zlobnig_v_2 (zlobnig_v_2) wrote in rus_vopros,
zlobnig_v_2
zlobnig_v_2
rus_vopros

Закрытый сектор: IIASA - п. 6 ч. 30

Оригинал взят у zlobnig_v_2 в Закрытый сектор: IIASA - п. 6 ч. 30



Галич расскажет о том, как в сорок восьмом, вскоре после гибели Михоэлса, пришел на заседание Еврейской секции Союза писателей. «Вдруг Маркиш (поэт Перец Маркиш, руководитель секции, которого в 1952-м расстреляют по делу Еврейского антифашистского комитета – АП), сидевший на председательском месте, увидел меня. Он… резко встал, крупными шагами прошел через весь зал, остановился передо мною и проговорил нарочито громко и грубо: «А вам что здесь надо? Вы зачем сюда явились? А ну-ка, убирайтесь отсюда вон!» … Я опешил… Я повернулся и вышел из зала, изо всех сил стараясь удержать слезы… Недели через две почти все члены еврейской секции были арестованы, многие – и среди них Маркиш – физически уничтожены».

«Едва ли Галич был туда приглашен, – рассказывает сын расстрелянного поэта, израильский писатель Давид Маркиш. – Но это было не закрытое заседание, и можно было войти. И отец его встретил в дверях. Может быть, он знал его в лицо. Но приятелями они не были: это я знаю точно. … Просто отец знал: кто войдет в эту комнату, будет замечен. Он подставляет себя под удар. А то, что там были и те, кто замечал, – это отец знал наверняка».



Гвишиани Д.М.:

Вскоре директор ИИАСА уже имел нескольких постоянных сотрудников - должность заместителя директора занял профессор Александр Летов из Советского Союза, член-корреспондент АН СССР, один из ведущих сотрудников Института проблем управления, специалист по автоматическому регулированию, прилично владевший английским языком; секретариат института возглавил Андрей Быков, который за несколько лет до начала работы в ИИАСА учился в США в Слоуновской школе бизнеса и обладал прекрасной научной подготовкой и организаторскими способностями. В организацию научной работы активно включились два немецких ученых - профессор Вольф Хефеле из ФРГ и Конрад Грот из ГДР; административную работу взял на себя Джулиан Уоттс из Великобритании.

В Вене Райффа быстро наладил дружеские отношения с генеральным директором расположенного там МАГАТЭ доктором Эклундом, который дал ему множество полезных советов, но, в отличие от других доброжелателей, не ограничился этим, предоставив новоиспеченной дирекции ИИАСА помещение для офиса и обеспечив секретарской помощью.


«Я, - вспоминал Райффа, - начинал работу в ИИАСА как бухгалтер, и американская Академия наук постоянно осложняла мне жизнь напоминанием, что каждый выписанный чек должен быть подписан и заверен моим дорогим другом и коллегой Алексом Летовым, который был заместителем директора. Я постоянно переезжал из Кембриджа в Вену, а Алекс в то же время проделывал такой же путь из Москвы. Представьте себе неразбериху с нашими счетами! Величайшим для меня был день в самом конце 1972 года, когда я принял на работу бухгалтера и больше мог не заниматься лично финансовыми расчетами...».

На одном из первых заседаний совета ИИАСА было принято решение, позволяющее директору пригласить по контракту на работу в исследовательском штате института шестьдесят человек, не считая административного и обслуживающего персонала, в дальнейшем по необходимости постепенно увеличивая число приглашенных.

Нам хотелось видеть институт постоянно обновляющимся организмом, поэтому ученые приглашались чаще всего на год. По правилам, предусмотренным уставом, поиски специалистов в разных странах должны были вести члены совета, представляя затем их кандидатуры на рассмотрение директора и совета в целом.

Но на деле первых сотрудников ИИАСА пришлось вербовать самому Райффе. Позже он вспоминал: «В США я сосватал профессора Алана Манна, пообещав ему увлекательное общение с коллегами, прекрасные условия для научной работы и катание на лыжах вместе с семьей под сияющими небесами. Когда Алан дрогнул, я нашел Джорджа Данцига, который согласился поехать, так как был очень высокого мнения об Алане Манне, и сказал мне, что Алан должен получить Нобелевскую премию за работы по планированию экономики. Тьеллинг Купманс был рад приехать, так как знал, что едут Манн и Данциг, и считал, что Данциг должен получить Нобелевскую премию за работы по математическому программированию. Когда Данциг и Купманс были готовы подписать контракт, оказалось нетрудным уговорить Манна. Все они приехали, а Нобелевскую премию получил Купманс к большой радости всех, работавших в ИИАСА»...

Шаталин - Канторович

220px-Leonid_Kantorovich_1975
Леонид Витальевич Канторович

В 1971 году Канторович был переведен в Москву, сначала заведующим проблемной лабораторией Института управления народным хозяйством Государственного комитета по науке и технике (ГКНТ), а с 1976 года - отделом научно-технического прогресса Всесоюзного научно-исследовательского института системных исследований ГКНТ и АН СССР. Все последующие годы, вплоть до своей кончины в 1986 году, он являлся членом ГКНТ, участником ряда других комитетов и министерств в качестве члена научно-технических и экспертных советов.

В работах Канторовича 70-80-х годов использовались вопросы расчета эффективности капитальных вложений, работы транспорта с экономической точки зрения, комплексного анализа взаимосвязи транспорта с другими отраслями народного хозяйства, распределения перевозок между различными видами транспорта с учетом экономичности и особенно энергозатрат. Значительная часть методик Канторовича получила широкое применение в практике планирования в СССР.

Премия памяти Альфреда Нобеля в 1975 году по экономике была присуждена Л.Канторовичу совместно с Т.Купмансом "за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов". В речи на церемонии презентации представитель Шведской королевской академии наук Р.Бентцель подчеркнул очевидность того факта, что основные экономические проблемы могут изучаться в чисто научном плане, независимо от политической организации общества, в котором они исследуются, подтверждаемого работами двух лауреатов. Работы Т.Купманса и Л.Канторовича, выполненные абсолютно независимо ? друг от друга, тесно соприкасались, а американский ученый подготовил в 1939 году первую публикацию книги советского ученого на английском языке. В своей Нобелевской лекции "Математика в экономике: достижения, трудности, перспективы" Канторович говорил о проблемах и опыте плановой, особенно советской, экономики.

В период работы в СО АН СССР после доноса партийных экономистов Канторовича поместили в психиатрическую лечебницу, но вмешательство брата — известного психиатра — помогло ему вскоре покинуть данное заведение.

С 1976 года работал во ВНИИСИ ГКНТ и АН СССР, ныне Институт системного анализа РАН.


Ключевые члены правительства младореформаторов вышли из научной группы, пытавшейся под руководством академика Шаталина предсказать перспективы советской экономики. 1992 год. Александр Шохин, станислав Шаталин, Егор Гайдар и примкнувший к ним Геннадий Бурбулис

Фото: Из личного Шохина Александра архива


Сергей Валерианович Чесноков

российский ученый, математик, социолог, культуролог, музыкант, специалист по методам анализа данных и применению математических методов в гуманитарных исследованиях и проектах. Известен как создатель детерминационного анализа и детерминационной логики, исследователь гуманитарных оснований точных наук, активный участник песенного движения и артистического андерграунда в СССР и современной России. Родился 29 июня 1943 года в с.Кулеви (Грузия). Живет в Москве. Окончил МИФИ (1965), профессия по образованию — теоретическая ядерная физика. Научный директор фирмы "Контекст". Играет на 6-струнной гитаре. Автор математической теории правил (детерминационного анализа). В 1966–1968 президент Федерации клубов песни Москвы, Ленинграда и Новосибирска, один из организаторов и участников Новосибирского фестиваля (1968 года).

В 1980 году Чесноков завершил первый этап теории детерминаций, работая в Институте системного анализа (тогда ВНИИСИ ГКНТ и АН СССР) в научном коллективе С. С. Шаталина, ученика Л. В. Канторовича. Теория была изложена в монографии «Детерминационный анализ социально-экономических данных». При поддержке С. С. Шаталина, Л. В. Канторовича и Д. А. Поспелова монография Чеснокова была в 1980 принята к печати Главной редакцией физико-математической литературы издательства «Наука» и вышла в свет в 1982 году. В 2009 она переиздана издательством URSS.


С.В. Чесноков

"МНЕ ИНТЕРЕСЕН ЧЕЛОВЕК КАК ЧЕЛОВЕК

Среди них были такие, у кого под камуфляжем сохранялась глубокая детская приверженность истинам, — таким был Шаталин. Его учитель Канторович логику регалий подчинял логике науки высочайшего класса. Но это было величайшей редкостью.

Сергей ЧЕСНОКОВ (Москва)

Леонид Витальевич Канторович: штрихи к портрету

В Институте системных исследований, где у Леонида Витальевича была небольшая, несколько человек, лаборатория, я в конце семидесятых работал в отделе Станислава Шаталина, у Олега Пчелинцева. Занимался математической теорией правил, выводимых из наблюдений за частотами событий, известной как «детерминационный анализ».

Шаталин оказывал Леониду Витальевичу всяческие знаки внимания. Он с благодарностью и гордостью называл себя учеником Канторовича.

Временами Леонид Витальевич заходил в отдел по делу, а иногда просто посидеть. Его облик, реплики, интонации в разговоре привлекали всех. Что бы он ни говорил, к его словам невозможно было не прислушиваться. Содержание ушло. Но запомнилась атмосфера. Помимо памяти о душевном строе этого человека, осталось ощущение организации жизни, в которой служение науке было определяющим.

К тому времени Академия окончательно превратилась в отлаженную машину по эксплуатации престижа науки, превращению его в разнообразные ресурсы и власть над ними. Процесс общемировой. Институт Системного Анализа в Австрии, под Веной, и Римский Клуб, с которыми как бы сотрудничал московский Институт системных исследований, служили выразительной иллюстрацией. Но в Советском Союзе была своя специфика. Она определялась бериевским атомным проектом, другой военной тематикой, а также откровенной организационной функциональностью господствовавшей идеологии. Всем был памятен «волчий вой» внешне успешного президента Академии Сергея Вавилова, когда убивали его знаменитого брата Николая. Эти и другие наглядные уроки власти, как «жить с волками», были усвоены академиками и превращены в «науку наук», которой обязан был владеть и владел каждый, кто получал или стремился получить позицию в Академии.
________________________________


И хотя до первых впечатляющих результатов было еще далеко, в июне 1973 г., спустя восемь месяцев после подписания Устава ИИАСА, в обновленный замок Лаксенбург прибыл первый сотрудник, а осенью там работали уже двадцать человек.

К тому времени увеличилось и число стран-членов института - к нам присоединилась Австрийская Академия наук. Присоединение Австрии к числу членов Института было совершенно закономерным, ибо с первых дней существования ИИАСА представители австрийской стороны, австрийская Академия наук, министерство науки, МИД Австрии, министерство финансов искренне шли навстречу при решении многих больших и малых вопросов, с которыми сталкивался ИИАСА, и на деле действовали так, как будто уже были членами нашего содружества.

Исследовательская стратегия ИИАСА, которую утвердил Совет по представлению директора, включала в себя на первом этапе четыре основных направления: подбор и организацию междисциплинарных научных рабочих групп, налаживание и развитие связей с другими научными организациями, организацию эффективного обмена научной информацией и определение собственной конкретной научной программы исследований на ближайший период.

Райффа, имевший серьезный опыт работы в так называемых «междисциплинарных группах», создававшихся в разное время в университетах США, хорошо знал, что тесные взаимосвязи между представителями разных научных дисциплин возникают с большим трудом. Было ясно, что математику из США гораздо легче работать с математиком из Советского Союза, чем американскому экономисту с американским психологом.

… стратегическое направление ориентировалось на упрочение связей, в первую очередь со спецучреждениями и отделениями ООН, такими как МАГАТЭ, ВОЗ, ЮНЕСКО, ВМО, ЮНЕП и прочими. Пользуясь своими обширными личными связями, сотрудники ИИАСА установили с этими организациями деловые контакты.

И здесь, благодаря самоотверженной работе руководителей института, нам сопутствовал успех - первая международная научная конференция состоялась в ИИАСА уже в 1975 г.

Нужно было сосредоточиться на проблемах, при решении которых оптимальные результаты может получить именно междисциплинарный коллектив ученых Востока и Запада.

В конце концов, мы остановились на шести прикладных проектах, один из которых был связан с энергетической проблемой, другие - с экономическими и экологическими системами, задачей комплексного использования водных ресурсов, городским и региональным развитием, биологическими и медицинскими задачами, промышленными системами. Эти шесть проектов очертили как бы общие рамки первых научных программ ИИАСА. Кроме них были приняты также три вспомогательных проекта - методология математического моделирования, развитие компьютерных наук и организационно-управленческие проблемы. Причем эти три разработки должны были обслуживать шесть предыдущих прикладных программ так, чтобы, исследуя, скажем, медико-биологические системы силами специалистов в данной области, можно было образовать вспомогательную группу с участием прикладных математиков, программистов, инженеров, специалистов в области моделирования, общественных наук, международного права, поведенческих наук, заинтересованных в политическом анализе историков и прочих.

В результате долгих бурных обсуждений и дискуссий с привлечением многочисленных специалистов и экспертов первой темой исследований Международного института прикладного системного анализа была выбрана энергетическая проблема, крайне обострившаяся в то время.

В июне 1973 г. группа исследователей из разных стран мира начала в ИИАСА под руководством профессора Вольфа Хефеле работу над программой исследования энергетических систем. Кризис 1972 г. поставил эту проблему в ряд важнейших, она приобрела глобальный характер, будучи тесно связанной с другими острыми мировыми проблемами - продовольственной и сырьевой.

Программа исследований, принятая ИИАСА, имела две особенности, отличавшие ее от большинства других подобных проектов существующих в мире. В то время как другие исследования, в том числе и выполненные под эгидой Римского клуба, ограничивались, как правило, периодом прогнозирования до двухтысячного года и фокусировали внимание на отдельных регионах, хотя и в мировом контексте, программа ИИАСА охватывала сроки до 50 лет вперед, т.е. первые десятилетия XXI в., и имела глобальную перспективу - мир в целом, включая развитые страны Востока и Запада и развивающиеся страны семи различных регионов земного шара.

Чтобы оценить возможный рост и тенденции спроса на энергию в семи мировых регионах в течение среднего и долгосрочного периодов, необходимо было оценить, в свою очередь, допущения, связанные с экономическим ростом, развитием технологии и изменениями образа жизни. Ни один из имевшихся в распоряжении исследователей методов не мог обеспечить высокую надежность таких оценок.

Первые полученные результаты поразили специалистов: оказалось, что в первой четверти будущего века потребление энергии, по меньшей мере,  удвоится, а может и возрасти в три-четыре раза, тогда как добыча нефти и газа значительно сократится. Возник следующий вопрос: за счет, какого источника можно будет получить необходимую энергию?

Чтобы дать на него ответ, нужно было располагать данными о мировых энергетических ресурсах. С этой целью в ИИАСА были организованы первые международные конференции с участием ведущих экспертов из стран-членов института, позволившие свести воедино информацию о резервах и ресурсах ископаемого и ядерного топлива.

Второй крупной программой, начатой в первый же год работы ИИАСА, была программа исследований окружающей среды и водных ресурсов. Работу над экологическим проектом возглавил канадский профессор Холлинг, задавшийся целью показать практическую и теоретическую ценность нового подхода к решению ресурсных и экологических проблем, объединяющего в себе экологический подход, моделирование и анализ альтернативных политик в этой области. Существовавшие в то время подходы опирались на комбинации только двух из названных методов. Вскоре усилиями группы ИИАСА были разработаны методы оценки экологических последствий альтернативных энергетических политик. Для каждого рекомендованного энергетического сценария создавался набор моделей, с помощью которых оценивались экологические эффекты. Этот метод прекрасно зарекомендовал себя на практике в американском штате Висконсин, в бассейне Роны во Франции и некоторых районах ГДР.

Ярко проявились в этих исследованиях и уникальные особенности нового института, его ориентация на междисциплинарность. Для всех проводившихся в этой области работ было характерно тесное и непрерывное сотрудничество с национальными научными институтами, связанными с энергетической политикой.

Руководивший работами по исследованию водных ресурсов советский ученый Александр Летов (Лётов?) инициировал исследования методологических проблем, связанных с выработкой практических рекомендаций по сохранению и использованию водных ресурсов Земли.

Authors: Letov AM, Rozanov YA

Publication Year: 1974

Reference: IIASA Research Report RR-74-008

http://webarchive.iiasa.ac.at/Admin/PUB/Documents/RR-74-008.pdf

Этот проект также был рассчитан на долгосрочный междисциплинарный подход, предполагавший взаимодействие экономистов, гидрологов, экологов, математиков, специалистов в области политических наук и пр. Группа под руководством профессора Летова получила оценки потребностей в воде таких потребителей, как промышленность, сельское и коммунальное хозяйство, индустрия отдыха, составив в результате руководство по определению потребностей в воде, основанное на оптимальных практических результатах разработок, сделанных в ходе ее исследований.

Третья группа ученых под руководством канадца Гарри Свейна и советского профессора Александра Челюсткина работала над проектом управления городскими системами, сосредоточив основное внимание на вопросах обеспечения городской инфраструктуры, формирования структуры систем человеческих поселений, миграции населения внутри страны. Математические методы изучения распределения населения по возрасту и по полу, а также его эволюции во времени уже существовали и использовались демографами мира. Но работы, проведенные в ИИАСА, значительно расширили математическую демографию, позволив учитывать миграцию в рамках многорегионных систем народонаселения. Другая задача, исследовавшаяся этой группой, состояла в поисках объяснений причинных связей между показателями экономического развития и структурой городов в рыночной и социалистической экономических системах.


Челюсткин Александр Борисович

А. Б. Челюсткин остался в памяти поколений не только крупным учёным и педагогом, но и талантливым организатором науки и общественной жизни. Он был председателем месткома Института, заместителем декана факультета автоматизации прокатного производства Московского народного университета, председателем ячейки общества «Знание», председателем философского семинара Института, председателем научно-технического комитета Национального комитета СССР по автоматическому управлению, заместителем главного редактора журнала «Автоматика и телемеханика», заместителем председателя Совета при издательстве «Советское радио».

А. Б. Челюсткин достойно и с честью представлял нашу родину за рубежом. Во время Великой Отечественной войны с 1943 по 1945 гг. он был в ответственной командировке в США, а в последние годы жизни работал в Международном институте прикладного системного анализа в Вене.
___________________________

И, наконец, четвертая, методологическая, программа разворачивалась под руководством американцев Джорджа Данцига и Тьеллинга Купманса. Целью этого проекта были поиски синтеза теоретических и конкретно-прикладных разработок и методов. В этих рамках проходили исследования математических свойств систем, разрабатывалось программное обеспечение математических моделей, методологическая поддержка прикладных разработок, способы оптимального определения целей, структуры и способов управления организациями. В этих работах приняли участие ведущие советские специалисты, в том числе Нобелевский лауреат академик Л. В. Канторович. см. выше

Институт обзавелся системой ЭВМ среднего размера, библиотекой, которая успешно налаживала связи с крупнейшими библиотеками Европы и мира.

Устав ИИАСА позволял привлекать для финансирования внешние источники, выполнять заказные работы. Мы начали налаживать сотрудничество с крупнейшими промышленными фирмами - «Ай-би-эм», «Шелл», «Сименс», «Ксерокс», «Контрол Дейта» и другими, - которые активно вели научные разработки, и стали приглашать их представителей для работы в ИИАСА в качестве внештатных сотрудников.

По словам Клеменса, «...в первое время Советы присылали «дохлых» сотрудников, тогда как США - ученых мирового класса. Чтобы избавиться в СССР от проблемы отбора, Гвишиани предложил принимать большое число исследователей из Советского Союза на двухмесячную стажировку с тем, чтобы директор отбирал из их числа тех, кто получит приглашение на более долгий срок».

Успели мы понести и потери. 29 сентября 1974 г. скончался Александр Михайлович Летов, один из пионеров института, активно участвовавший в организации его деятельности, занимавший пост первого заместителя директора ИИАСА и одновременно возглавлявший программу исследований водных ресурсов. Говард Райффа в прощальном слове сказал: «Профессор Летов сделал за свою жизнь огромный вклад в науку. Мы счастливы, что последние шаги на этом пути он сделал среди нас в ИИАСА...».

Заседание совета в ноябре 1975 г. начиналось по-деловому. Прошло представление двух новых членов Совета ИИАСА - Харрисона Брауна заменил секретарь по иностранным делам Американской Академии наук Джордж Хаммонд, а представлявшего Академию наук ГДР профессора Хельмута Коциолека - заместитель Генерального секретаря АН ГДР Карл Бихтлер. И это были не единственные изменения в руководстве ИИАСА: истек трехлетний срок пребывания в должности директора Говарда Райффы.

В своем последнем выступлении на совете в качестве директора Райффа сказал:

«Я поверил в концепцию ИИАСА с того самого момента, когда Макджордж Банди впервые рассказал мне о ней в 1968 г. В то время она была весьма общей, но и в том аморфном виде содержала фундаментальные положения, которые были важными тогда и сохранили свою ценность до сих пор... Мне кажется, что в ИИАСА мы создали уникальный для нашего времени институт. Если бы он не был создан в 1972 г., мы все были бы убежденными сторонниками его создания сегодня... Важно понять, что идея, претворившаяся в ИИАСА, возникла до начала разрядки, но институт, конечно, стал возможен, благодаря ослаблению напряженности между Западом и Востоком, и теперь, когда институт работает, он должен устоять, даже если разрядка замедлится. Я твердо верю в это!

В целях обеспечения той самой преемственности, американская сторона внесла предложение о моем переизбрании председателем совета ИИАСА, чтобы я мог в сотрудничестве с новым американ-ским директором проводить в жизнь разработанную стратегию развития института.

Президент Национальной академии наук США Филип Хэндлер обратился к президенту АН СССР М. В. Келдышу со специальным письмом по этому вопросу. На заседании совета было единодушно принято предложение о продлении срока моих полномочий. Мне оставалось только сожалеть об уходе Говарда Райффы, с которым у нас уже сложилось полное взаимопонимание.

Тем не менее, несмотря на все трудности, совместная с другими научными организациями работа развивалась. Так, вместе с МАГАТЭ велись исследования по проблеме риска, в том числе опасности ядерных аварий; состоялась организованная совместная с ВОЗ конференция по системе общественного здравоохранения; в конце 1974 года была составлена программа совместных работ с ЮНЕСКО. С ИИАСА тесно сотрудничали Международная Федерация по переработке информации (ИФИП), Международная Федерация автоматического управления (ИФАК), Международная Федерация институтов перспективных исследований (ИФИАС), Международная Федерация обществ исследования операций (ИФОРС).

С 1956 года Александр Михайлович Летов являлся представителем СССР в Международной федерации по автоматическому управлению (ИФАК) и вёл там активную работу в начале как член подготовительного комитета (в 1956–1957 годах), затем как первый Вице-президент (в 1957–1959 годах), далее как Президент ИФАК (в 1959–1960 годах), а после этого как паст-президент и член исполнительного совета ИФАК.

Будучи Президентом этой организации, А.М. Летов отвечал за организацию и проведение Первого международного конгресса ИФАК в Москве в 1960 году.


Плодотворные контакты налаживали энергетические институты Академии наук СССР и ее Сибирского отделения, активизировались связи Минздрава СССР и его институтов. Советский Гидрометеорологический институт, американский Центр исследований атмосферы в Колорадо совместно с ИИАСА активно работали с компьютерной моделью, созданной британским Метеорологическим агентством. Это лишь небольшие частные примеры, перечень которых легко можно было бы продолжить. Но самое главное то, что они свидетельствовали о зарождавшейся тенденции тесного сотрудничества заинтересованных организаций во всем мире.


другие темы:

Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment