zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote in rus_vopros,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2
rus_vopros

Закрытый сектор: IIASA - п. 1 ч. 31

Оригинал взят у zlobnig_v_2 в Закрытый сектор: IIASA - п. 1 ч. 31


Гвишиани Д.М.:

Для ИИАСА 1980 г. прошел относительно спокойно, хотя и был омрачен тяжелыми предчувствиями в связи со сгущавшимися в мире тучами. А в начале 1981 г. грянули сильные потрясения в «лучших традициях холодной войны». Создавалось впечатление, что против ИИАСА начинается целенаправленная кампания в стиле «охоты за ведьмами».

Западная пресса резко сменила тон. Все это происходило на фоне усиливающейся истерии по поводу «коммунистической опасности» и «тотального шпионажа» КГБ по всему миру.


Кампания по дискредитации ИИАСА началась с сенсационных публикаций о сотруднике института докторе Белозерове, относительно недавно принятом на работу. В появившихся почти одновременно в нескольких западных странах статьях он был назван сотрудником КГБ, использовавшим ИИАСА для промышленного шпионажа. Одна из публикаций даже в зловещем тоне призывала австрийские власти «пристально заняться не только его деятельностью, но и всем институтом».

"секретариат института возглавил Андрей Быков,"

"... доктор Андрей Быков Советского Союза, который служил Секретарем IIASA начиная с начала Института и кто играл главную роль в развитии НАСА. Доктор Быков принимает на себя новую ответственность как заместитель директора Всесоюзного Исследовательского института для Исследований Систем в Москве. Его преемник - доктор Аркадий Белозеров, также Советского Союза."




"В начале апреля в Лондоне в одной из публикаций - впоследствии широко освещавшейся в австрийской прессе - утверждалось, что доктор Белозеров занимался сбором информации о технологиях нефтедобычи для Советов, как утверждается, с помощью норвежского "двойного агента", работая при этом в МИПСА."

“Совершенно определенно, мы чувствуем, что Советы очевидно используют совместную основу института для того, чтобы получить данные разведки," сказал (научный консультант президента Рейгана) Джордж Кеиуорт.

"Опасения американской администрации по поводу австрийского центра росли в прошлом году после того, как советский исследователь - историк составил отчеты, которые он предоставлял Кремль с секретными данными по добыче нефти в Северном море и других областях."

"Исследователь - историк, Аркадий Белозеров, отрицал обвинения в шпионаже, которые появились в британском еженедельном журнале ТЕПЕРЬ. Он ушел в отставку “в интересах" института, сообщил представитель IIASA Петр Шлифк."

"Йоргенсен сказал, что финансирование США центра IIASA было фактически блокировано с начала 1981, но должностные лица института решили, что они не будут считать американский отказ окончательным до июня 1982 в надежде, на изменение политики которое могло бы произойти."


7, 1982  в статье в Parade magazine, автор Tad Szulc написал, что в 1981 году cоветские эксперты, работающие в IIASA связали свои компьютеры с построенным в США Cray-l (самый продвинутый американский компьютер) в University of Reading in England, где они использовали Крэя, чтобы сделать комплекс вычислений для разработки дизайна ядерного оружия, что Советы не имея своего такого компьютера были неспособны сделать самостоятельно.

см. Приложение №1: Закрытый сектор: IIASA (Белозеров) - п. 5 ч. 30

Гвишиани Д.М.:

В другое время, в других условиях можно было бы не обращать внимания на подобные выпады, к которым мы привыкли в годы «холодной войны». Но речь шла о добром имени института.

Ситуация усугубилась после того, как австрийская газета «Де Прессе», а за ней и немецкий журнал «Ди Вельт» назвали меня ни больше ни меньше, как генералом - «шефом европейского отдела КГБ».

В злосчастном 1981 г. всем было ясно, что надо ждать следующих неприятностей.

Мы потеряли двух искренних друзей и основателей института - скончались Фридрих Шнайдер, вице-президент Совета, представитель Общества Макса Планка, и Филип Хэндлер, бывший президент Американской Национальной Академии наук.

В конце ноября произошли серьезные изменения в оперативном руководстве институтом. ИИАСА покинули Роджер Левьен, который занял пост вице-президента и директора департамента стратегического планирования и системного анализа в корпорации «Рэнк Ксерокс», и Вольф Хефеле, получивший приглашение возглавить Центр ядерных исследований в Юлихе (ФРГ). Уход директора и одного из самых активных его заместителей, успешно руководившего исследованиями в области энергетики, не мог не сказаться на деятельности Института.

Американская национальная организация предложила назначить на пост директора проработавшего в институте уже несколько лет профессора Холлинга, видного канадского специалиста из университета Британской Колумбии, специалиста по проблемам управления состоянием окружающей среды. Впервые пост директора занял человек, не представляющий Соединенные Штаты. Я остался председателем Совета и должен был проследить за сохранением должной преемственности в работе института.

Надо откровенно признать, что назначение Холлинга пришлось не на самое лучшее время в короткой истории ИИАСА. Во вступительном тексте своего первого годового отчета, он справедливо отметил: «Глобальные проблемы трудно исследовать в любое время, но особенно трудно сейчас, когда ИИАСА сталкивается с финансовыми трудностями и политической напряженностью в мире. Но дело не только в ограниченных возможностях. Человек всегда пускался в плавание по неведомым морям, движимый надеждой и отчаянием, и часто оказывался победителем...».

И действительно, коллектив института начал сталкиваться в это время не только с политическими и психологическими, но и с материальными трудностями. Новая американская администрация президента Рональда Рейгана поставила вопрос о прекращении финансирования ИИАСА, пойдя на значительное сокращение расходов государственного бюджета, в том числе и расходов, связанных с международными научными программами. В результате Национальный научный фонд лишился чуть ли не половины всех средств, выделявшихся на обеспечение участия американских научных учреждений в двустороннем и мно-гостороннем международном сотрудничестве. Фонд вынужден был срезать субсидирование программ, проводившихся в неправительственных рамках через Национальную Академию наук, в том числе и на участие США в ИИАСА. Встал вопрос о возможности дальнейшего участия Национальной академии наук США в качестве члена ИИАСА. Без государственных ассигнований академия не могла выполнять уставных обязательств.

В сложившейся обстановке наши американские коллеги предпринимали отчаянные попытки убедить аппарат Белого дома, палаты конгресса США, научную общественность в недопустимости и ошибочности выхода из такой международной организации, какой стал ИИАСА. Однако их усилия не приносили каких-либо ощутимых результатов. Мы даже позволили себе обратиться к канцлеру Австрии Бруно Крайскому с просьбой повлиять на президента США в вопросе о продолжении финансирования ИИАСА. Тогда же в США было направлено соответствующее письмо.

Когда от американского президента пришло, наконец, письмо в ответ на обращение канцлера Австрии, касавшееся участия США в ИИАСА, Крайский счел возможным передать его копию в институт. Из письма Рейгана явствовало, что для прохладного отношения американской администрации к ИИАСА существуют другие причины, помимо финансовых.

«Мое решение, - говорилось в письме, - опирается на несколько факторов, в том числе и на соображения о более выгодном распределении ограниченных средств, выделяемых на международное научное сотрудничество. Я знаю, что Совет ИИАСА прилагал серьезные усилия, чтобы помочь нам в финансовых затруднениях. Однако мы заключили, что научным интересам Соединенных Штатов более отвечают другие программы.

Кроме того, г-н канцлер, я был бы неискренним, не сообщив Вам, что возникшие с ИИАСА проблемы выходят за рамки бюджетных и научных соображений. Нас давно беспокоит вопрос о передаче технологии в институте. Советская и восточноевропейская стороны используют ИИАСА, чтобы получить гораздо более широкий доступ к западной науке, технике и банкам данных, чем это обычно принято в рамках двустороннего сотрудничества, не предлагая взамен со своей стороны ничего равноценного. Так что жизненно важный для любой совместной программы сотрудничества между Востоком и Западом элемент взаимного обмена отсутствует.

Более того, после недавно вскрытого и самого по себе достаточно тревожного случая шпионажа, в который был вовлечен советский сотрудник ИИАСА, вновь встал вопрос о том, все ли представители стран-членов института искренне преследуют открыто провозглашаемые ИИАСА научные цели. Все эти проблемы чрезвычайно тревожат нас, особенно сейчас, в свете начавшихся в Польше репрессий, поддерживаемых Советским Союзом...»

Тут и проявилась дальновидность создателей института, предусмотревших при разработке устава положение о неправительственном статусе ИИАСА. Этим обстоятельством решили воспользоваться американские сторонники ИИАСА, твердо намерившись обратиться к частному финансированию.

Весь 1981 год мы чувствовали себя словно на качелях, то впадая в отчаяние, то вновь исполняясь надеждами. В таком «подвешенном» состоянии встретили наступавшую в 1982 г. десятую годовщину ИИАСА.

Своими научными результатами мы имели полное право гордиться - за десять лет сотрудники ИИАСА заметно продвинулись в разработке экономических, экологических и технических аспектов сложных комплексных систем, разработали новые, признанные во всем мире математические и компьютерные методы анализа глобальных проблем, успешно завершили ряд научных программ. Но все же юбилейный 1982 год стал критическим в истории института. Изменилась сама атмосфера международного научного сотрудничества, наступившее похолодание не могло не отразиться на ИИАСА, несмотря на его решение держаться подальше от политики.

Национальной академии наук США пришлось выйти из состава членов института. Вслед за этим пришло известие, что та же проблема с государственным бюджетным финансированием возникла в Великобритании. Но, благодаря самоотверженным усилиям наших преданных американских коллег, место Национальной академии тут же заняла Американская академия наук и искусств. А вместо Британского Королевского общества был создан специальный Британский комитет содействия ИИАСА, который тоже намеревался найти негосударственные источники финансирования.

Попытавшись отрешиться от внешних факторов, члены Совета, дирекция и сотрудники ИИАСА, засучив рукава, взялись за работу, чтобы делом доказать свое право на существование. В то время в ИИАСА работали более ста пятидесяти исследователей, прибывших в институт на разные сроки - от нескольких месяцев до года, - и обеспечивавший их работу постоянный штат, больше ста человек, в том числе программисты, секретари, библиотечные работники и другие. Но это была лишь верхушка айсберга - в деятельности института принимали участие все больше и больше исследователей через разросшуюся сеть внешних связей. К концу 1982 г. с нами сотрудничали около пятисот институтов из разных стран мира. По инициативе организаций и агентств ООН, таких как Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП), Программа ООН по промышленному развитию (ЮНИДО) и Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО), в ИИАСА со¬стоялось более тридцати международных конференций и совещаний; институт провел международные встречи и в других научных центрах - в Праге, Хельсинки, Будапеште, Сиене, Флоренции; ИИАСА выпустил тринадцать книг и множество статей, опубликованных ведущими научными изданиями мира.

Бюджет ИИАСА составлял в те трудные годы около 8,5 млн. дол. в год; на девяносто процентов эту сумму составляли взносы членов Института, а процентов десять вносили организации, заинтересованные в отдельных программах, чаще всего это были организации системы ООН.

Американский взнос должен был покрывать в то время примерно 22% общей суммы ежегодного бюджета, но реально Институт получал гораздо меньше, едва ли не четверть требуемой суммы. СССР передавал Институту конвертируемую валюту, эквивалентно взносу США, и не раз подтверждал свою готовность продолжать финансирование на разумно высоком уровне. Не могу не отметить, что когда в 1984 г. Американская академия наук и искусств смогла выплатить только половину своего взноса, советская Академия внесла деньги раньше срока, чтобы покрыть общую недостачу...

От некоторых научных программ нам пришлось отказаться из-за недостатка средств, но круг исследуемых вопросов оставался весьма широким, затрагивая проблемы сырьевых рынков и эксплуатации природных месторождений, структурных сдвигов в экономике и экологии, особенно в лесном секторе, стратегического подхода к проблеме кислотных дождей и влияния климатических условий на сельское хозяйство, региональной водной политики, городского и регионального развития, фундаментальных проблем неопределенности, задач адаптации и оптимизации в условиях неопределенности, проблем принятия решений и многих других важнейших задач современной науки и экономики.

В самом начале 1982 года возникли проблемы с советской стороной. 4 февраля ЦК КПСС принял решение в целях экономии валюты сократить расходы на содержание загранаппарата и объемы финансирования деятельности международных организаций. В числе прочего предусмотрено было прекращение выплат советского взноса в бюджет ИИАСА, так как он намного превышал сумму взносов советской стороны во все прочие международные неправительственные научно-технические организации. Конечно, в первую очередь это было ответом на демарш американской стороны.

Наши усилия в Москве принесли результаты. Позицию на продолжение участия СССР в ИИАСА поддержали МИД СССР, президент Академии наук СССР А. П. Александров, президент Академии наук Украины Б. Е. Патон, некоторые руководители общесоюзных министерств и ведомств. Мне удалось лично переговорить с некоторыми членами Политбюро, которые, как оказалось, представления не имели об этом решении и были готовы поставить вопрос о его изменении в части, касающейся ИИАСА.

По предварительному согласованию с ними и с одобрения Председателя Совета Министров СССР Н. А. Тихонова в Политбюро ЦК КПСС была направлена записка, в которой говорилось:

«Политическое значение ИИАСА, ставшего первым международным научным центром, в котором ученые с Востока и Запада на постоянной основе совместно работают над проблемами в общечеловеческих целях, не раз отмечалось видными учеными, общественными и государственными деятелями. Канцлер Австрии Крайский в своих публичных выступлениях неоднократно подчеркивал важность института как “детища разрядки”, его соответствие “духу Хельсинки”. Австрия, исходя из политики активного нейтралитета, рассматривает существование института как одно из важных достижений этой политики и занимает твердую линию на сохранение ИИАСА.

Советский Союз, социалистические страны традиционно занимают ведущие позиции в ИИАСА и его руководящих органах, что позволяет оказывать влияние и политическое воздействие на западную общественность, на построение научно-исследовательской работы и внутренний политический климат в институте. Дух сотрудничества и разрядки, символом которого всегда был ИАСА, активно воздействует не только на многочисленные сотрудничающие с ИИАСА национальные и международные научные центры, но и на различные общественные и политические организации и ассоциации, проводившие в стенах института свои мероприятия. Важное политическое значение имеет и научная проблематика исследований института, значительная часть которых соотносится с глобальными проблемами человечества, отмеченными в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Очевидно, что при этих условиях наш выход из института первыми, до официального ухода из него США, политически не будет оправдан. Отношение же администрации Рейгана к участию в ИИАСА пока окончательно не определено. Вполне вероятно, что решение будет принято только в сторону сокращения взноса. Учитывая, что взносы США и СССР паритетны, закономерно будет соответствующее снижение взноса и советской стороной. Позиция США подвергается серьезной критике большинством западных стран-членов ИИАСА, намеренных продолжить участие в институте в случае выхода США. Активные позиции в этом плане занимают Канада, Швеция, Финляндия, Австрия...»

Наши пожарные меры и дипломатические ухищрения несколько притушили опасность, и вопрос на время отодвинулся, не решаясь ни в ту, ни в другую сторону... Но все-таки прежнее решение было отменено, и советское финансирование ИИАСА было продолжено.

В конце 1984 г. к руководству приступил новый директор. Холлинг, после трех лет пребывания на посту директора, которые пришлись едва ли не на самый тяжелый период в истории ИИАСА, покинул Институт. Совет выразил ему глубокую благодарность за проделанную работу, и он в дальнейшем продолжил активное участие в системных исследованиях института.


Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments