церковной службы звучали очень необычно для уха человека, успевшего отвыкнуть от этого за годы советской власти. В дневнике есть интересная запись о том, что при одной из церквей был организован сбор средств для советских военнопленных, содержащихся в неких ростовских лагерях.


Дневник - http://yeisk-holiday.ru/doljenko







Tags: вторая гражданская
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments