zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote in rus_vopros,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2
rus_vopros

Category:

Закрытый сектор: ИМЭМО (Форин офис) - п. 3 ч. 35

Оригинал взят у zlobnig_v_2 в Закрытый сектор: ИМЭМО (Форин офис) - п. 3 ч. 35


1352449552_389812
Джордж Блейк

16 сентября 1974 г. в сектор международно-политических проблем Европы ИМЭМО был зачислен на работу новый научный сотрудник. Его звали Георгий Иванович Бехтер. Под этим именем в Советском Союзе с конца 1966 г. проживал другой знаменитый советский разведчик — Джордж Блейк 2 .
----------------------------------
1 "Я не представляю, как бы он это перенес, — говорит Блейк, — хотя, наверное, перенес бы, так как был очень мужественным и к тому же философски мыслящим человеком. И все же я ду маю, что по ходу событий, так как они развивались, он понял бы, что действительно эту систе му нельзя было реформировать. По моему личному мнению, в том самом "клубе старых джентльменов", как называл Дональд брежневское Политбюро, это прекрасно понимали, и по этому ничего не меняли, ничего не трогали" (запись беседы с Джорджем Блейком).
2 См о нём: Очерки истории российской внешней Разведки. Т. 5. 1945-1965 годы. М., 2003. С. 212-221


Сын офицера британской армии и голландской подданной Джордж Бихар (фамилию Блейк он взял только в 1943 г.) родился в г. Роттердаме в 1922 г. Его отец, получивший тяжелые отравления газами во время Первой мировой войны рано умер, и воспитанием мальчика занималась мать. В период немецкой оккупации Голландии Джордж принимал участие в движении Сопротивления в качестве связного, в 1942 г. был арестован оккупационными властями, но сумел освободиться. Через Францию и Испанию он бежал в Гибралтар, а оттуда перебрался в Англию, где поступил на службу в королевский военно-морской флот, где получил звание старшего лейтенанта. В конце войны его переводят в Разведку. Блейк работает в Голландии и в Германии, а в 1948 г. его направляют в Южную Корею под видом британского вице-консула. В действительности он возглавляет там резидентуру СИС. Вскоре после начала Корейской войны Блейк попал в руки северных корейцев, временно оккупировавших Сеул, и, несмотря на его дипломатический статус, был помещен в лагерь военнопленных. В лагере Блейк впервые знакомится с марксистской литературой и увлекается Марксизмом. В 1951 г. он добровольно предлагает свои услуги советской Разведке.

По возвращении в 1953 г. в Англию Блейк возобновляет свою работу в МИ-6 и начинает передавать в Москву ценную Информацию. Так, он заблаговременно раскрыл планы СИС и ЦРУ в Западном Берлине, где в 1954 г. был прорыт полукилометровый тоннель к подземному кабелю, соединявшему Восточный Берлин и Москву. Подключение англо-американских спецслужб к этому секретному каналу телефонной связи оказалось бессмысленным, так как советские связисты имели достаточно времени, чтобы наладить связь в обход кабеля, прослушивавшегося СИС и ЦРУ. В 1956 г. шпионский лаз был официально "обнаружен" советскими военными связистами, после чего разразился международный скандал.

Американская и британская Разведки ещё в течение пяти лет, до самого ареста Блейка, не знали, что их хитроумная задумка с тоннелем стала известна КГБ ещё на стадии её разработки. В действительности в течение всего периода прослушивания СИС и ЦРУ получали дезинформацию. Берлин и Москву. Подключение англо-американских спецслужб к этому секретному каналу телефонной связи оказалось бессмысленным, так как советские связисты имели достаточно времени, чтобы наладить связь в обход кабеля, прослушивавшегося СИС и ЦРУ. В 1956 г. шпионский лаз был официально "обнаружен" советскими военными связистами, после чего разразился международный скандал. Американская и британская Разведки ещё в течение пяти лет, до самого ареста Блейка, не знали, что их хитроумная задумка с тоннелем стала известна КГБ ещё на стадии её разработки. В действительности в течение всего периода прослушивания СИС и ЦРУ получали дезинформацию.

Блейк был арестован в апреле 1961 г., когда работал в Бейруте в качестве резидента МИ-6 на Ближнем Востоке. Его разоблачению способствовал побег на Запад одного из руководящих работников польской военной Разведки, тесно сотрудничавший с ГРУ и кое-что знавший об истории с берлинским тоннелем. Блейк был приговорен к 42 годам заключения в лондонской тюрьме Уорм-вуд-Скрабс, откуда в 1966 г. сумел бежать и перебраться в СССР 1 . Его заслуги перед Советским Союзом были отмечены орденами Ленина, боевого Красного Знамени и другими государственными наградами. Впоследствии он получит звание полковника СВР — Службы внешней Разведки России.

На исходе 1966 г. началась новая, теперь уже московская, жизнь Джорджа Блейка, превратившегося в Георгия Ивановича Бехтера. Специальным указом Президиума Верховного Совета СССР ему было дано советское Гражданство.

Из опубликованных воспоминаний Дж. Блейка:

"Я часто думал, легче или тяжелее мне привыкать к жизни в Советском Союзе, попав сюда прямо из тюрьмы. С одной стороны, после долгого заклю чения всегда трудно адаптироваться к свободе и нормальному существованию. Сделать же это в совершенно по-иному устроенном обществе может оказаться ещё труднее. С другой стороны, если бы я приехал в Советский Союз прямо из Бейрута, как вполне могло случиться, контраст был бы ещё более разительным, что создало бы для меня лишние сложности. Уормвуд-Скрабс по-своему оказалась для меня чем-то вроде шлюза, облегчившего переход и смягчившего неожиданности. После тюрьмы было просто замечательно вставать по утрам и планировать день по своему усмотрению, идти, куда захочешь… Благодаря этому низкий уровень жизни и прочие недо статки советского общества становились не столь уж неприемлемыми" 2 .
-------------------------------------
1 Все это подробно описано самим Джорджем Блейком в его воспоминаниях // Блейк Джордж. Иного выбора нет. М., 1991. В настоящее время он заканчивает работу над вторым изданием своих воспоминаний.
2 Там же. С. 274-275.


Надо сказать, Блейк с самого начала сделал единственно правильный в его новом положении выбор — постараться полностью интегрироваться в советской действительности, несмотря на все её неприглядные, особенно для иностранца, стороны. В отличие от подавляющего большинства своих коллег из числа иностранцев, работавших на советскую Разведку, так и не сумевших найти себя в СССР, ему это удалось в полной мере. Огромный запас жизнелюбия и оптимизма, широкие взгляды на жизнь, чуждые какого-либо доктринерства, максимализма и нетерпимости, наконец, добрый нрав и расположение к людям — все это позволило Георгию Ивановичу не только выжить в суровом советском "климате", но и стать полноценным Гражданином своей новой родины 1 .

В значительной степени, по признанию самого Блейка, этому способствовал его приход в ИМЭМО, где он обрел новую профессию — исследователя современных международных отношений.

Вспоминает Джордж Блейк: "Через год или два, я точно не помню, после моего приезда в Москву воз ник вопрос о том, чем я буду здесь заниматься. Сначала мне предложили работать в качестве переводчика в издательстве "Прогресс". Так оно и вы шло. Я почти два года работал там, переводил произведения Ленина на голландский язык. Это была своеобразная работа, потому что в основном я сидел дома, и раз в неделю отвозил перевод в издательство, проводил там несколько часов, а потом возвращался домой. И очень скоро я понял, что таким способом мне будет трудно войти в советскую жизнь. Тем не менее, я продолжал так жить и работать.

В это же время я близко познакомился с Кимом Филби, а через него и с До нальдом Маклэйном, который работал в ИМЭМО. Мы быстро подружились и между нами установились очень близкие, доверительные отношения. Он наблюдал мою жизнь и в скором времени сказал: "Так жить не годится. Я думаю, для тебя будет гораздо лучше, если ты придешь работать в наш Институт". Сразу же возник вопрос, как это сделать. Маклэйн сказал, что поговорит обо мне с Иноземцевым и его заместителем Примаковым. "А ты, со своей стороны, поговори с Первым Управлением, с людьми, которые тебя курируют, попроси их помочь тебе с переходом".

"Вячеслав К" так описывал андроповскую стратегию, которая вырабатывалась в ситуации экономической нужды и нормированного потребления продуктов в СССР после недавнего (1970-х годов) скачка цен на нефть: планировалось превратить СССР в "гигантскую корпорацию, финансово независимую, экономически состоятельную и обладающую огромным технологическим потенциалом, сконцентрированном в военной промышленности... Андроповская идея была в передаче новейших технологий в российские промышленные корпорации, которые должны привлечь иностранные инвестиции".

Статья в "Стрингере" тогда охарактеризовала вербовку в этот питомник так: "Андропов принял решение готовить кадры экономистов для "Корпорации СССР" с нуля и вне страны. Функция идеологического контроля была, безусловно, определена для аппарата КГБ... Как основу для иностранной подготовки экономистов, Андропов выбрал IIASA (в Вене). Не удивительно, что молодые кадры, направленные в Вену, немедленно попали под управление хорошо тренированных иностранных спецслужб. В результате жёсткого отбора некоторые из студентов бросили эксперимент по этическим соображениям, чувствуя, что ими постоянно манипулируют. Но осталась команда тех, кто закончил своё обучение на основе IIASA (и его московского филиала), включая таких лиц, как Пётр Авен, Анатолий Чубайс и Егор Гайдар... В результате своей деятельности эта команда разрушила российскую экономику... Это было прямым результатом персонального андроповского влияния: Андропов был человеком Куусинена, который собирался стать лидером Советской Финляндии после планируемой победы (которая не случилась)".

Оба названных аспекта андроповской ориентации: его политическое происхождение из так называемого "правого советско-коминтерновского крыла" (от Николая Бухарина, Евгения Варги, Отто Куусинена и других) и его интерес к системному анализу раскрывают одну из главных тайн истории ХХ столетия: специальные отношения между высшими эшелонами британских спецслужб и слоем советского руководства.

Одним из элементов этой конфигурации был Ким Филби, известный британский агент, засланный в Москву в 1963 году. У Филби был статус "тройного" агента, начиная с представления британских интересов во всей его карьере. Об этом писал Ларуш в серии новаторских статей, начиная с 1979 г. В 1988 г. за несколько недель до своей смерти, генерал КГБ Ким Филби дал серию интервью Филиппу Найтли для лондонской "Санди Таймс" (Sunday Times): "Андропов был прекрасным человеком и прекрасным руководителем - трагедия, что он так скоро умер". Филби высказал мнение: "И в Горбачёве я вижу лидера, который оправдал мои давние надежды".

Так и было сделано. Вскоре меня пригласили в Институт, где я познакомился с Иноземцевым. В другой раз вместе с Дональдом мы отправились к Евгению Максимовичу Примакову, который принял меня очень любезно. У нас состоялся обстоятельный разговор о том, чем бы я мог заниматься в Институте. В конце концов мы решили, что это будет Ближний Восток, где годом ранее произошла очередная арабо-израильская война.

По завершении беседы Примаков сказал, что Дирекция согласна при нять меня в Институт, предложив работать в том самом Отделе, где уже работал Дональд" 2 .
---------------------------------
1 В отличие от Дональда Маклэйна, Блейк никогда не ставил вопрос о возвращении ему его подлинной фамилии, предпочитая оставаться в России Георгием Ивановичем Бехтером.
2 Запись беседы с Джорджем Блейком 22 ноября 2001


19 сентября 1974 года исполнявший тогда обязанности директора ИМЭМО Е.М. Примаков подписал приказ, гласивший: "БЕХТЕРА Георгия Ивановича зачислить с 16 сентября 1974 г. в Отдел международных отношений на должность и.о. научного сотрудника с окладом 190 рублей в месяц с последующей аттестацией" 1

В секторе Д.Е. Меламида на Блейка была возложена задача — изучать Политику Европейского сообщества и его отдельных Государств-членов на Ближнем Востоке, Исследовать их подходы к мирному урегулированию ближневосточного конфликта, в рамках которого он специально исследовал палестинскую проблему 2 .
---------------------------------
1 Личное дело Г.И. Бехтера // Архив ИМЭМО РАН.
2 См., например: Бехтер Г.И. Западноевропейская позиция в отношении ближневосточного конфликта // Западная Европа на мировой арене: Сб. Ч. 2. М., 1986. С. 263-288; он же. Общность и различие в подходах западных империалистических держав в отношении конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке // Конфликты в "третьем мире" и Запад: Сб. М., 1989. Им написана часть 6-й главы о региональных конфликтах в Средиземноморье в коллективной монографии "Страны Южной Европы в современном мире". М., 1989


В изучении ближневосточных проблем Блейк существенно обогатил Исследовательский арсенал. Советские исследователи всегда смотрели на эти вопросы исключительно через призму противостояния "прогрессивного", казавшегося им однородным арабского национально-освободительного движения, "империалистическим силам реакции" и их союзнику — сионизму. Блейк впервые поставил вопрос о центробежных тенденциях в неоднородном арабском мире, о глубоких, порой неразрешимых противоречиях между арабскими Государствами, не позволяющих им единым фронтом выступать против "заклятого врага" — Израиля.

Задолго до ирано-иракской войны он обращал внимание на необходимость учета конфессиональных различий в суннито-шиитском арабо-исламском мире, приобретающих все более важное значение. В отличие от многих своих советских коллег-международников Блейк не идентифицировал Политику США и Израиля на Ближнем Востоке, указывая на имеющиеся несовпадения их интересов. С первого дня советского военного вмешательства в Афганистане он не одобрял эту безумную акцию, хорошо представляя себе все её пагубные последствия. Разумеется, в открытой печати он не мог в те годы свободно излагать свою точку зрения, но в закрытых материалах, адресованных в инстанции, Блейк, как и некоторые другие, наиболее смелые политологи ИМЭМО, в той или иной форме высказывал свои соображения по этому поводу.

В скором времени Блейк стал одним из ведущих экспертов ИМЭМО по ближневосточным делам. Проблема была лишь с публикацией его статей и других материалов. Редакторы застойных лет часто вставали в тупик от его непривычно свободной манеры изложения своих мыслей, часто не совпадавших с установками советской пропаганды. Русским языком Блейк овладел, но вот "птичий язык" советской печати оказался ему не по силам.

Вот что говорит о своей тогдашней работе сам Блейк: "Я писал записки об эволюции ближневосточной проблемы, в частности по вопросу о палестино-израильских отношениях, об ирано-иракской войне. Иногда я принимал участие в заседаниях "круглого стола" по этим и другим вопросам. Но я не могу сказать, что моя научная работа была совсем уж успешной. Может быть, из-за того, что я всегда излагал свою личную точку зрения, не согласовывая её с официальной позицией советского руководства. Обычно я отдавал свои записки моему начальнику (Д.Е. Меламиду), и их последующая судьба была мне неизвестна. Я видел и писал о том, что США в отличие от СССР играет роль посредника между арабами и израильтянами, сохраняя хорошие отношения с обеими враждующими сторонами, хотя было ясно, что они больше под держивали Израиль. И все-таки у них были довольно тесные связи и с арабским миром.

2012-№1(34) Статья 9

Радькова О.Г., Стрелец М.В.

Даниил Ефимович Меламид (Мельников) и его место в исторической науке. C. 86-98

Статья посвящена осмыслению вклада доктора исторических наук профессора Даниила Ефимовича Меламида (Мельникова) в развитие исторической науки. Анализ работ Д.Е. Мельникова по истории фашизма, германскому вопросу, международным отношениям свидетельствует о том, что он был одним из крупнейших историков-германистов своего времени и его труды занимают достойное место в ряду лучших работ по истории фашизма и международных отношений Новейшего времени.


В моих записках я доказывал, что если Советский Союз хочет играть более существенную роль в разрешении ближневосточного конфликта, то он должен иметь нормальные отношения не только с одной стороной конфликта, т.е. с арабскими странами, но и с другой, т.е. — с Израилем. Я был убежден, что СССР никогда не сможет играть роль посредника на Ближнем Востоке, если будет поддерживать отношения только с одной стороной. Поэтому я выступал за восстановление и нормализацию отношений между Советским Союзом и Израилем.

Я настойчиво проталкивал эту идею. Очень хорошо помню мой разговор с Меламидом, который, как известно, был Евреем, и уже по этой причине не мог столь откровенно предлагать начальству нормализовать отношения с Израилем. Будучи полностью со мной согласным, он считал, что будет лучше, если с подобной инициативой выступлю я, а не он. И я сделал это, так как исходил из глубокого личного убеждения в моей правоте. И я был очень рад, когда СССР восстановил дипломатические отношения с Израилем и получил дополнительные возможности влиять на развитие ближнево сточного конфликта" 1 .

В 1988 г. Блейк перешел на работу в отдел проблем разоружения 2 , которым руководил доктор исторических Наук А.Г. Арбатов. Здесь он начал заниматься новой проблематикой, одновременно помогая в научном редактировании проводимых в отделе Исследований, переводившихся на английский язык.
--------------------------------
1 Запись беседы с Джорджем Блейком. Дипломатические отношения между СССР и Израи лем, в одностороннем порядке разорванные советской стороной в 1967 г., были восстановлены только в декабре 1990 г. — П.Ч.
2 Впоследствии этот отдел был преобразован в Центр международной Безопасности ИМЭМО.


Мягкий, доброжелательный характер Георгия Ивановича снискал ему искреннее расположение новых коллег, научных сотрудников ИМЭМО. Многие годы его избирали в профсоюзное бюро, где он занимался важным в эпоху дефицита и весьма хлопотным делом — распределением продовольственных "заказов". В свой день рождения (11 ноября) он всегда возвращался домой с букетами цветов, подаренных друзьями и коллегами. Его юбилеи (60, 70 и 80 лет) всегда тепло отмечались в научном коллективе Института. Из приказа директора ИМЭМО академика Н.А. Симонии от 11 ноября 2002 г. в связи с 80-летием Г.И. Бехтера (Блейка):

<…> "За время работы в ИМЭМО он внёс серьезный оригинальный вклад в научную деятельность Института, являясь крупным специалистом-международником. Георгий Иванович принял активное участие в подготовке и написании многочисленных научных трудов, аналитических записок, в выполнении программ Президиума Академии Наук.

С 1988 г. и по настоящее время Г.И. Бехтер плодотворно трудится в Центре международной Безопасности и является высококвалифицированным специалистом по проблемам региональной Безопасности. Он автор ряда глав в Ежегоднике ИМЭМО "Разоружение и Безопасность" и редактор этого издания на английском языке. Им проведен большой объем работ в связи с другими публикациями Центра на английском языке. Г.И. Бехтер является активным участником русского издания Ежегодника СИПРИ "Вооружения, разоружение и международная Безопасность".

Обширные знания и работоспособность, интеллигентность, доброта и отзывчивость сделали Георгия Ивановича одним из наиболее уважаемых и любимых сотрудников нашего коллектива. <…>" 1 .
--------------------------
1 Личное дело Г.И. Бехтера (Блейка) // Архив ИМЭМО РАН


В день 80-летия Блейка самодеятельный институтский поэт (В. Владимиров) посвятил ему небольшую поэму, в которой есть такие строки:

Весь Институт в едином междометии
Слился сегодня — все кричат: "Ура!".
У Джорджа Блейка — 80-летие,
И нам его приветствовать пора.

Вся жизнь его — созвездие мистерий,
И главной тайны не развеян дым:
Как, пережив крушенье двух империй,
Он остается вечно молодым?

"Должен честно сказать, что приход в Институт был счастливейшим этапом в моей жизни, — говорит Блейк. — Если моя жизнь здесь удалась, то во многом из-за того, что я попал на работу в Институт. Я встретил там очень интересных людей, которые очень хорошо меня приняли, очень хорошо ко мне относились. Я нашел там много друзей и добрых знакомых. Моя жизнь в Институте была интересной. Я общался с людьми, знавшими ино странные языки, бывшими хорошими экспертами по разным странам, осо бенно европейским. С ними у меня было много общего. Нас связали общие профессиональные интересы. Я не был членом коммунистической партии и особенно к этому не стремился, но я много работал в профсоюзе и это, надо сказать, дало мне интересные контакты, поскольку я еженедельно или раз в две недели занимался получением и распределением в отделе продовольственного пайка (заказов, как это тогда называлось). Кроме этого я занимался продажей марок и лотерейных билетов для благотворительных целей. В качестве члена профсоюзного бюро я помогал организовывать все возможные праздники и юбилеи, а их тогда отмечали довольно часто. Я благодарен нашему коллективу за то, что чувствовал себя полноправным его членом, таким же, как и все — сотрудником этого Института" 1 .
---------------------
1 Запись беседы с Джорджем Блейком



другие темы:

Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments