nngan (nngan) wrote in rus_vopros,
nngan
nngan
rus_vopros

Эрефия: Тотальная девальвация и деградация

[...]Оригинал взят у nngan в Эрефия: Тотальная девальвация и деградация
Оригинал взят у sergedid в Инфляция!

И в каком бреду кому-нибудь могло бы до 1917 года прийти в голову Смольный институт благородных девиц переименовать в «Смольный университет»?

«В Москве два университета», — вкладывает дурацкую фразу в уста комического персонажа русский классик. Публика покатывается со смеху, смеется весь зал. Потому что все знают: в городе (даже таком большом, как Москва) университет может быть только один.

Увы, теперь причину этого смеха приходится объяснять. Или того хуже: давно не ходил в театр, может быть, теперь в этом месте уже и не смеются вовсе?

.
Примет у смутного, трудного, переходного времени великое множество… И не требуется специального философского образования, чтобы понять, как все эти столь разнородные явления взаимосвязаны.

Во всём этом разнообразии нетрудно заметить, что девальвация и, если угодно, инфляция касается не только денег, но и более высоких ценностей, относящихся к области образования и культуры. То, как чуть ли не все подряд институты превращаются в «университеты» и «академии», а школы — в «гимназии», «колледжи» и «лицеи», можно сравнить разве что с лавиной в горах. И теперь уже чтобы ответить на вопрос, сколько в Москве «университетов» (я настаиваю на кавычках!), надобно произвести целое расследование.

Сторон и граней у этого явления несколько, и его нельзя оценивать одномерно. Было сказано, что институты и школы «превращаются» в университеты и гимназии. Прежде всего — превращаются ли? Или только переименовываются? Кому из русских интеллигентов не хочется, чтобы в России снова были гимназии! Любой истинный радетель российского просвещения мог бы пропеть об этом песню! Итак, школа сначала должна стать гимназией и лишь затем — называться таковой, но не наоборот. Это — во-первых.

Вторая сторона касается языковй и понятийной опрятности, чутья и хорошего вкуса.

В каком бреду, например, кому-нибудь могло бы прийти в голову (до 1917 года) Смольный институт благородных девиц переименовать в «Смольный университет»?!

В лицее учился Александр Сергеевич Пушкин. И в лицее же — никак не иначе — учатся нынче малолетние преступники, потому что именно «лицеями» модно теперь называть даже специфические ремесленные училища типа ФЗУ... И ни у кого, похоже, по этому поводу никакой дрожи не пробегает...

Был у нас — в Москве и в России — знаменитый Музыкально-педагогический институт имени Гнесиных. Всем известный и славный. Пожалуйте: «Российская академия музыки». Вас ничто не смущает? Нет, оставим даже в стороне вопрос о том, что это — в ту же струю (и о том, учебное это или научное заведение). Обратимся, опять же, к чутью и вкусу. Есть на свете Болонская музыкальная академия, есть Музыкальная академия в Больцано (обе — в Италии); в Чехии — Пражская музыкальная академия; в Польше — Варшавская музыкальная академия. Добро бы и у нас появилась... (Московская? Ну, конечно, нет! Уж на такое решиться не могли: рядом с Московской консерваторией, которой в подметки не годятся все академии мира, а не то чтобы этот институт, при такой-то дистанции, разнице уровней... и чтобы так соблазнительно похоже...) Ладно, не жалко — Российская музыкальная академия. Так нет же: «Академия музыки». Устроители новой моды не позаботились хотя бы о том, чтобы не было филологической корявости.

Кстати, пример с консерваторией хоть и в скобках, но очень ярко иллюстрирует, насколько важнее быть, а не называться. Вот уж ей-то нет, слава Богу, никакой нужды менять свое имя! (Называется «всего лишь» Московской, а значительность и слава — не только всероссийская, но планетарная.)

Есть еще одна сторона дела, даже несколько неожиданная. У университета выше статус, чем у института. У университета больше прав и возможностей. Университету больше средств государство выделяет. Преподаватель университета получает больше денег, чем преподаватель института. Точно так же и в гимназии платят больше, чем просто в школе.

Эта грань явления весьма напоминает анекдотическую историю открытия ереванского метрополитена. Рассказывают, что когда в Ереване назрела необходимость в метро и появилась материальная возможность его сделать — и было соответствующее желание городских властей — население города еще не достигло миллиона. А тогда действовало решение ЦК КПСС, по которому строительство метро допускалось лишь при условии, что население города достигло этой цифры (потому что «экономика должна быть экономной»). Нельзя! И вот, на стол генерального секретаря легла бумага: «Подземный трамвай с габаритом тоннеля, как у метро». Метро — нельзя, а трамвай-то — можно!

К сожалению, такой способ — подгонка названия под желаемое (но не всегда соответствующее правде) содержание, попытка подменить названием суть — в последнее время приобретает систематический характер. Разве хорошее это дело — искать столь противоестественные лазейки?

На волне подобной глупости наша матушка Россия уже чуть не докатилась до «Уральской республики» или еще какой-нибудь рязанской державы... В одном из московских переулков в подворотне с характерными потёками и ручейками — вывеска: «Постоянное представительство Калужской области в Москве». Тогда уж давайте — ПОСОЛЬСТВО Калужской области!.. Это было бы прямым логическим продолжением столь явно выраженной тенденции.

Правительство и министры бывают у государства. А у города, области, края — пусть будет всё то же самое, без какого бы то ни было ущерба! Но лучше назвать как-нибудь по-другому. Не «правительство», а администрация, не «министерство», а управление... Неужели не хватает чутья? Ведь иначе всё выглядит убогой ходульной претензией, жалкими потугами. Судя по всему, не хватает. И даже, скорее всего, еще и разгневается какой-нибудь «министр», если попытаются его «разжаловать»...

Днем с огнем теперь не сыскать ни одного директора. Нынче каждый из них — генеральный директор. «Генеральный директор аптечного склада». Это не шутка, не выдумка, но вполне реальный пример.

А насколько выросло число всевозможных академиков! Натурально, прямо пропорционально числу всевозможных академий. Однако появились и специфические. «Академик Всемирной Академии Наук». «Академик Евразийской Академии Жизни». (В названиях — обязательно все слова с прописной буквы, грамматике российской вопреки. Слизано у американцев.) Причем этот контингент, как ни печально, составляют вовсе не одни только жулики и шизофреники...

Да что я говорю — уж какая тут может быть грамматика! Мне как раз думается, что в основе всех этих бед далеко не в последнюю очередь лежит именно небрежение к слову — его духу и смыслу.

Подчас название стало использоваться совершенно изолированно от смысла и независимо от него — возникает полное впечатление, что важно, действительно, только название само по себе. Например, прописку переименовали в «регистрацию». И ведь уже в этом — двойной ляп. Во-первых, исконно русское слово поменяли на иностранное (что авторов идеи отнюдь не украшает). Во-вторых, «прописка» — от слова писать. А регистрация — что, разве устная теперь? Всё равно ведь — прописывают! Ровным счетом ничего не изменилось, и это знают и понимают все. Изменили только название. И всё из-за того, что выступил какой-то «борец за права человека» и назвал прописку «репрессивным методом тоталитарного режима». И всё для того, чтобы можно было сказать, что «у нас больше нет прописки». (Хотя она есть. И добавим: пока еще это правильно.) Непонятно только, как такое может быть — говоря о «регистрации», всерьез делают вид, будто это что-то иное, сказавшего «прописка» могут даже поправить — и похоже, что сами в это верят. В самом деле — всё ли тут в порядке с головой? И что мешает, в конце концов, перестать заниматься ерундой и вернуть прописке ее настоящее имя? Ложная стыдливость? Или так сильно напугал демократ?

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: наверное, сказанное здесь кое-кому не понравится. Например, какому-нибудь «академику». Если возникнут возражения и желание что-то оспорить — дай Бог, чтобы в споре родилась истина. Хотя истина частенько не зависит от споров и продолжает оставаться сама по себе — на то она и истина.

Но при всех взглядах на вещи не покидает ощущение, что не должно быть у нас «Пищевого университета», как не должно быть и «Российской академии котлетных наук»...

Опубликовано в газете «Управление школой», № 21, июнь 1997 г.
(здесь публикуется сокращенный вариант, в газете и по ссылке — полностью)

***

P. S. (
sergedid) Уже после публикации узнал, что теперь, оказывается, у нас и в самом деле есть «Пищевой университет»!

А недавно, прогуливаясь по старым московским переулочкам в квартале, где прошло мое детство — между Арбатом и Пречистенкой, — наткнулся на вывеску на воротах красивого особняка: АКАДЕМИЯ ПАРИКМАХЕРСКОГО ИСКУССТВА.

Tags: деградация, русский язык
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments