anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

В.В.Акунов. Фрайкоры. Германские добровольческие отряды в 1918 – 1923 гг.. Глава 1 - часть 5/1/3

часть 5/1/4 -- http://rus-vopros.livejournal.com/4654762.html

Оригинал взят у wg_lj в В.В.Акунов. Фрайкоры. Германские добровольческие отряды в 1918 – 1923 гг.. Глава 1 - часть 3

6 января Густав Носке, в качестве чрезвычайного уполномоченного рейхспрезидента Эберта, был назначен главнокомандующим всеми добровольческими частями, а генерал фон Гофман, командир Гвардейского кавалерийского стрелкового корпуса, - его начальником штаба.
Чтобы спровоцировать на преждевременное выступление берлинских большевиков, копивших силы перед решительным ударом по правительству, 4 января 1919 г. по приказу Эберта был отрешен от должности полицей-президент Берлина Эмиль Эйхгорн, симпатизировавший красным. Дело в том, что после выхода оппозиционных Эберту "независимых социал-демократов" ("независимцев") из правительства, их сторнники, в порядке партийной дисциплины, начали повсеместно уходить с государственных постов и административных должностей. Однако глава берлинской полиции "независимец" Эйхгорн отказался уйти со своего поста8. Его поддержали левые "независимцы", берлинские "революционные старосты" и "спартаковцы" (как по старой памяти именовались немецкие коммунисты и сочувствующие). Был образован Ревком, который призвал к свержению правительства Эберта и объявил, что берет всю власть на себя. 5 и 6 января КПГ в знак протеста против правительственного распоряжения о смещении Эйхгорна организовала массовые беспорядки и демонстрации берлинских рабочих. 6 января была объявлена всегерманская политическая стачка. Революционные матросы и красногвардейцы захватили государственные военные склады и военные заводы в Шпандау и Виттенау. Теперь "спартаковцы" были в избытке снабжены оружием и боеприпасами. Костяк их сил составляли 3000 вооруженных до зубов красногвардейцев. Воодушевленные этим первым успехом, вожди берлинских революционеров во главе с представителями Центра КПГ - Карлом Либ-кнехтом и Розой Люксембург - приняли решение о начале вооруженной борьбы за свержение "контрреволюционного правительства" социал-демократов и захват власти в стиле РСДРП/ ВКП (б). Однако их призыв к насильственному свержению правительства Эберта-Шейдемана не нашел отклика у большинства германских рабочих, которые отказались бороться против социал-демократического правительства, поскольку считали его "своим".
8 См.: Пленков О. Ю. Мифы нации против мифов демократии; немецкая политическая традиция и нацизм. - СПб., 1997, с. 166.


Не было единства и в рядах самих "спартаковцев". Их ненадежные союзники -"независимые социал-демократы" - заколебались перед лицом угрозы полномасштабной гражданской войны "в русском стиле" и начали сепаратные переговоры с правительством, чем смутили рабочих, симпатизировавших "независимым". Однако маховик вооруженного восстания был уже запущен и не мог быть остановлен. Берлинские красногвардейцы захватили столичные вокзалы, дирекцию путей сообщения, полицей-президиум, издательства нескольких буржуазных и социал-демократических газет (включая редакцию главного печатного органа СДПГ - газеты "Форвертс"), почтамт, телеграф и телефонную станцию.
8 января добровольческие части белых перешли в наступление на захваченный красными Берлин. Министр Носке отдал добровольцам приказ о расстреле на месте всякого большевика, взятого с оружием в руках. Так он от имени правительства официально узаконил то, что левые не замедлили окрестить "белым террором". В Берлине развернулись форменные бои между добровольческими корпусами и "спартаковцами", уличные схватки с применением тяжелого оружия, танков, броневиков, артиллерии, минометов, огнеметов и сотен тяжелых пулеметов. Спартаковцы оказывали столь ожесточенное сопротивление, что белым добровольцам нередко приходилось отступать и переходить в очередное наступление только после основательной артиллерийской подготовки.
В поддержку берлинских спартаковцев были организованы коммунистические выступления в Брауншвейге, Дортмунде, Эрфурте, Галле, Гамбурге, Мюлыейме на Руре, Цвиккау. Многие Другие города были охвачены забастовками. Повсеместно проводились демонстрации. В рейнско-вестфальском и в верхне-силез-ском промышленных регионах разразилась забастовка шахтеров с требованием национализации шахт. В портовом городе Бремене восставшие провозгласили "Бременскую социалистическую республику" (подобная же "эпидемия" провозглашения бесчисленных "советских" и "социалистических" республик на территории одной страны была характерна и для периода гражданской войны в России!). Дрезден, Лейпциг, Мюнхен, Нюрнберг, Штутгарт и другие города стали ареной ожесточенных уличных сражений между вооруженными "пролетариями" и добровольческими корпусами. При этом "стрелка весов" постоянно колебалась. В Лейпциге спартаковскими боевиками были остановлены эшелоны правительственных войск, направлявшиеся в Берлин. Добровольцев разоружили под угрозой артиллерийского обстрела, многих офицеров убили или ранили. В ходе боев за Лейпциг погиб сбитый спартаковцами летчик лейтенант Бюхнер - один из наиболее прославленных германских асов первой мировой войны, имевший на своем боевом счету 44 уничтоженных вражеских самолета.
Однако постепенно чаша весов склонилась в сторону белых. Столица Германского рейха была постепенно очищена от инсургентов, и 12 января добровольцы перешли в наступление на последний оплот спартаковских боевиков - полицей-президиум (ГУВД) Берлина, взятый штурмом, с большими потерями. Первый удар Коминтерна по Германии был отражен. Потери сторон в боях за Берлин составили убитыми более 300 у спартаковцев, и 77 - у добровольцев.
Тем не менее, в Берлине, как ни в чем ни бывало, продолжал выходить центральный печатный орган КПГ - газета "Ди Роте Фане" ("Красное Знамя"), а Карл Либкнехт и Роза Люксембург продолжали выступать с речами перед революционными рабочими. Правда, им постоянно приходилось перебираться с квартиры на квартиру, однако они, несмотря на опасность, отказывались уехать из Берлина, надеясь взять реванш за январское поражение. Наконец, 15 января они были выслежены, схвачены добровольцами капитана Вальдемара фон Пабста9 из Гвардейской кавалерийской стрелковой дивизии и убиты при невыясненных до конца обстоятельствах.

9 Фон Пабст несколько лет прослужил в германских "охранных" колониальных войсках. Был близок к генералу Людендорфу. После успешного завершения операции по ликвидации Либкнехта и Люксембург служил в Потсдамской бригаде рейхсвера. В 1920 г. предпринял с ней неудачную попытку военного переворота - "марш на Берлин". Оказавшись без поддержки других воинских частей, бежал в Немецкую Австрию, где вместе с князем Штарембергом организовал первые отряды антикоммунистического "геймвера".


После этого Коммунистическую Партию Германии возглавил Пауль Леви. Хотя речь шла о ликвидации зачинщиков вооруженного антиправительственного мятежа в ходе обычной в военное время "зачистки", убийцы Либкнехта и Люксембург в мае 1919 г. предстали перед судом "буржуазного" государства (которое обезвреженные белыми добровольцами государственные преступники как раз и намеревались ликвидировать насильственным путем!) и были приговорены к разным срокам заключения - от двух лет до четырех месяцев тюрьмы (впрочем, шестерых обвиняемых оправдали за недоказанностью соучастия в совершении преступления). В то же время в красной России "в ответ на злодейское убийство товарищей Карла Либкнехта и Розы Люксембург германскими контрреволюционерами" был объявлен "беспощадный красный террор", жертвами которого пали тысячи невинных, но "классово чуждых" большевикам россиян, из которых никто заведомо не имел не только ни малейшего отношения к ликвидации вышеупомянутых "немецких товарищей", но и ни малейшего понятия об их существовании! Но что поделать - стражи "пролетарской" революции руководствовались, согласно их же собственным заявлениям, не "буржуазными" юридическими нормами, а соображениями "революционной целесообразности".
После подавления спартаковского мятежа и ареста в феврале 1919 г. скрывавшегося на тайной берлинской явке Карла Радека можно было не опасаться за то, что должный порядок при проведении выборов в Национальное собрание будет соблюден. Выборы благополучно состоялись 19 января, но на всякий случай добровольческими корпусами были приняты необходимые меры предосторожности. Перед избирательными участками была выставлена охрана в стальных касках, с огнестрельным оружием и ручными гранатами. Города патрулировались добровольческими частями, по улицам разъезжали автомобили с пулеметами, некоторые кварталы напоминали военный лагерь. Большинство голосов на выборах (54%) и 236 депутатских мест получили партии буржуазного лагеря (Партия Центра, Немецкая демократическая партия. Немецкая народная партия и несколько партий поменьше). Социал-демократы (СДПГ и НСДГЕГ) получили вместе 46% голосов и 187 мест в Национальном собрании. КПГ в выборах не участвовала (но не потому, что власти ей это запретили или поставили ее вне закона, а потому, что ясно понимала: "вариант матроса Железняка" в Германии не прошел, а честный выигрыш ей "не светит"). Большинство рабочих, при отсутствии террора со стороны красных боевиков, проголосовало за социал-демократов. Так германские белогвардейцы спасли демократию.
КПГ перешла к активной внепарламентской борьбе. Ее главными лозунгами в этой борьбе были:
1) обобществление крупной промышленности,
2) признание Советов (в которых было сильно коммунистическое влияние), обеспечение и расширение их прав,
3) отмена правительственного указа от 19 января 1919 г. о восстановлении единовластия офицеров в воинских частях (знакомая большевицкая тактика!) и об ограничении полномочий Советов солдатских депутатов,
4) роспуск добровольческих корпусов,
5) поголовное вооружение рабочего класса ("вооруженный народ вместо армии как орудия классового господства реакционной буржуазии").
Все это было обильно сдобрено обычной большевицкой социальной демагогией.
Социально-экономические требования германских коммунистов - как это ни парадоксально звучит! - могли бы быть осуществимы только в том случае, если бы Германия была такой же аграрной страной, как Россия. В России это было возможно с перенесением национального воспроизводства в деревню, из которой большевики черпали необходимые им для раздувания национальной и международной революции ресурсы путем простых насильственных изъятий, продразверстки. А в такой промышленно развитой, индустриальной стране, как Германия, массовая социализация средств производства, чего и добивались спартаковцы, неминуемо привела бы к тотальной дезорганизации, хаосу и прекращению всякого национального воспроизводства.
И снова разгорелись уличные бои - в Берлине, в Рурской области, в Центральной Германии, Баварии и Верхней Силезии. Во многих городах Тюрингии, Эрфурте, Готе, в Вюртемберге, Ганновере, Хемнице, в Лугауско-Эльсницком каменноугольном бассейне, в Оффенбахе, Штеттине и во многих других городах прошли забастовки, массовые митинги и демонстрации, а затем и вооруженные столкновения между красными боевиками и добровольческими корпусами, боровшимися за восстановление закона и порядка. Не было, пожалуй, ни одного мало-мальски крупного города в Германии, не охваченного вооруженной борьбой. Оружия у населения повсюду оказывалось на удивление много - с тех времен сохранилось множество приказов командиров добровольческих частей о сдаче населением оружия после занятия того или иного города. Впрочем, координация действий повстанцев оставляла желать много лучшего. Это облегчало центральному правительству Германии задачу подавления вооруженных выступлений силами добровольческих формирований. Нередко агенты правительства проникали в ряды повстанцев и провоцировали их на преждевременные выступления. Имперское правительство, заседавшее в Веймаре под защитой штыков добровольцев генерала Меркера, вело долгие переговоры с представителями красных повстанцев, надеясь выиграть время, необходимое для переброски добровольцев из одной мятежной области в другую.
Отразив натиск авангарда Коминтерна на Берлин в январе 1919 г., германские белые направили свой следующий удар против самопровозглашенной Бременской Советской Республики. Сломив в ожесточенных боях упорное сопротивление примерно 1500 красногвардейцев и вставших на сторону коммунистов матросов, белые добровольцы под командованием полковника Герстен-берга, по настоянию генерала барона фон Люттвица и по приказу Носке, с применением тяжелого оружия заняли Бремен и разогнали тамошние советы рабочих и солдатских депутатов. Однако стоило добровольцам уйти, как бременские коммунисты снова взбунтовались. В апреле 1919 г. в Бремене была объявлена всеобщая стачка; вслед за стачкой последовали новые вооруженные столкновения с добровольческими корпусами.
7 февраля 1919 г. Генеральный Совет солдатских депутатов 7-го армейского корпуса (в Мюнстере), всегда упорно противившийся созданию добровольческих корпусов, отказался подчиниться Правительственному указу от 19 января о восстановлении единоначалия офицеров и потребовал от правительства признать противоположные по содержанию и смыслу решения I Имперского (Всегерманского) Съезда Советов. В ответ на этот акт явного неповиновения добровольческие части генерала барона фон Ваттера 10 февраля с боем заняли Мюнстер, принудили к сдаче и разоружили тамошние красные части "гвардии безопасности" ("Зихерхайтсвер"), арестовав членов Генерального совета солдатских депутатов.
Теперь настало время для умиротворения беспокойной Рурской области, где с января по конец апреля постоянно вспыхивали ожесточенные уличные бои и забастовки, в основном по поводу двух главных вопросов - обобществления горной промышленности и признания полновластия советов рабочих депутатов. В этих выступлениях, нередко принимавших насильственный характер, участвовали сотни тысяч шахтеров и других рабочих, находившихся под сильным влиянием пропаганды КПГ. С начала февраля правительство Эберта постепенно все туже стягивало вокруг Рурской области кольцо добровольческих частей. Боевым действиям в Рурской области было положено начало 15 февраля 1919 г., когда добровольческий корпус Лихтшлага очистил г. Гервест-Дор-стен от коммунистов. Командир спартаковцев, Здунек, был застрелен при попытке к бегству.
8 ночь на 19 февраля добровольцы освободили Эльберфельд, 19 февраля - Обергаузен, в ночь на 20 февраля - Гамборн, 23 февраля - Боттроп и, наконец, после взятия еще нескольких городов, 28 февраля - Дюссельдорф. В последующие недели во многих городах постоянно происходили столкновения между добровольцами и прокоммунистически настроенными рабочими. Белогвардейцы занимали шахты, арестовывали забастовщиков, преграждавших им путь, разгоняли недозволенные собрания. Зачастую с обеих сторон в ход шло огнестрельное оружие - как, например, в Гагене, Ремшайде, Эссене, Дортмунде, Бохуме и других городах. В боях участвовали и местные добровольческие формирования. Точное число погибших в этих столкновениях неизвестно, но оно наверняка исчислялось многими сотнями.
В то время как Добровольческий ландъегерский корпус Мер-кера по приказу министра Носке занял Готу, Одруф, Эйзенах, Мюльгаузен, Мейнинген и другие города, повсеместно разоружая и распуская воинские части, в надежности которых правительство Эберта имело основание сомневаться, другие добровольческие формирования снимали и арестовывали депутатов тюрин-гских солдатских советов, не подчинившихся правительственному указу о восстановлении единоначалия офицеров. 24 февраля 1919 г. в Центральной Германии началась всеобщая забастовка, охватившая провинции Саксонию, Тюрингию и Ангальт. Железнодорожное сообщение было полностью парализовано. Имперское правительство в Веймаре оказалось совершенно отрезанным от остальной части страны. Было прервано энергоснабжение Берлина и многих других крупных городов. Эберту пришлось отозвать добровольцев Меркера из незамиренной еще окончательно Тюрингии и бросить их на г. Галле - центр всеобщей забастовки. Вооруженные силы, находившиеся в распоряжении забастовщиков в Галле, уступали добровольцам Меркера по всем параметрам. Сочтя вооруженное сопротивление в таким условиях делом совершенно безнадежным, "гвардия безопасности" ("Зихерхайтсвер"), состоявшая в основном из сторонников Независимой социал-демократической партии Германии, и батальон революционных матросов под командованием коммуниста Карла Мезеберга отступили из города. Тем не менее, при вступлении добровольцев Меркера в Галле им пришлось преодолевать вооруженное сопротивление отдельных групп спартаковских боевиков. Спартаковцы потеряли 24 человек убитыми и 67 ранеными, Меркер 7 убитыми и 20 ранеными. В результате потери красными Галле всеобщая забастовка в Центральной Германии была "организованно" прекращена 7 марта.
Добровольцы Меркера двинулись дальше. 9 апреля они при поддержке добровольческого корпуса "Герлиц" и флотилии речных военных катеров с боем вступили в Магдебург, разогнали советы солдатских депутатов, разоружили и распустили ненадежные воинские части и организовали "белое" гражданское ополчение.
17 апреля добровольцы Меркера вступили в Брауншвейг, 11 мая - в Лейпциг, 18 июня - в Эрфурт. 1 июля добровольцы под командованием бывшего генерала германских колониальных войск Леттов-Форбека, имевшие на вооружении бронеавтомобили, минометы, огнеметы и аэропланы, очистили от красных мятежников Гамбург. В Верхней Силезии добровольцам пограничной охраны в условиях объявленного осадного положения удалось сорвать целую серию шахтерских забастовок, инспирированных польскими секретными службами и подпольной организацией сторонников Юзефа Пилсудского "Стрелец".
Добровольческим формированиям удалось значительно ослабить натиск "германского отряда армии Мировой революции", но этим они смогли обеспечить себе только временную передышку перед новым раундом "всемирного чемпионата классовой борьбы" (по выражению поэта Владимира Маяковского).
Несмотря на тяжелое поражение берлинских спартаковцев в январе 1919 г., в столице продолжались забастовки и кровавые столкновения красных с полицией и белыми добровольцами. По наущению КПГ рабочие армейских мастерских Шпандау отказались шить для солдат военную форму. 27 февраля конференция рабочих делегатов государственных заводов Шпандау потребовала экспроприации всех банков и крупных предприятий, конфискации всех крупных состояний (знакомая песня - "грабь награбленное!") и .. .назначения революционного трибунала для вынесения смертного приговора бывшему императору Вильгельму 11, генерал-фельдмаршалу фон Гинденбургу, Людендорфу и другим "военным преступникам", а также ...президенту Эберту, Шейдеману, Носке и прочим "предателям революции"!

Tags: руский вопрос, фрайкор
Subscribe

promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments