anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Category:

роль старообрядцев в подготовке свержения Самодержавия 2/3

Оригинал взят у ugunskrusts83 в Немцы и староверы у колыбели русского национализма - 2


                                       Михаил Катков

Однако, кое в чём министр народного просвещения не отличался дальновидностью. Так из русского «народного тела» Уваров полностью исторгал «раскольников», т.е. старообрядцев, чем не выбивался из колеи антистароверского дискурса николаевской России.









Чего только не приходилось слышать о старообрядцах от современных «знатоков», страдающих от передоза статьями «утиного мэтра» Галковского, отношение которого к древлеправославию характеризуются двумя магическими словами: «два процента». Эта цифра, якобы отображающая подлинную численность старообрядцев в РИ, перекочевали и в лизоблюдские группки социальных сетей. Так что, прежде чем, коснуться старообрядческого следа в конструировании имперского национализма, хотелось высказаться по паре моментов. Так, в качестве маленького ликбеза для не в меру ретивых профанов…

Численность старообрядцев в исторической России. Тот, кого удовлетворяют чиновничьи писульки о «двух процентах», может, конечно, и дальше полагаться на «незыблемый» авторитет российской бюрократической машины. Тем не менее, как иностранные наблюдатели, так и знающие своё дело сотрудники имперского государственного аппарата описывали роль староверия в русской жизни иначе. На стол начальства ложились совсем другие цифры, нежели те, что публиковались официально для самоуспокоения. Так, экспедициями в Ярославскую, Нижегородскую, Костромскую губернии в 1849-1850 гг. было установлено, что вместо 47,5 тысяч староверов (как показывала «статистика» этих губерний) их, по самым скромным подсчётам, свыше 556 тысяч, что в 11 раз превышало официальные данные. Полученный результат стали проецировать на всю страну: если ранее предполагалось, что общее количество «раскольников» составляет 900 000 – 1 000 000 человек, то теперь это число возросло в 10-11 раз, по всей видимости, тоже не до конца отражая истинное положение дел. Перепись населения, проведённая в 1897 г., показала около 2 миллионов староверов, что дало основание ряду учёных утверждать о десятикратном занижении реальных чисел. Немецкий барон Август фон Гакстгаузен, исколесивший Россию по приглашению Николая I, был так сильно впечатлён размахом оппозиционного официальной церкви движения, что счёл должным предостеречь правительство от репрессий против староверов. Особый акцент ставился немецким исследователем на политическое измерение русского раскола. В одной из записок к великой княгине Елене Павловне в 1856 г. Гакстгаузен предлагает в срочном порядке прекратить религиозные гонения, как можно скорей легализировать старообрядческие браки, старообрядческих священников и т.д. Без этих юридических действий, направленных на признание староверие со стороны государства, общество будет поставлено на грань революции. Ситуация, в которой солидная часть формально «господствующего» народа оказалась вне правового поля, вне закона, без элементарных гражданских прав, была нонсенсом для немецкого ума, успевшего подзабыть драму европейской межконфессиональной войны 1618-1648 гг. Россия так и не дождалась своего Вестфальского мира. Положение усугублялось и тем, что в отличие от Европы здесь не произошло территориально-государственной рассортировки никонианской и старообрядческой конфессий по взятой католиками и протестантами формуле «чья земля, того и вера». Добавим сюда и тот «пикантный» факт, что в XVIII веке доля великорусов в священстве господствующей церкви едва достигала 40%, большинство в иерархии принадлежало выходцам из польского приграничья. Статистические же данные XIX века позволяют поставить знак равенства между словами «великорус» и «старовер» и сделать вывод об этническом характере древлеправославия. Вероятно, как раз в этом и таится причина странного на первый взгляд безразличия и, порой, презрения русского крестьянства к официальной церкви. Кто-то объясняет это «атеизмом» низших слоёв, неоязычники не упускают шанса заявить о рудиментах «веры предков», но почему-то упускается вполне банальная разгадка: враждебность церковной казёнщине берёт начало в староверческих симпатиях великорусских масс, которые вплоть до начала XX века в той или иной форме исповедовали древлеправославие. Именно оно, а не фантазийное «родноверие», считалось ими заветной «верой предков». Многие оставались старообрядцами под вуалью «двоеверия» или притворного никонианства, как в случае ряда дворянских семейств, – среди «людей древлего благочестия» были не только купцы и крестьяне, но и представители высшего сословия. К старообрядчеству тяготела императрица Александра Фёдоровна. Впрочем, помимо старообрядчества она тяготела и к Великобритании (была англоманкой и британской леди по воспитанию), – тысяча ножей в спину наивных дурачков, визжащих на каждом углу про то, как «англичане свергли царя» (никого они не свергали, напротив, Англия так и не нашла общий язык с февралистами, не говоря о большевиках, но этому нужно посвятить отдельный пост в рамках реабилитационной программы «Жизнь без наркотиков» для поклонников ДЕГ’а).

Роль старообрядцев в становлении капитализма в России. Глубоко неслучайно то обстоятельство, что начало мануфактурного роста в России во второй половине XVIII века совпадает с постепенной инкорпорацией старообрядцев в структуру РИ, предпринятой Елизаветой I и, особенно, Екатериной II, которая даже запретила унизительный термин «раскольники». Выходцы из крестьян, пользуясь субсидиями старообрядческой общины, в одночасье заводили свой «бизнес». Крестьянско-купеческая модель капитализма приносила дивиденды как государству, которое как не пыталась, так и не смогло подтолкнуть дворянское сословие на предпринимательскую стезю, и старообрядческому миру, агентами которого, по сути, и были новоявленные «мультимиллионеры» из вчерашних крепостных. Обломовской пассивностью русского дворянства, не желавшего прощаться с аграрным укладом жизни, воспользовались энергичные староверы, развернувшие бешеную активность по наращиванию индустриальных мускул Империи. Имея за спиной правительство, аристократия не могла конкурировать со своими вчерашними рабами; теперь уже бывшие рабы угрожали подмять под себя финансово беспомощное, безразличное к промышленной революции дворянство. Вплоть до гонений 1830-1850-х гг. финансовый мир России имел чисто древлеправославную физиономию. Кое-как пережив драконтовы законы Николая I, поставившего купеческое сословие перед выбором – остаться в старой вере и покинуть гильдию или перейти в никонианство и продолжить дело – при Царе-Освободителе «люди древлего благочестия» вновь обретают экономическое пространство. Но теперь уже вместе с пространством политическим…

О том, как старообрядцы в своих целях формировали политическую ткань Империи написано много, но большинство из написанного относится к началу XX века и посвящено связям крипто-староверского (т.к. многие к тому моменту уже перешли в господствующее вероисповедание) купечества с революционными движениями. Упускается из внимания, что ещё при Александре III старообрядческий сегмент был, наверно, консервативней дворянства и захлёбывался в выражении верноподданнических чувств. С постепенным переходом страны от протекционизма к фритредерству, с превращением РИ в экономическую колонию Второго Рейха в результате русско-германского договора 1904 г. происходит и увядание былых монархических настроений купцов-староверов. Тем не менее, во второй половине XIX века старообрядческие тузы однозначно ставили на «русскую партию», приложив руку к созданию протонационалистического интеллектуального течения.

Акцент на старообрядческую буржуазию, неизменно подчёркивавшую своё народное происхождение, был характерен для всех публицистов «русской партии» РИ второй половины XIX века (в т.ч. Аксакова, Самарина, князя Черкасского, Чижова, Кошелева и др.). Кому-то это покажется обидным, но факт: первые русские националисты – славянофилы – все свои основные положения  «передрали» у немцев (в частности, у Гердера), а финансовые средства для развития своего дискурса одолжили у старообрядцев. И эти средства «русская партия» исправно отрабатывала, действуя в интересах староверского лобби.

Так, Фёдор Чижов, дворянин из Коломны и славянофил, числился среди старообрядческого истеблишмента, выражаясь современным языком, генеральным менеджером на правах акционера. Контакты Чижова в министерстве финансов позволили купечеству получить концессию на строительство Донецкой железной работы. Другой ведущий славянофил, Иван Аксаков, тоже связал свою судьбу с московским торгово-промышленным кланом: через Чижова купечество предложило Аксакову возглавить газету «Москва». Акционерами русофильской газеты стали видные капиталисты центрального региона, и их, прежде всего, интересовала экономическая проблематика, в остальном же Аксакову предоставлялась полная свобода действий. Передовые «Москвы» пользовались большой популярностью среди староверов. В ходе открытых религиозных диспутов на соборной площади Кремля постоянно обсуждались аксаковские статьи о вере, причём староверы одобряли изложенную в них позицию, а никониане утверждали, что автор ими куплен. «Московские ведомости» Михаила Каткова также превратились в трибуну для отстаивания интересов купечества. Свою верность покровителям Катков продемонстрировал во время обсуждения инцидента в Вологодской губернии: некий крестьянин ворвался в церковь с криками «попираю мерзость сатанину» и начал крушить алтарь (обычное дело для народа, пребывавшего в состоянии вялотекущей «Тридцатилетней войны»). Дело дошло до верхов и приняло бы неблагоприятный для староверов оборот, но именитый публицист немедленно отреагировал, призывая не делать обобщений на основе преступления какого-то простолюдина-бегуна и напоминая о преданности Отечеству и Престолу истинных старообрядцев. Как видим, вложенные деньги здорово окупались.

Итак, русский национализм возник не спонтанно. Его государственная версия пришла в Россию из Германии через немецкого националиста без капли тевтонской крови графа Уварова. В буржуазном облике национализм в России оформился под воздействием старообрядческого мира. Итого: русско-немецкий государственный национализм и русско-старообрядческий буржуазный национализм. Русские, не забывайте генеалогию вашего национализма…





Tags: ри
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments