anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

вкраина: новая русская политика

ПРАВИЛЬНАЯ РУСКАЯ ПОЛИТИКА :

Оригинал взят у ugunskrusts83 в Украина: новая русская политика

Немота или, что хуже, гневные отклики т.н. «русского движения» по поводу событий на Украине как нельзя лучше свидетельствуют о его бесплодии и неминуемом угасании. Кто-то, вслед за путинским агипропом, по старинке ругает «фашистских бандер», кто-то горюет по «русскому населению» Донбасса и Крыма, якобы уже выданному на растерзание «украинизаторам», кто-то просто отмалчивается, оправдывая своё молчание нежеланием выбирать из двух зол. Но пассивное бездействие этих «националистов», – от советских до «интеллектуальных» (и тоже советских, т.к. не может белый русский сидеть сложа руки, когда неподалёку от границ нео-советского концлагеря идёт бой против марионеточного про-чекистского режима), – а то и злонамеренное осуждение украинских революционеров и негласное сочувствие Януковичу удивляли бы, если речь шла о русском национальном движении, которого сейчас, увы, нет. Что касается того советского безыдейного суррогата, поставленного чекистами обслуживать «большой народ» (т.е. нерусский этнос совков-интернационалистов, сформировавшийся в результате большевистской кампании по вымарыванию из русских их национального идентичности), то никаких оригинальных концепций от него и не следовало ожидать. Будучи лишёнными и тени политического таланта все эти обрюзгшие Холмогоровы, Просвирнины и Кралины по-прежнему выдают перлы про «австро-венгерский генштаб» и «нацистских пособников», прибавив к ним сравнительно новую глупость про «Кагановича – друга украинцев», звучащую тем нелепей, чем больше памятников Ленину на Украине разбивается кувалдой.

Прежде, чем попытаться проанализировать возможности русского антисоветского национализма в связи с эскалацией конфликта на Украине, хотелось бы лишний раз напомнить об отличии национально-освободительной борьбы русского «малого народа» от бесполезных ковыряний профессиональных пастухов «большого народа».

Русский «малый народ» – это дореволюционный, имперский (об особом понимании «имперства» в контексте русского национал-антибольшевистского сепаратизма читайте ниже) русский народ, который в ходе коммунистической оккупации России был низведён до уровня бесправных шудр.

Русский «малый народ» – единственный народ СССР-РФ поставленный на грань тотального уничтожения.






Пометку «малый» он получил не из-за социального состава (в антисоветской борьбе за подлинную Россию принимали участие все классы русского народа от крестьян до аристократов), а вследствие резкого падения численности (по итогам советской денационализаторской кампании, которой мы обязаны созданием дерусифицированного «большого народа») и усвоенного стереотипа поведения, который более напоминает стереотип поведения эстонцев или хорватов, чем психологию «имперской нации». Тем удивительней, что русский «малый народ», претерпев все невзгоды и лишения в коммунистическом аду, сохранил формально «имперскую» традицию, заключающуюся, однако, не в бездумном расширении границ, а в выведении своей национальной государственности от Российской империи – при всех её недостатках, последнего легитимного русского государства. В этом русском «имперстве» границы не наделены безусловной ценностью. Возвращаясь к теме статьи, следует сказать, что отказ от территориальных претензий является залогом сотрудничества русских национал-революционеров с украинскими (украинцы также должны прекратить посматривать на Кубань и Брянщину), и это при том, что первые считают себя преемниками Белого освободительного движения (имевшего трения с «окраинами»), а вторые в поисках своей родословной обращаются к Украинской народной республике.

Таким образом, справедливо отметить, что национальное движение русского «малого народа» является логическим продолжением Белого движения в изменившихся геополитических реалиях, отменивших всякую враждебность по отношению к Украине и Прибалтике и сделавших эти страны в большей мере «естественными союзниками» русских, нежели злополучную Антанту в 1918-1920 гг., беззаветная преданность которой шла тогда в разрез с национальными интересами белой России.

Переходя к перспективам русского национализма в контексте украинской революции надо твёрдо помнить, что: 1) русскому «малому народу» невыгодно «впрягаться» за имманентно враждебный ему «большой народ» советизированных областей Восточной Украины, хотя бы потому что это не его дело; 2) из-за нереализуемости национальной революции в масштабах всей РФ «малому народу» необходимо вырвать у евразийского Вавилона потенциальный «русский Пьемонт» (будь то Псковщина или Дальний Восток), который бы мог стать «модельным» русским государством и, в идеале, точкой сбора всех сил Третьего пути, не желающих отдавать себя в брюссельское или чекистское рабство; 3) непротиворечивость интересов украинских и русских революционеров, ибо и те, и другие требуют самоопределения и конституирования своих наций (причём перед русскими, чья идентичность постоянно испытывает давление советско-«русского» симулякра, эти проблемы стоят острее, чем перед «выдуманными австро-венгерским генштабом» украинцами, которые однозначно привязали себя к традициям борьбы Бандеры и Шухевича. Будущее русской идентичности, соответственно, зависит от того, насколько сильно мы свяжем себя с белой идеей, с архетипами, заложенными в борьбе Врангеля и Каминского), вступая в конфликт не друг с другом, а с преступными антиукраинскими и антирусскими кланами.

Поддержка русскими националистами антиправительственных выступлений на Украине, конечно, во многом обусловлена их «пораженчеством» – безошибочной революционной технологией Белого движения, позаимствованной им у большевиков («позорным» этот заимствование могут считать лишь «розовые» оппортунисты, для русских же патриотов свобода Отечества превыше даже собственной чести; впрочем, неизвестно, в чём именно заключается «бесчестие» «пораженческой» позиции: порабощённый русский народ имеет законное право желать поражения своим поработителям-чекистам и это право у него не отнимет ни один «розовый» чистоплюй). Но помимо, собственно, ослабления путинского нео-сталинизма, протест против Януковича позволяет русским радикалам поставить и решить целый спектр дополнительных вопросов, которые не сводятся к одному только целесообразному, но несколько примитивному и одностороннему «пораженчеству». Это вопросы о положении русских на Украине, о горизонтах русско-украинских отношений и о возможном диалоге национальной России (или «русского Пьемонта») с национальной Украиной (в случае дезинтеграции Украины по итогам беспорядков, – с «украинским Пьемонтом» в Галиции). Так как у апологетов «большого народа» нет политического мышления (призывы к Путину немедленно «взять под контроль» Донбасс и Крым говорят об их полной невменяемости), а историческое напрочь привязано к примордиально понятым «русскоязычным» совкам, то актуальность национально-русского, белого взгляда на эти проблемы сильно возрастает.

Когда на нас сыплются обвинения в «сдаче» русского (русского ли?) населения на Украине «украинизаторам», мы справедливо недоумеваем, т.к. и в помыслах не имеем намерения никого «сдавать». Любителям исторических аналогий неплохо бы отвлечься от мечтаний и уяснить наконец, что Донбасс и Крым – это не Судеты и не Эльзас, местные совки – не судетские и не эльзасские немцы, 2014 год – не 1938-ой. И если эти «плакальщики» по «потерянным землям» (это-то в условиях, когда вся Великороссия находится под диктатом антинациональной клики) что-то лепечут о «предательстве» русскими националистами якобы «русского» (опять спросим: могут ли русские ходить под портретами Сталина и Путина?) народа Восточной Украины, то мы в ответ поднимаем вопрос о предательстве уроженцами «Даунбасса» русского народа в РФ, который, следуя их логике, должен ради возвращения «русских земель» сплотиться вокруг чекистов (ибо какой другой власти под силу подобная «реконкиста»?) и простить им даже планомерное заселение РФ кавказцами и среднеазиатами, – лишь бы спасти сталинолюбивых совков от вездесущих «бандер»… Примем также во внимание, что век ирредентизма безвозвратно ушёл в прошлое, а международно-правовые механизмы нацелены, в лучшем случае, на выделение независимых государств, но уж точно не на присоединение «спорных» территорий одного государства к другому. Сомнительно, чтобы чекисты хотели повторить шаг Саддама Хуссейна и получить какую-нибудь «Бурю в Азове». Стремление же прослыть «путинцами» больше самого Путина было бы логично для Дугина или Проханова, но не для людей, называющих себя русскими националистами и оппозиционерами. Если, конечно, Холмогоров и Просвирнин не задумали «хитрый план»: убедить власти РФ ввести войска на Украину, спровоцировать операцию войск ООН по разгрому россиянских оккупационных сил и этапировать Путина в Гаагу, чтобы самим занять его место… «План» забавный, но было бы куда лучше, если бы «профрусские» мыслили хотя бы в таком юмористическом ключе, а не призывали делить шкуру неубитого медведя.

Этногенез советоидной биомассы Донбасса известен: это потомки украинских селян, мигрировавших в 1920-30-х гг. из деревни в город, где они, работая в качестве пролетариев, усвоили русский язык – использовать мову на производствах было проблематично ввиду отсутствия в ней профессиональной лексики. Потеряв себя для украинского проекта, эти люди ни в коей мере не стали русскими, т.к. формирование их как общности проходило под красным флагом пролетарской солидарности. Зачем русским, нуждающимся в срочной национальной кристаллизации, растворять себя в «большом народе», выкидывая лозунги поддержки тех сил, которые так же враждебны «бандеровцам», как и русским антисоветским националистам? Что принесёт русским такая политика, кроме раздробления, деградации и позора?...

Единственно верная стратегия русского национализма на Украине, до сих пор никем не озвученная, заключается в содействии образованию там такой русской общности, которая бы, во-первых, была лояльной украинскому государству, во-вторых, с нескрываемой враждебностью относилась к правящему в РФ антирусскому режиму, и, в-третьих, исповедовала унифицированную идеологию, чьим важным компонентом стало бы неприятие советчины в любых её формах, от памятников Ленину до бутафорской «фофудьи».

Такой вариант выгоден сразу двум сторонам.

Украинское государство, при условии предоставления несоветским русским широкой культурной экстерриториальной автономии, получает в их лице эффективное лекарство от красного вируса, поразившего «русскоязычные» области и грозящего их отторжением. Ибо такие русские не только не будут стремиться войти в состав РФ, но и станут гарантами территориальной неприкосновенности этих областей от поползновений той же РФ или марионеточного советского сепаратизма. Закрепление же автономии не за территорией, а за народом (едва ли русский «малый народ» окажется, до завершения своего нациостроительства, привязанным к конкретному району) предохранит Украину от распада и удовлетворит потребность русского населения в мобильности.

Русские националисты получат возможность конституировать свою нацию на свободной почве, избавившись от назойливой опеки властей РФ. Разницу между русским и советским сообществами на Украине понять легче, если обратиться к истории кубинской диаспоры в США. После переворота Фиделя Кастро американская Флорида стала центром притяжения кубинских эмигрантов, в т.ч. националистов. Будь на месте кубинцев донбасские и крымские совки, вероятно, они поставили бы вопрос об отделении Флориды от США. Но так как кубинцы – не совки, они, став гипер-лояльной группой для американского правительства, начали использовать американо-кубинский конфликт в целях организации реванша. Успешно или нет – вопрос другой, нам же важно отметить закономерность: первостепенным критерием в оценке сознательности той или иной диаспоры (кубинской, русской, ирландской, хорватской и т.д.) служит её отношение к событиям на исторической родине; в случае тиранического правления на ней – диаспора максимально способствует свержению тирана. Ни для кого не секрет, что в РФ сейчас правит режим тиранический и антирусский. Но якобы «русская» диаспора на Украине не только не использует свои рычаги в деле противодействия этой тирании (как то делает украинская диаспора в Канаде), но и защищает её, агитирует за неё, стремится в её объятия. Этот факт показывает не просто низкую сознательность «русской» диаспоры на Украины, он отчётливо демонстрирует, что эта диаспора вообще не является русской.

У многих моих читателей возникают опасения насчёт адекватности украинского национального движения. «Как Вы смеете упрекать профрусских за нежелание сотрудничать с галицкими радикалами, если последние страдают паталогической русофобией и лютой ненавистью ненавидят любую русскую силу, независимо от её идеологического окраса?». Всё это напоминает набившую оскомину мантру совпатриотов «целились в коммунизм, а попали в Россию». Как будто предполагаемый русофоб, даже отождествляя русских с коммунизмом и целясь, по его же убеждению, в Россию, не может попасть в коммунизм и тем самым, против своей воли, поспособствовать русскому освобождению. Никто не питает иллюзий касательно идеологем украинского национализма, никто не призывает впадать в щенячье украинофильство a-la Широпаев. Но если ходить и на каждом шагу талдычить о «галицкой русофобии», отказывая «галичанам» даже в шансе (sic!) на прозрение, то этим самым «галичанам» так никогда и не представится повода провести ревизию своих русофобских взглядов.

Между тем политическими силам двигают не только «фобии» и «филии», но и трезвый расчёт. Спросим себя, способны ли русские националисты предложить украинским обоюдовыгодный проект, который бы, с одной стороны, бил по путинской «пятой колонне» на Украине, а с другой, давал начало новой «точке сбора» национально-русской оппозиции? Думается, что если бы такой проект не только был бы предложен, но доказал бы свою эффективность на практике, то «бандеровцы» заметно приглушили бы свою риторику про «финнокацапов» (абсурд этой риторики был высмеян самим Дмитро Корчинским, что указывает на её утилитарность), – и это стало бы лишь одной из мелких уступок русскому движению.

Несмотря на взаимные оскорбления, крики про «монголокацапов» и «укротюрков», украинцы и русские, не составляя ни в коей мере какой-то «триединый народ», достаточно комплиментарны между собой. История знает кровавый польско-украинский конфликт на Волыни, но не знает ничего подобного в местах русско-украинского соседства. Столкновение Добровольческой армии и войск УНР было единственной более-менее полноценной русско-украинской войной, но оно не носило этнического характера и не сопровождалось тем взрывом животной агрессии, которую мы наблюдаем на примере польско-украинской войны за Львов. Более того, это столкновение сыграло роковую роль и для России, и для Украины, погубив дело борьбы с большевизмом (хотя на польском фронте части Третьей русской армии успешно взаимодействовали с петлюровскими войсками). Во второй мировой войны русские и украинцы конфликтовали лишь на уровне конкуренции за места в немецкой администрации (русские белоэмигранты против членов ОУН), но это не идёт ни в какой сравнение с упомянутой «Волынской резнёй», когда польская деревня вырезала украинскую и наоборот. Кризис в Закарпатье 1938-1939 гг. вроде бы даёт пример русско-украинского конфликта (фашисты Фенцика и венгры с одной стороны, Карпатская сечь и чехи – с другой), но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что речь идёт о столкновении национальных проектов, а не наций (в одной и той же деревне, а то и в одной и той же семье могли найтись как русский чернорубашечник, так и украинский сичевик). То же самое можно сказать и о борьбе имперского Петербурга с украинофильством, на чём я уже останавливался в одной из предыдущих статей.

Всё это должно быть учтено русским национализмом, если он действительно хочет вернуться из небытия в политическое измерение. В качестве стимула неплохо бы напомнить, что мировые события уже неполное столетие развиваются помимо воли России (на её месте располагается тюрьма русского народа, преемница Совдепии – РФ) и не нам сетовать на чьи-то заблуждения в русском вопросе. Пора перестать ронять сопли по «былому величию». Какой толк давать слово великодержавным олухам, если их «границы 1914 года» уже никогда и ни при каких обстоятельствах не будут восстановлены? Вместо того, чтобы плыть по течению и прикрывать свою инертность каким-то идиотским «трезвомыслием» и жалкими отмазками в стиле «из двух зол не выбирай никакое», необходимо активно встраиваться в текущие реалии и, не боясь шокировать замшелую совковую публику, выдвигать смелые точки зрения. Одна из них вынесена на суд читателей в этой статье.


Tags: малороссия, руский вопрос
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments