anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Вячеслав Менжинский: от писателя-декадента до председателя ОГПУ

Оригинал взят у aquilaaquilonis в Вячеслав Менжинский: от писателя-декадента до председателя ОГПУ



Члены коллегии ВЧК в 1921 г.
Слева направо: Яков Петерс (расстрелян в 1938 г.), Иосиф Уншлихт (расстрелян в 1938 г.), Абрам Беленький (расстрелян в 1941 г.),
Феликс Дзержинский (умер в 1926 г.), Вячеслав Менжинский (умер в 1934 г.)



Вячеслав Рудольфович Менжинский – самый незаметный из всех ранних руководителей советских карательных органов. Бледной тенью выглядит он по сравнению как со своим предшественником Дзержинским, так и со своими преемниками Ягодой, Ежовым и Берией. Однако причиной этого являются скорее личные качества Менжинского, чем его роль в становлении ОГПУ. Советскую тайную полицию он возглавлял даже формально рекордные 8 лет (а фактически – 11), при этом умерев своей смертью, что для его преемников уже было невозможной роскошью.

В состав ВЧК Менжинский вошёл в сентябре 1919 г. в качестве начальника её Особого отдела, с 1920 г. возглавлял Иностранный отдел, с 1921 г. – Секретно-оперативное управление. С 1923 г. он – первый заместитель председателя ОГПУ Дзержинского, а ввиду занятости последнего делами ВСНХ – фактический руководитель советской тайной полиции. После смерти Дзержинского в 1926 г. Менжинский возглавил ОГПУ, поддерживал террором политику ликвидации НЭПа, коллективизации и раскулачивания. В ходе её осуществления в концлагеря и трудовые поселения было выслано 1,5 миллиона крестьян, ещё 2 миллиона было лишено имущества и выселено в пределах собственной губернии.

В одном только 1930 г. подчинённые Менжинского расстреляли более 20 тысяч человек. При Вячеславе Рудольфовиче (в 1931 г.) в ОГПУ была создана система исправительно-трудовых лагерей, положено начало масштабным фальсифицированным процессам (Шахтинское дело в 1928 г., дело Трудовой крестьянской партии в 1929 г., дело Промпартии в 1930 г.), совершён очередной погром русской гуманитарной науки (Академическое дело 1929-1931 гг., Дело славистов 1933-1934 гг.), созданы первые спецтюрьмы для заключённых учёных и инженеров («шарашки»). Хотя в полную силу советская карательная машина развернулась уже при преемниках Менжинского, его вклад в её становление переоценить трудно.

При всём этом Вячеслав Рудольфович был высокообразованным человеком, знатоком множества иностранных языков, любителем литературы. Более того – одно время он совмещал карьеру революционера с карьерой писателя и даже публиковался под одной обложкой с мэтрами русской литературы Серебряного века.





Менжинский в студенческие годы



Будущий председатель ОГПУ родился в Петербурге в дворянской семье польского происхождения, но православного вероисповедания. Его отец, статский советник Рудольф Игнатьевич Менжинский, преподавал историю в Пажеском корпусе и других учебных заведениях. В 1898 г. Вячеслав Менжинский окончил юридический факультет Петербургского университета, после чего служил присяжным поверенным. Увлёкшись большевизмом, в 1902 г. вступил в РСДРП. В 1903 г. он перебрался в Ярославль, где поступил на должность помощника правителя дел в Управлении строительством Волго-Вятской железной дороги. Одновременно с этим, состоя в ярославской организации РСДРП, занимался партийными делами. В 1905 г. в связи с революционными событиями Менжинский вернулся в Петербург и присоединился к военной организации РСДРП. В 1906 г. он был арестован, спустя несколько месяцев освобождён из тюрьмы, а в 1907 г. уехал за границу, где оставался до лета 1917 г.





Менжинский с сёстрами в 1906 г.



По воспоминаниям сестры Менжинского Веры, опубликованным в 1938 г., он «с 8 лет писал стихи, исписывая ими целые тетради. Быть писателем казалось ему тогда высшим призванием человека». В студенческие годы он входил в «Литературно-мыслительный кружок», членом которого был также поэт-символист Иван Коневской (Ореус). Литературным дебютом Менжинского стал «Роман Демидова», опубликованный в бурном 1905 году в «Зелёном сборнике стихов и прозы». Редактором и издателем этого сборника был Вадим Никандрович Верховский, впоследствии известный советский химик. Вадиму и его брату Юрию, вокруг которых группировались молодые литераторы, пришла в голову мысль издать сборник их произведений. Верховские жили в Петербурге или в своём имении Щелканово Смоленской губернии, название которого было выбрано в качестве названия издательства.

К участию в сборнике был привлечён и Менжинский, друживший с семьёй Верховских. В 1903 г. он писал Вадиму Верховскому из Ярославля: «Могу предложить Вам только несколько стихотворений, из них новых всего два, две новых библейских вещи – обе маленькие – и затем “Варавву”, из трёх рассказов о Нил Нилыче только первый – известный Вам, “Дон-Жуана” и ещё две-три сценки из судебного мира. Последние просто фотографии и ничего характерного не заключают, так что, думаю, их не стоит помещать. Я надеялся кончить роман, но теперь и думать нечего. На всякий случай напишите крайний срок, м.б., что-нибудь успею».

Свой роман Менжинский всё-таки дописал. Его 100-страничный текст оказался самым объёмным произведением в «Зелёном сборнике», объединившем под своей обложкой также сочинения М.А. Кузмина, Ю.Н. Верховского, В.М. Волькенштейна, П.П. Конради и других авторов. С выбором названия у Менжинского возникли сложности. Как он не без юмора писал редакторам сборника, «что касается названия, то затрудняюсь придумать, надо бы что-то попроще: “Скромная жизнь”, “Благодарность”, “Стакан воды”, “Детство Василия Петровича”, “Уже прошлое”, “Где идея”, “Общипанная повесть”, “Люди кургузых задач”, “Проба пера”, “Тебе, о! добродетель!”, “Маленькие радости на день, маленькие радости на ночь”, “Свобода совести у приматов”, а лучше всего: “Запоздалые приматы”. Выбирайте любое или придумайте сами. Можно и так – взять у Мечникова: “Рудименты человеческой психики”». Видимо, предложенные Менжинским варианты показались редакторам слишком простыми, поскольку в конечном счёте они опубликовали его сочинение под гораздо более творческим названием «Роман Демидова».





Роман написан по собственным впечатлениям Менжинского от преподавания истории в Корниловской воскресной школе для рабочих на Шлиссельбургском тракте в Петербурге. Как и там, в книге школьные учителя тоже расколоты на два лагеря по вопросу о том, преподавать ли рабочим «чистую культуру» или совмещать её с политическим просвещением. Главный герой романа Василий Петрович Демидов, подобно автору, служит судейским чиновником, а по воскресеньям преподаёт в рабочей школе. В начале мы видим его чистым эстетом ницшеанского разлива: «Ему была дорога только свобода личности, он был её рыцарем и мучеником. Не быть единым от стада – был его девиз». Однако затем под влиянием школьной директрисы, полюбившей его и ставшей его женой, он меняется и начинает критически относиться к окружающей его социальной действительности. По словам Веры Менжинской, в романе её брата изображался «переход культуртрегера к революционной деятельности».

Но не всё так просто, как хотела бы это представить Вера Рудольфовна. Став социальным критиком, Демидов в душе остаётся эстетствующим циником. Он влюбляется в свою секретаршу и изменяет с ней жене. После ряда конфликтов роман приходит к счастливому завершению – герой живёт у себя на квартире с обеими женщинами. Демидову в романе приписаны несколько декадентских стихотворений, которые являются единственными сохранившимися образцами поэтического творчества Менжинского:


Я счастлив, я счастлив, я счастлив...
Я дивное выполнил дело:
Под страстным исканьем так страстно
Твоё извивается тело!

Смеюсь я, художник великий,
И смехом ты труд мой венчаешь:
Ни слез, ни стыда – только вскрики,
И вздохи, и трепет ты знаешь.

Нет сил! Нас внезапно объемлет
Железное чувство покоя...
Колдунья-мечта лишь не дремлет
И близится счастье иное.

Пришло! Я увидел другую
Горячим напрягшимся взглядом,
Её щекочу и целую,
Приник, обнимаю – ты рядом.

Но мы так созвучны, что, тёмной
Мечты угадав напряженье,
Доверчиво лаской нескромной
Шевелишь ты в друге волненье.

Созвучны! А чуешь ты смену
Любовниц в объятии верном?
О нет! Не проникнут измены –
То больно и сладко безмерно...

Не нужно мне новых объятий,
Я верен подруге случайной.
Мне счастье – не в скучном разврате,
В обмане фантазии тайном.


«Богу искушения»

Видишь, искуситель! Приношу я в жертву
Низанную счастьем жизнь любезной сердцу.
Сердце, все сквозное, с нитями восторгов
Сплошь заткать согласен блёстками позора.

Радости опасной дерзостной работы,
Крики одобренья рыцарей свободы,
Солнечную дружбу, тёплую доверьем,
Сможешь ли затмить ты мерзостным похмельем?
Можешь ли измерить блеск моей свободы,
Бездны притяженье, радость быть собою?

Трусишь? Отступи. Не всякому доступно
Чудное уменье в заповедях скучных
Видеть маяки лишь дерзким искушеньям,
Счастья цель – в разлуке, в дружбе – путь к измене.

Будет! Я решился. Поле за тобою.
Вечную молельню я тебе построю.
Радость! Зазвучали вещие слова:
«В зеркале увидишь образ Божества».


«Зелёный сборник» привлёк к себе внимание критики. В «Весах» Брюсов прокомментировал его поэтическую составляющую: «Поэты “Зелёного сборника” ближе всего подходят к эстетам. Они хотят быть художниками. Им нравится отточенность и изысканность внешней отделки, они любуются стихом для стиха, им дороги старинные формы творчества, как сонет, в них чувствуется знакомство с литературой, сознательность работы». Блок в «Вопросах жизни» предостерегал поэтов «Зелёного сборника» от излишнего увлечения литературностью, а заканчивал свою рецензию разбором романа Менжинского, который, по его мнению, «представляет ряд психологических набросков, иногда живых и бойких, но очень растянутых и похожих друг на друга. Цельного романа не вышло… Всё-таки, пожалуй, это во всём сборнике самое жизненное».





Менжинский в 1907 г.



Вторая литературная публикация Менжинского состоялась весной 1907 г. в альманахе «Проталина», под обложкой которого он оказался вновь объединён с Кузминым, а теперь ещё и с Блоком. В «Проталине» были изданы два коротких рассказа Менжинского на библейские темы – «Иисус» и «Из книги Варавва», в которых Иисус изображался безвольным слабаком в противоположность настоящему герою – разбойнику Варавве. Эта публикация оказалась последней в литературной карьере Менжинского. Ко времени её появления он уже находился на пути в эмиграцию. Больше к литературному творчеству Вячеслав Рудольфович не вернётся. Впереди будут годы жизни за границей, а потом – «дивные дела», когда многие тысячи тел наяву, а не на книжных страницах заизвиваются под «исканьем» чекистского эстета.














Tags: дебольшевизация
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments