anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

большая совецкая женщина сталинской эпохи

выполнение задачи потери идентичности рн совецкой власти:

Оригинал взят у mgsupgs в Большая женщина сталинской эпохи

Девушка-с-веслом


Политическим началом сталинской эпохи можно считать 1925 год (год победы над Троцким), социальным – 1928-й (начало выдвижения и “великого перелома”), культурным – 1932-й (начало создания нового большого стиля).

Эпоха культурной революции 1928-1931 годов представляет собой парадоксальное переходное явление. В политическом (завоевание полной власти в ЦК, кадровая революция) и социальном (выдвижение молодежи, всеобщая тотальная мобилизация) смысле она является началом сталинской эпохи. Однако в культурном отношении она представляет собой продолжение, завершение и исчерпание радикальной конструктивистской парадигмы предыдущей эпохи. Поэтому ее мифология, ее стиль, ее женские типы принадлежат обществу 1918 – 1928 годов; это эстетика «конца времен», эстетика чистой «цивилизации», лишенной всяких культурных иллюзий.

В контексте сталинской эпохи логику культурной революции можно рассматривать как уничтожение одной культурной традиции 20-х годов (либеральной нэпманской) с помощью другой (радикальной конструктивистской) – временно использованной и впоследствии тоже уничтоженной. Новая власть приходит, используя левую фразеологию как инструмент идеологического уничтожения; затем она отбрасывает ее, чтобы создавать собственный вариант культуры.

Главной целью культурной революции 1928 года можно считать уничтожение традиционной культуры русского аграрного общества (в марксистском понимании — аристократической, церковной, крестьянской), в известном смысле даже «культуры» вообще – замену ее на «цивилизацию»; создание массового общества (социально однородной, лишенной горизонтальных связей пролетаризированной массы), нового индустриального человека. Самые радикальные идеи предполагают разрушение не только собственно аграрного, но и вообще доиндустриального общества, всех основополагающих топосов буржуазной культуры Европы нового времени – «города», «дома» и «семьи».

Один из наиболее популярных лозунгов эпохи культурной революции в женском вопросе – это лозунг эмансипации, освобождения. В первую очередь это освобождение женщины от домашних обязанностей для ее работы в промышленности. Превращение «домашней рабыни», привязанной к семье, кухне и детям, в «фабричную работницу», привязанную к машине, то есть рабыню индустриальную, а не домашнюю, вполне логично с точки зрения индустриальной идеологии, для которой «домашнее рабство» женщины было одним из проявлений буржуазной частной собственности, роскоши и расточительства – нерационального использования человеческого материала. Созданные специально для этого ясли, детские сады, столовые и фабрики-кухни воплощают, впрочем, не только освобождение женщины, но и вообще обобществление быта, его научную организацию и коллективизацию.

Основной женский тип 1928 года – пролетарская женщина, потомственная городская работница в третьем поколении, дисциплинированная, беспрекословно подчиненная заданному ритму движений, обладающая нерассуждающим, инстинктивным автоматизмом, являющаяся частью машины производства. Это чаще всего текстильщица (наиболее распространенный тип работницы) — почти женщина-насекомое, женщина-паук из мифа об Арахне.

Другой распространенный тип — пролетарская женщина-агитатор (нечто в духе 1918 года), женщина-выдвиженец, дисциплинированный партийный или комсомольский функционер, некий механизм для беспрекословного исполнения приказов – «приводной ремень», часть огромной машины власти. Это эмансипированная женщина-товарищ с подчеркнутым отсутствием вторичных половых признаков; с короткими волосами, одетая в кожаную куртку и красную косынку.

04
Александр Самохвалов. Советская физкультура. 1935

Основной женский тип эпохи 1932 года – тип, который может быть условно обозначен как «спортсменка»: универсальный тип телесно совершенного человека. Организованный военизированный спорт (чисто командный по характеру) существовал и в эпоху культурной революции, однако его смыслом был тот же функционализм муравейника. Он был не столько телесной, сколько механической (производственной) практикой, связанной с техникой, с оружием, со средствами химической защиты. «Спортсменка» 1932 года – это нечто принципиально иное: это новая тоталитарная Ева.

Женские торсы Дейнеки 1932 года обозначают начальную точку — предельную и нерастраченную полноту телесности, существующую лишь в момент творения. Сила, молодость, невинность (незнание стыда) свидетельствуют о своего рода метафизических качествах: как о первоначальной тотальной полноте присутствия, так и о первоначальной тотальной нерасчлененности, невыраженности, недифференцированности. Здесь, в этой слепой плоти, явно присутствует и андрогинность (неразличение мужского и женского), и бесклассовость (неразличение социального, то есть отсутствие собственно «пролетарских»  телесных признаков, столь важных в искусстве того же Дейнеки 1928 года), и вообще гуманистическая тотальность (неразличение «культурно высокого» и «низкого», «аристократического» и «простонародного»). Точно так же здесь подразумевается абсолютная анонимность (стертость индивидуальных различий). Это — «только торсы». Античность, ассоциативно присутствующая в любом культе телесности Нового времени, здесь трактуется антиинтеллектуально: это Спарта, а не Афины.

Aleksandr-Deyneka-Squash
Александр Дейнека. Игра с мячом. 1932

Культура общества 1932 года построена на идее дисциплины, но дисциплины, носящей принципиально иной – не производственный, а этатистский – характер. Он означает конец эпохи культурной революции и начало эпохи порядка; конец тоталитарного энтузиазма и начало авторитарной власти формальных институтов. 1932 год — это начало создания системы полицейского государства (именно в этом году возникают основные институты социального контроля и надзора – трудовые книжки, паспорта, прописка).

Параллельно начинает возрождаться и классический гуманизм с его культом античности, ордерной архитектурой (школа Жолтовского), изданием теоретических трактатов неоклассицизма издательством «Академия» (издание Винкельмана, а также архитектурных теоретиков — Витрувия, Виньолы, Палладио).

image

Алексей Пахомов. У Петропавловской крепости, 1934; Александр Самохвалов. После кросса. 1934-1935

Стилистику искусства 1932 года можно рассматривать как часть общемирового процесса художественной «реакции», отказ от крайностей радикального иконоборчества модернизма, от эстетики техницизма и «возвращение назад» – к домодернистскому искусству и вообще к классике. В искусстве Дейнеки и Самохвалова идет поиск новых форм, склоняющийся к “неоклассицизму” с его культом совершенного тела.

b76c756618d9

Место механического универсализма занимает телесный – еще пока достаточно абстрактный, но уже вполне героический по пафосу. Атлетизм 1932 года – это именно потенциальный, а не актуальный героизм, демонстрация возможностей, а не свершений. Дейнека  и его обнаженные торсы в пустом пространстве представляют как бы «первый день творения»: рождение героев, но еще не их деяния.

Этот абстрактный монументализм, построенный на пластике большой формы, впоследствии станет композиционной и пластической основой будущего большого стиля 1936 года.

pimenov
Юрий Пименов. Новая Москва. 1937

“Большой стиль” рожден возвышенной риторикой репрезентации, стилистикой парада-алле, торжественного финального шествия, завершающего представление; эстетикой конца истории. Этот конец стирает все существующие в пространстве истории социальные различия, уничтожает телесно выраженную специализацию. Его результатом и является создание телесно универсального женского типа – различающегося только костюмом (именно костюм становится выражением сохраняющихся социальных и национальных различий). В основе этого универсального типа – телесно совершенная женщина, взрослая, сильная и красивая.

attach
Александр Дейнека. Стахановцы. 1937

Семьи как таковой ни в кино, ни в живописи “большого стиля” нет, как нет собственно дома, домашнего очага. Их место занимает мифология единства нации как “большой семьи” (по Хансу Гюнтеру). Главный жанр "большого стиля" — шествия людей в белых одеждах, марши ударников, торжественные церемонии (например, встречи народа со Сталиным – на съездах ударников и колхозников, на заседаниях Верховного Совета), демонстрации и массовые народные гуляния (носящие – на ВСХВ — почти мистериальный характер). Пафос монументальных панно – не столько устремленность в будущее, сколько торжество настоящего; пафос триумфального шествия.

Архаический миф предполагает не столько социальную, сколько гендерную специализацию – поэтому здесь становится еще более очевидно разделение на героический мужской мир военных “подвигов” и женский мир “труда” (главным образом труда на земле) и “продолжения рода”. Таким образом, место социальной дифференциации здесь имеет место мифологическая (архетипически восходящая к “большой семье”) – “отца”, “матери”, “сыновей”, “дочерей”.

Мифологический характер культуры 1936 года внешне выражен в ее ритуальности и церемониальности. Советское общество приобретает не только институциональное, но и внешнее декоративное оформление. Создается общая риторика “большого стиля”, зафиксированная в “священных текстах”; в первую очередь в конституции СССР (являющейся именно литературным, а не юридическим памятником эпохи), а также в “кратких курсах” истории ВКП(б) и СССР. Прекращаются все публичные дискуссии по любым вопросам (еще возможные в 1934 году); место аргументов окончательно занимают цитаты. Традиция церемониального цитирования священных текстов, напоминающая практику богослужений, становится основой любых публичных выступлений.

Наконец, в 1936 начинается создание тоталитарного декорума, собственно эстетики и стилистики “большого стиля”. Если романтический и героический пафос официальной идеологии 1934 года направлен в будущее, стремится к покорению и открытию неизвестного, требует максимального напряжения сил, то пафос идеологии “большого стиля” 1936 года обращен к настоящему, к свершившемуся, к достигнутому; это идеология “триумфа”. Главное, к чему стремится эта эпоха – это демонстрация “достижений”. Для демонстрации их за рубежом используются всемирные выставки в Париже 1937 и Нью-Йорке 1939, для демонстрации их внутри страны строится специальная “страна чудес” – Всесоюзная сельскохозяйственная выставка.

15 ВДНХ фонтан Дружба народов

Изменение демографического баланса в результате колоссальных потерь на фронтах Великой Отечественной войны приводит к тому, что основой советского общества в послевоенную эпоху становится городской средний класс – в основе своей состоящий из женщин. Женской постепенно становится средняя бюрократия, сфера услуг, система образования – все то, что принято отождествлять с культурой среднего класса, количественно преобладающего в любом развитом обществе. Таким образом, помимо всего прочего 1946 годом можно датировать еще и начало скрытой феминизации советской культуры. Это сказывается даже на внешнем облике высших представителей власти. Место брутальных и мужественных – одетых во френчи и сапоги, чаще всего усатых, подобно Сталину (Кирова, Кагановича, Орджоникидзе) 30-х годов - занимают в конце 40-х вполне бытовые – смешные и толстые — персонажи: Маленков, похожий на переодетую женщину, Берия в пенсне и шляпе, лысый Хрущев.

Официальная идеология и эстетика власти СССР после войны приобретает еще более триумфальный пафос и гигантский размах. Эта триумфальность носит чисто внешний характер, полностью заменяя искренний энтузиазм 30-х годов. Это эпоха чудовищных – в духе Колосса Родосского — статуй канала Волго-Дон, по сути чисто инженерных сооружений, которым придан характер идеологических аттракционов.


Памятник Сталину был выполнен из уникальной самородной меди, добытой по спецзаказу; высота скульптуры составляла 24 метра. Простояла скульптура Сталина всего девять лет, а после падения сталинского режима и переименования Сталинграда в Волгоград была снесена за одну ночь.

Если отбросить всю пропагандистскую шелуху, то в чистом остатке от всего "большого стиля" остаётся "Девушка с веслом".

6541
Талантливый скульптор Иван Дмитриевич Шадр (1887 - 1941) вылепил ее в 1934 году по гос. заказу для центрального фонтана ЦПКиО им. Горького в г. Москва. Высота статуи с постаментом составляла 12 метров, то есть была размером с трёхэтажный дом.

img_4345

img_4349
А это миниатюрная копия "Девушки с веслом".

Интересно, что у неё нет ни индивидуальной жизненности, ни какого-нибудь определенного выражения лица; это абстрактный взгляд вне времени и пространства, ни на что не обращенный, не отражающий никакого характера или переживания. Нет на ней и одежды, по которой можно было бы определить её национальность. В предельно обезличенном виде она представляет собой образец homo soveticus, некое идеальное женское существо, выведенное в СССР, "всечеловек" без роду и без племени.

Ещё более интересно то, что многочисленные копии "Девушки с веслом" были установлены чуть ли не в каждом городском парке Советского Союза. Естественно, все эти копии были ни чем иным как средством пропаганды основной советской идеи - создания обезличенного "гомо советикус". По Зиновьеву, "гомо советикус приучен жить в сравнительно скверных условиях, готов встречать трудности, постоянно ждёт ещё худшего; одобряет действия властей; стремится помешать тем, кто нарушает привычные формы поведения, всецело поддерживает руководство; обладает стандартным идеологизированным сознанием; чувством ответственности за свою страну; готов к жертвам и готов обрекать других на жертвы".

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/35/Gorky_Park_01.jpg?uselang=ru
Одна из тиражируемых вариаций «Девушки (женщины) с веслом» (Москва, Парк имени Горького)

Изображение


Оригинал взят у ltraditionalist в Большая женщина сталинской эпохи
Автор -




Tags: десоветизация, десталинизация, руский вопрос, ссср-ия, упырь
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments