anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Categories:

чтобы соединиться необходима идентичность или кто такие другие руские (1/4)



наукообразное начало -- объективная востребованность национализма, - национальные группы и народностьhttp://rus-vopros.livejournal.com/3732563.html

ДАЮ БЕЗ СОКРАЩЕНИЙ И КОММЕНТАРИЕВ :

Оригинал взят у ugunskrusts83 в Кто такие "другие русские"? - 1

Термин «малый народ» в том смысле, который придают ему адекватные вызовам времени русские интеллектуалы, появился относительно недавно. Как и водится, теоретически он ещё не обоснован. Вполне очевидно, что для определённого течения русского национализма (к представителям которого относит себя и Ваш покорный слуга) «малый народ» не равнозначен узкой прослойке интеллигенции, враждебно настроенной по отношению к ценностям «большого народа» (это мнение популярно развил И. Шафаревич, который сделал всё возможное, чтобы любой разговор о «малом народе» вызывал навязчивую ассоциацию с русофобией). Несомненно, противостояние между «большим народом» и «малым народом» имеет место, но наше рассмотрение переводит этот конфликт из социологической области в… этническую








.Вернее, нам хотелось бы, чтобы проблема «малого народа» стала восприниматься проблемой «других русских», и не фрондёрской интеллигенции, а полноценного этноса, пусть и «малого» в силу сравнительно небольшой численности и выработавшегося «подпольного» самосознания. Таким образом, вопрос ставится не о конфликте «малой» элиты и «больших» пролетариев, а о взаимоотношениях между советизированной «русской нацией» и стремящимся обособиться от неё этносе «других», «белых» русских, использующих тот же этноним («русские»), но в то же время чувствующих себя самостоятельным народом с собственной историей и неотъемлемым правом на самоопределение. Более полувека назад когда вопрос о цивилизационной, ментальной и даже расовой (sic!) разнице между «красными» и «белыми» русскими только начал подниматься, пожелание выделить «белых» в отдельную национальную идентичность скорее всего наткнулось бы на полное непонимание. Но сегодня, по пришествие стольких лет антагонизма и непримиримой вражды, когда внутри России произошли непоправимые сдвиги, а за её пределами признание получили даже самые экзотические этносы, наболевший вопрос о «бесконечной гражданской войне» может быть разрешён лишь с помощью взятия на вооружение кардинально иной оптической системы, в прицеле которой полыхающая на просторах России война (с её «горячими» и «холодными» фазами) превращается из гражданской в межнациональную. По крайней мере, именно на переводе дискуссии из чисто идеологического измерения в этническое настаивает то направление русского национализма, которое острее всего ощущает пропасть между отстаиваемым ею эталоном «русскости» и среднестатистическим «советским русским» («совраском»).

Помимо этого краткого экскурса, хотелось бы привести несколько концентрированных выдержек, касающихся «других русских» и их национального нарратива.

1.) В стартовавшем недавно марафоне по «выписыванию» себя из русских виноваты вовсе не «агенты Госдепа». Толчок к появлению «казакийцев», «поморов», «залесцев» и т.д. был дан фатальным, необратимым разложением «большого народа». Конструкт «русской нации», основанный на мифах впервые апробированных в ходе сталинских экспериментов с русским национальным чувством 1930-50-х гг., пришёл в негодность и, обнажив свой поржавевший остов, перестал сплачивать людей, не переставая, однако, нервировать наиболее чутких из них. Русская идентичность, покалеченная советскими опытами, приобрела отвратительные черты и перестала привлекать. Русский национализм закрыл на это глаза и вместо капитального ремонта, «смены имиджа», возвёл уродство в степень красоты, даже не особо стараясь зажмуриться. Инструментарий такого национализма ограничился большевистской калькой теории «официальной народности» и мешаниной из антинорманнизма, Александра Невского, Суворова/Кутузова/Ушакова, «Великой Отечественной» и прочих средств, которыми «большой народ» мобилизовался на защиту «социалистического отечества». Кража Сталиным имперского наследия приняла форму фарса: заточенный под верность европейскому монарху пантеон древнерусских героев в реалиях сверх-индустриального общества потерял благородно-архаичные черты и опустился на дно пародии. Русский народный колорит (бороды, косоворотки, хороводы) вживлённый в ткань раба тоталитарной махины при «русификации» сталинизма, породил чудовищную химеру, которая делает практически невозможным дальнейшие обращения к folk-тематике, уже дискредитированной гибридом советчины и славянофильства.

Весь этот бурьян комичной «русскости» прекрасно способствует мобилизации стада, но не сплочению нации как Целого. Согласно французскому социологу Эмилю Дюркгейму, современное общество, наряду с высокой степенью интеграции, производит также одиночество как в виде распада социальных связей («эгоизма»), так и в виде их перенапряжения – «аномии». Несмотря на горлопанские лозунги и уродливую эстетику черни, первое, что чувствует человек, волею случая попавший в стадо таких «борцов за Русь», как раз и есть одиночество (loneliness в трактовке Ханны Арендт). Если вспомнить, что тот же Дюркгейм подразделял самоубийства на «эгоистические» (связанные с отсутствием смысла жизни) и «аномичные» (связанные с бегством человека от бесформенного и одновременно вездесущего общества), то в лице распада советско-русской идентичности на «ингерманландцев», «залесцев» и т.д. мы сталкиваемся с классическим аномичным, т.е. совершённым на почве перенапряжения самоубийством.

Националистам подобного пошиба незачем корить глобализм и мультикультуру, ведь их фирменный «национализм», при всей его крикливости и «народности», сам является насквозь космополитичным, т.к. вбрасывая в толпу радикальные лозунги, не даёт внятной и привлекательной национальной историософии, не даёт пантеона национальных героев, который гораздо тесней связан с тематикой национализма, нежели самые радикальные требования к нелегальным иммигрантам. Трудно поспорить с тем, что фанатичная преданность культу УПА гораздо сильней помогла украинскому национализму, чем русскому национализму помогло бесконечное мельтешение с «противодействием этнопреступности». Марши в честь ветеранов Waffen-SS в Львове и Риге выглядят чудными манифестациями национального духа, в то время как напечатанный шрифтом Arial лозунг «Русские идут» на мероприятии 4 ноября (согласитесь, на датах формирования дивизий националистических добровольцев в 1943 г. намного легче и выгодней строить пропагандистскую кампанию, чем на туманных событиях 17 века) навевает безысходность. Немудрено, что люди, в которых общество потребления ещё не вытравило чувство прекрасного, стараются порвать с «национализмом», у которой нет другого маркера, кроме банальной бытовой ксенофобии. В новых (увы, зачастую выдуманных на голом месте) идентичностях они стараются найти подпорку в космополитичном мире, где национализм «большого народа» однозначно служит орудием тотального всесмешения.

На «Русских маршах» есть негативно настроенная к приезжим молодёжь, эксцентричные ораторы и десятки телекамер, но нет… национализма. О нём можно было бы говорить, если бы вместо выслеживания таджикских притонов, русские националисты собирались бы в трактире «У Каминского» в старом районе Смоленска (имевшего негласный статус «столицы русского коллаборационизма», т.е. русского подобия «Бандерштадта», ведь именно в Смоленске был заявлено о создании РОА и Русского Комитета) и за кружкой пива чествовали белогвардейских борцов против монголо-большевистских орд, дискутируя о месте Российской империи в европейских коалициях 18-19 вв. Пока такая идиллическая картина воспринимается ненужным фантазёрством всякий русский национализм обречён быть безнациональным.

Увы, но в то время как националистические движения в Прибалтике, на Украине и даже в Белоруссии в начале 1990-х педалировали тему антисоветского сопротивления как пункта сборки национального тела, их коллеги в РФ с головой ушли в межгалактическую борьбу с «Бильдербергским клубом» (сейчас уже с исламо-кавказским заговором) вместо того, чтобы озадачиться проведением дней памяти белого движения или РОА. В 21 веке уже поздно заниматься тем, что должно было быть сделано 20 с лишним лет назад, когда с падением «железного занавеса» были созданы уникальные условия. Единственным выходом из тупика остаётся «выписывание» из «большого народа», но в пользу не фантастических «залессцев», а вполне осязаемых «других русских», – прирождённых воинов и подпольщиков, которые прошли огонь и воду, прежде чем утвердить сегодня своё право на нацию. Отдельную не только от абстрактных «россиян», но и от пресловутого «государствообразующего народа», от до сих пор пребывающих в пьяном угаре «соврасков».



Tags: грядущая россия, мигранты, народность, национализм, национальная память, национальная политика, право, просвещение, рго, ри, рн, руский вопрос, рф-ия, социальный национализм, ссср-ия
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments