anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Национальная политика на Кавказе и её авангард - Конвой Свиты Его Императорского Величества

очень важно (опыт РИ)

Оригинал взят у yaroslavova в Национальная политика на Кавказе и её авангард - Конвой Свиты Его Императорского Величества
Наталья  Ярославова-Чистякова






В  продолжение темы:  «Казачий Полковник» П.А.Черевин – основатель охраны Российских Императоров и Освобождение Софии от османского ига»  http://yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=898

Конвой   Свиты  Его Императорского Величества    был     одновременно  и    частью   национальной  политики на  Кавказе в  XIX веке, хотя точнее  сказать -  национально-аристократической   политики на  Кавказе,  поскольку  всегда подчеркивается, что     формировался он  из представителей  древнейшей  аристократии 
Историю   Императорского  Конвоя  рассказывает книга:
«Собственный Его Императорского Величества Конвой» http://www.regiment.ru/Lib/A/5/1.htm
Основу   Конвоя    изначально составляли  казаки   Кубани и Терека.  Тут  надо  добавить, что  по родам  - это бывшие   Донские  казаки и казаки  Черниговские.  Просто к XIX веку  они   уже  были переселены:
«…Служить в Собственном Его Императорского Величества Конвое всегда считалось высшей честью для казаков Кубани и Терека. Выбор казаков для службы в Собственном Конвое был  необычен, даже в сравнении с набором солдат в первые полки Русской Гвардии…
Новобранцев в гвардейские полки назначали… «по стати», внешнему виду: «блондинов - в Преображенский, шатенов - в Семеновский, брюнетов - в Измайловский, рыжих - в Московский...» и другим признакам. В Конвое Его Величества действовали особые правила. Станичные  казаки заранее воспитывали молодых казаков, который  затем  проходили  многоступенчатый отбор. «Станицы, посылая в Конвой лучших казаков, не только ими гордились, но в лице атамана и «доверенных», подписывали отдельно для каждого выбранного из их среды казака особый приговор ( поручительство).
Первый  Конвой  императрицы  Екатерины II    был  сформирован  из казаков  знатнейших фамилий,  в 1774 году, по предложению князя Потемкина-Таврического. Впервые в составе Донской и Чугуевской команд  Конвой  прибыл  в 1775 году в Москву  на торжество празднования мира при Кучук-Кайнарджи.
В 1787 году, из бывшего Запорожского Казачьего Войска, было сформировано «Войско Верных Казаков». 30 июня 1792 года Черноморскому Войску, Императрицей Екатериной Великой, была пожалована на «вечное владение» земля на Кубани, в области Таврической остров Фанагорию со всей землей, с другой же Азовское море до Ейского городка.  Войску Черноморскому принадлежало : бдение и стража пограничная от набегов народов закубанских.
В Царствование Императора Николая I Павловича, был сформирован из высших представителей кавказских горцев полуэскадрон, предназначенный для конвойной службы при Высочайшем Дворе под командою ротмистра Султана-Азамат Гирея (потомка крымских ханов). В нем находились князья и уздени Большой и Малой Кабарды, чеченские, кумыкские мурзы.  По Высочайшему повелению, взвод горцев находился в ведении шефа жандармов и командующего Императорской Главной Квартирой, генерал-адъютанта Бенкендорфа.
Но горцам, несмотря на все данные им привилегии, не особенно нравилось пребывание в Дворянском полку, и, спустя некоторое время, от них начали поступать заявления с просьбами увольнения обратно во взвод или на родину, а из Дворянского полка - жалобы на горцев «за их беспокойный характер» и просьба об откомандировании из полка.
Государь Император не изъявил на это своего согласия, так как по собственному выражению Его Величества, «беспокойный характер» есть не преступление, а только «нравственный недостаток».
Горцы, оценив такое великодушие Государя Императора, просили о зачислении в военно-учебные заведения их детей и родственников, в результате чего было принято 40 малолетних горцев  княжеских фамилий и определено в Дворянский полк, в Александровский, Павловский и 2-й Кадетский Корпус.
В 1830-1840 годах в кадетских корпусах воспитывалось 315 горцев.

Молодые горцы, по окончании военно-учебных заведений, прикомандировывались к Л.-Гв. Кавказскому эскадрону Конвоя Его Величества. С прикомандированием молодых горцев, окончивших образование в корпусах, к полуэскадрону, Высочайше утверждено следующее положение: «Юнкеров Кавказского Горского полуэскадрона, производимых в офицеры, зачислять …с разрешением проживать в семействах, где они влиянием своим будут небесполезны; вместе с тем, производства в полуэскадроне уменьшить, так как горцы и мусульмане, учащиеся в корпусах, дадут офицеров, более соответствующих видам Правительства».
В виду особого состава Л.Гв. Кавказского Горского полуэскадрона, он был разделен на отдельные группы. Обычаи каждого племени были приняты во внимание.
Кроме горской аристократии, в полуэскадроне, без согласия его чинов, не допускались представители «других наций и народов».
В декабре 1830 года, Горский полуэскадрон, совместно с Гвардейским жандармским полуэскадроном и обозом Императорской Главной Квартиры, выступил в город Вильно.
Прибыв в Вильно, полуэскадрон присоединился к штабу Гвардейского Корпуса, выступившего в поход против польских мятежников.
В ночь на 23 апреля, у деревни Глинки, горцы Конвоя Его Величества разбили роту польской пехоты. 1 мая, у села Верпента, они блестяще атаковали отряд польских партизан. В этой атаке командир полуэскадрона Хан Гирей43 получил два ранения в левый бок и в левую руку, а его ординарец убит. Выхватив из боя раненого своего командира и убитого юнкера, горцы с ожесточением врубились в мятежников и, загнав их в болото, полностью уничтожили. По этому поводу генерал Бенкендорф обратился к эффендию полуэскадрона Магомету Хутову с письмом следующего содержания: «Замечено, что горцы, в самом жару дела, внимая единой пылкости их нрава, не щадили жизни мятежников ни в коем случае, что Вам, как общему их наставнику, поручаю я внушить горцам, что сколько
неустрашимость и рвение нужны против неприятеля сражающегося, столько необходимо в победителе великодушие и милосердие к человеку обезоруженному и просящему помилования. А как соединенные эти качества составляют полное достоинство воина, то желал бы я, чтобы горцы, отличаясь природного их храбростью, равномерно известны бы были и великодушием к побежденному».
16 июня 1831 года, в сражении при Ковно, горцы, совместно с тремя эскадронами Лейб-Казаков, атаковали неприятельскую пехоту. Горцами было взято в плен 2 польских офицера и 40 солдат. Сам Хан Гирей, несмотря на новое ранение пикою в грудь, несколько раз вступал в рукопашный бой, преследуя польских мятежников. Боевые действия горцев Конвоя Его Величества описывает флигель-адъютант полковник Орлов, в своем донесении генералу Бенкендорфу…
С возвращением в Петербург, чины Кавказского полуэскадрона усиленно занялись своей строевой подготовкой, а в свободное от службы время - изучением русского языка. ..В ноябре прибыла с Кавказа новая команда горцев на смену чинам полуэскадрона, закончившим срок своей службы в Конвое. Отправляя на родину горцев, бывших чинов Конвоя, генерал Бенкендорф в письмах командиру Отдельного Кавказского корпуса генералу барону Розену сообщал:
«Раздражительный горский народ, враждующий с русскими, не может познать истинной причины беспрерывной вражды и удостовериться в желании Российского Государя Императора не уничтожать свободу горцев, а напротив того - даровать благоденствие, каким пользуются и другие Его подданные. Чтобы внушить предварительно хотя некоторым из горцев эти благородные виды, должно стараться приготовить их в положение, в котором спокойствие души дает возможность человеку выслушать и вникнуть в то, что ему объясняют.
На этом основании сформирован был Л.Гв. Кавказский Горский полуэскадрон и, чтобы более доказать горцам желание Государя Императора прекратить вражду, назначен в Собственный Его Величества Конвой».
«Местному начальству предоставить выбор фамилий, наиболее имеющих влияние на туземцев, и только тех, которых для благосостояния края необходимо ближе познакомить с видами нашего правительства.
Детей мусульман, предназначенных для образования, избирать вообще из среды всех племен, обитающих на северном и южном склонах Кавказа и даже из самых гор, чтобы благие намерения Государя Императора равносильно действовали на все племена, а самые жители, еще не вполне знакомые с русскими и не понимающие видов правительства, постепенно, собственным опытом познали их.
На северном склоне выбор делать из княжеских и знатнейших дворянских фамилий, на южном - из детей ханов, знатных беков, заслуженных агаларов и др. почетных лиц, преданность которых правительству полезна будет влиянием их на прочих жителей».
На основании сего распоряжения, 12 июня 1836 года, приняты на службу в Кавказский Горский полуэскадрон лезгины Джарской области.Кроме лезгин, в команду их допущены были в 1839 году кейсерухцы - отдаленнейший народ, живший на границе с Персией и изъявивший покорность России. Кейсерухцы не оставлялись на службе в Петербурге более одного года, исключая желающих служить определенный в Конвое срок. Посылая первую смену лезгин, кавказское начальство уведомило, что в состав ее выбраны «люди красивой наружности, хорошо одетые, отлично вооруженные и на прекрасных лошадях; все происходят из самых знатных фамилий Джарской области».
Команда лезгин в составе: одного офицера, поручика Магомет-Али-Кара-Али-Оглы, 2 юнкеров и 12 оруженосцев, под командой состоявшего при генерале Бенкендорфе поручика князя Андроникова, выступила из Тифлиса в апреле 1840 года и через пять месяцев прибыла в Петербург. В Петербурге лезгины были помещены отдельно от горцев, но подчинены командиру Горского полуэскадрона. В 1837 году, по Высочайшему повелению, выехал на Кавказ командир Л.Гв. Кавказского Горского полуэскадрона полковник Хан Гирей, в сопровождении четырех знатных горцев, для исполнения особо важного поручения.
Это была депутация от Государя Императора ко всем горцам Кавказа. Цель ее состояла в том, чтобы убедить горские племена принести Его Величеству изъявления покорности и внушить им необходимость испросить себе постоянное управление.
В инструкции полковнику Хан Гирею сообщено, что по Адрианопольскому мирному договору признаны права России над Кавказскими горными племенами, а потому Государь Император, одинаково заботясь обо всех своих подданных, приказывает местному начальству склонить горцев, мерами кротости, к добровольной покорности.
Хан Гирею было поручено «разъяснить горцам о силе и могуществе России, о невозможности противостоять ей и необходимости покорения».
Государь Император Николай I считал политику местного кавказского начальства в отношении горцев неправильной.
О своем желании склонить горцев к покорности России не силою оружия, а «мерами кротости», Государь, вернувшись с Кавказа, писал генералу Бенкендорфу:
«Я много толковал об этом с Вельяминовым, стараясь внушить ему, что хочу не победы, а спокойствия; и что и для личной его славы, и для интересов России надо стараться приголубить горцев и привязать их к русской державе. Я сам тут же написал Вельяминову новую инструкцию и приказал учредить в разных местах школы для детей горцев, как вернейшее средство к их обрусению и к смягчению их нравов».
В результате пребывания полковника Хан Гирея на Кавказе, кавказское начальство донесло о большом количестве желающих горцев быть принятыми на службу Л.Гв. в Кавказский Горский полуэскадрон. Но в пополнении полуэскадрона произошли значительные перемены. Причина тому следующая.
В Действующей Армии, находившейся в то время в Польше, в 1837 году был сформирован Кавказский Горский полк. Граф Паскевич-Эриванский, находясь в Петербурге, доложил Его Величеству о пользе, какая последовала бы от укомплектования Л.Гв. Кавказского полуэскадрона людьми Горского полка, прослужившими некоторое время в Действующей Армии. Горцы охотнее бы поступали в полк, узнав, что только из полка возможен перевод в Собственный Его Величества Конвой, который, таким образом, станет пополняться людьми, предварительно испытанными в полку. Государь Император повелел: «Одну половину горцев Конвоя комплектовать людьми из Горского полка, другую пополнять на прежнем основании».
В 1839 году Государь признал полезным иметь в своем Конвое команду из находившегося в Действующей Армии Конно-Мусульманского полка.

Третью часть этого полка составляли армяне, а кроме них, в полку был «целый взвод турок ахалцыхских во всем их наряде».
Мусульмане прибыли в лагерь под Красное Село, под командой поручика Султан-Алиаскар-Бек-Гасан-Бек-Оглы, в составе 2 обер-офицеров, 4 векилей и 24 всадников.
Срок службы мусульман в Конвое определен 4-х летний, по примеру горцев и лезгин. При этом установлено: смену одной половины команды производить через каждые два года; комплектовать команду из Конно-Мусульманского полка; прослуживших в Конвое положенный срок производить, по удостоению, в офицеры и, с зачислением по кавалерии, отправлять на службу в Грузию.
С возвращением войск из Красного Села в Петербург, взвод мусульман был помещен в казарме-доме Л.Гв. Кавказского Горского полуэскадрона. Помещение азиатских команд Собственного Его Величества Конвоя было обставлено с большим комфортом

В 1857 году, Высочайше повелено: «Сформировать, для службы в Конвое, команду грузин из молодых людей знатнейших дворянских и княжеских фамилий, православного исповедания, из Тифлисской и Кутаисской губерний.
…Кавказское начальство нашло неудобным соединение всех 4-х команд в один эскадрон и ходатайствовало о том, чтобы грузины составляли в Конвое отдельную команду, на основании следующего: «Грузинское дворянство, гордящееся древностью и знатностью своего происхождения, не может быть поставлено наравне с другими представителями кавказского населения. Слить в одно эти разнородные элементы, чуждые друг другу и по вере, и по обычаям, значило бы затронуть самые чувствительные стороны национальных предубеждений. Подобная мера была бы противна нашим собственным политическим видам».
Но Государь Император не нашел возможным удовлетворить это ходатайство, положив следующую резолюцию: «Ничего не может быть почетнее для предполагаемой команды грузин, как назначение ее быть в голове эскадрона. Грузины никоим образом не будут в столкновении с другими командами Л.Гв. Кавказского эскадрона, кроме строя, в котором они должны составлять первый взвод эскадрона. Командир этого взвода будет постоянно офицер из их среды, подчиненный только командиру Конвоя, флигель-адъютанту». Кроме грузин, в первый взвод были допущены имеретинцы, мингрельцы и гурийцы. Грузинский взвод был сформирован не сразу, а по частям, по мере выбора «лучших из желающих».
В том же 1857 году, кавказским начальством возбужден вопрос о принятии в первый взвод знатнейших армян.«Народ этот, подобно грузинам, принадлежит к древнейшим христианам и составляет значительную часть Закавказского населения, имея весьма важное значение в крае. В среде армян, всегда отличавшейся непоколебимой преданностью Российскому Престолу, есть древние фамилии почетной аристократии».
Так хлопотал князь Барятинский5 и Государь Император изволил разрешить службу знатных закавказских армян в своем Конвое, но не более 1/5 части 1-го взвода..

«Восточный» Конвой всегда пользовался милостивым вниманием Государя Императора.
По Высочайшей воле он был учрежден с той целью, чтобы показать народам Кавказа, что Русское Правительство стремится к благосостоянию их, а не к угнетению. И дабы горцам доказать Царское доверие, представители их были зачислены в Императорский Конвой. Горцам была пожалована нарядная форма и весьма значительное жалованье. Выслужившие свой срок службы в Конвое горцы производились в корнеты по армейской кавалерии, со всеми преимуществами, дарованными им за службу при Высочайшем Дворе.
Командируя произведенных горцев на Кавказ, генерал Бенкендорф (их прямой начальник) в письме к командиру Отдельного Кавказского корпуса, генералу барону Розену, сообщал: «При отправлении теперь вновь произведенных офицеров, каждый из них просил службы на Кавказе, чтобы усердием иметь возможность оказать свою благодарность; каждый из них давал обещание служить и умереть за Государя.
Явную недоверчивость в этом случае считаю я совершенно вредною, тем более, что они, сколько известно, в данных один раз обещаниях непоколебимы, и что недоверчивость эта может послужить лишь к уменьшению их уважения к русским. Я полагал бы, напротив того, показывать горцам всю возможную доверенность употреблением беспрерывно на службу по разным случаям, награждая того, кто будет иметь средства на самом деле оправдать данное им обещание. Я видел их с удовольствием слушающих о нашем к ним доброжелательстве, видел удивление в познании того, чего они на Кавказе, враждуя с нами, не постигали.
Чтобы воспользоваться таким приготовлением умов служащих горцев в Конвое, которые отправляются на Кавказ, получив различные награды, я полагаю весьма полезным тотчас же по прибытии отпустить их в дома, где они, прежде завлечения мнением и суждениями своих соотечественников, рассказывать будут все, что старался я внушить им во время 4-х-летнего служения в Петербурге».
С основания Л.Гв. Кавказского Горского полуэскадрона, по получении соответствующего образования, были произведены в офицеры 472 горца, из коих находились на службе в армейских частях 6 штаб-офицеров и 1 генерал.
В 1882 году на Кавказе не было уже непокорных горцев.
Наиболее непримиримые переселились в Турцию.
Остальные признали власть Русского Правительства.
Усмиренный Кавказ быстро заселялся казачьими станицами.
Естественно, что и Кавказский эскадрон Конвоя утратил свое прежнее значение - проводника мирных идей среди горских народов Кавказа.
1 февраля 1882 года, Высочайше повелено Л.Гв. Кавказский Горский эскадрон расформировать…»
 




Tags: грядущая россия, казаки, просвещение, ри, романовы, руский вопрос
Subscribe
promo rus_vopros сентябрь 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments