anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Передача 60-летнего опыта получения виз.

Оригинал взят у mgsupgs в Передача 60-летнего опыта получения виз.


Ремарка. Вплоть до конца 60-х годов само понятие поездки зарубеж к родственникам было абсолютно беспредельным случаем. Даже если они жили в странах социализма. По каждой поездке вопрос решался на уровне ЦК. Сами понимаете ткачихи и инженеры в такие вояжи ездили крайне редко, это было уделом советской элиты. Описываемая ниже история - история уникальная.

Вальтраут ШЕЛИКЕ (известный советский историк марксизма) родилась в Берлине, училась в одном классе с Светланой Алилуевой, а когда её родители в 1946 вернулись в ГДР строить там социализм - принципиально осталась в СССР.

Оригинал взят у red_ptero в Передача 60-летнего опыта получения виз. Часть 1

Интерпретация описанных ниже событий принадлежит автору этих строк и может не совпадать с мнением других заинтересованных сторон. В связи с краткостью изложения и недоступностью некоторых архивов автор не может также гарантировать полноту представленных фактов.

Передача 60-летнего опыта получения виз (разрешений) для поездки в послевоенную Германию (1946 - 2006 гг.)Часть 1

Как я получал визу... (сентябрь 2006 г.)

Как уже сообщалось , в течение ближайших двух недель моя мама и Ваш покорный слуга будут находиться в пропагандистском турне по землям Германии. На родине предков издан томик мемуаров моей мамы.

Ниже вашему вниманию предлагается краткий рассказ о процедуре получения виз.

Поскольку из-за наплыва желающих посетить Родину Гёте, Маркса и фрау Меркель оформление наших виз могло не поспеть к началу турне, пришлось обратиться за помощью в атташат посольства по культуре.
7 сентября, впервые в своей жизни я проник на территорию посольства ФРГ. После непродолжительной беседы и тщательной проверки принесённых документов я получил книгу о российских немцах с дарственной надписью автора перевода (для мамы) и пропуск в консульство, примерно следующего содержания (увы, ксерокопию я сделать не успел, ввиду катастрофического цейтнота, поэтому цитирую по памяти):
"В связи с 60-летием коммунистического издательства ГДР Дитц Ферлаг, известный марксовед фрау Вальтраут Шелике, дочь основателя и первого директора издательства, учившаяся в одной школе с дочерью Сталина приглашена в Германию для встречи с читателями её мемуаров "Я не хотела быть немкой".
Поскольку оформление визы согласно общей процедуре не успевает к началу поездки, просим оформить визу фрау Шелике и её сыну Георгию Шелике (как сопровождающему) во внеочередном порядке".
Сидящий на проходной консульства гражданин Германии и российская секьюрити, поставленная для пресечение проноса в консульство режущих и взрывчатых веществ долго смеялись, обнаружив, что пропуск подписан 7 сентября, в то время как пропустить меня без очереди предлагалось 4 сентября. Отсмеявшись, немецкий вахтёр недрогнувшей рукой заменил четвёрку на семёрку...
Поскольку окошко для внеочередников было единственным из 30 окон, предназначенных для сдачи документов и собеседования, то самая длинная (и единственная) очередь тянулась именно к этому окну...
Двухчасовое сидение в очереди, закончилось тем, что милая девушка, принимавшая документы, ознакомившись с текстом пропуска, документами и прилагаемой программой пропагандистского турне, выдала талончик на получение виз, сообщив при этом, что за визы платить не надо: "Для вас они бесплатные".
Похоже, в Германии кто-то "волком выгрызает бюрократизм"...


Часть 2

Первая в истории ГДР поездка гражданина(ки) СССР к своим германским родственникам (1946 г.)

Это произошло 60 лет назад, летом 1946 года, когда ГДР еще не было, а на соответствующих площадях раскинулась Советская зона оккупации.
Моя будущая мама только что потрясла стены МГУ завершением очередного этапа освоения азов исторической науки и перед ней встал вопрос о месте проведения студенческих каникул. Естественно, очень хотелось повидать папу с мамой.

Папу она не видела уже больше года, после его отъезда в Германию в мае 1945 года. Мама с братишками тоже перестали быть эмигрантами и в начале июня 1946 года уехали к папе - ему срочно требовались помощники для организации партиздата будущей ГДР. Перед отъездом моя будущая бабушка (омама) выполняя решение своей партии, но без ведома своей дочери оформила выездные документы и на нее, в том числе и "краснокожую паспортину". Однако попытка решить судьбу совершеннолетней гражданки СССР - красавицы, студентки и комсомолки - без ее спроса потерпела неудачу: у моей мамы были иные планы. В итоге омама повезла в Германию партийный выговор вместо дочери…

Прошел месяц. И вот теперь, после сдачи сессии, моя юная мама, решившись навестить родителей, пошла в офис какой-то довольно высокой инстанции (не то в международный отдел ЦК ВКП(б), не то в Международный Красный Крест) и сказала волшебные слова: "Я хочу к маме!". С такой просьбой к менеджерам ЦК/МКК обратились впервые, и им долго пришлось бы искать нестандартное решение, не подвернись уже готовые документы на ПМЖ. Немецкая виза не требовалась.
…Всем, кто провожал мою маму, включая моего будущего папу, казалось, что возможно они провожают ее навсегда, и только мама была уверена, что она просто едет на каникулы.

Так кто же оказался прав?

Приобщив молодежь Германии к азам теории и практики реального социализма и оказав ударную помощь в партийном строительстве будущего Карл Дитц Ферлаг ГмбХ, моя мама воспользовалась уже проверенным методом - в конце августа она пришла в советскую военную комендатуру с волшебными словами: "Я хочу домой!"
Товарищ комендант с блеском решил эту, впервые вставшую перед ним задачу. Разместив в "краснокожей паспортине" несколько печатей разной формы и цвета, он посадил неизвестно откуда взявшуюся 19-летнюю студентку на поезд, отправляющийся в Москву…

Полностью эта история описана в книге "Берлинские каникулы" .


Неудавшаяся поездка (1948 г.)

Следующую попытку съездить к родителям моя мама предприняла за год до окончания университета - в 1948 году.
Однако ситуация к этому моменту сильно изменилась.

Получив во время берлинских каникул 1946 года помимо разноцветных печатей в загранпаспорте заряд цветного восприятия мира, моя мама решила поделиться новым опытом на страницах стенной газеты родимого факультета. Попытка эта не осталась без внимания - партком истфака МГУ, ознакомившись с еще неопубликованной заметкой, объявил о раскрытии на факультете антисоветской троцкистской группировки. В списке главных заговорщиков числились и мои будущие родители.
Однако объединенному парткому МГУ раскрытие антисоветского заговора на курсе, где училась Светлана Сталина, причем с ее одногрупниками в составе главарей хунты, почему-то показалось не с руки. Поэтому "заговор" постарались спустить на тормозах, благодаря которым вольные и невольные его участники отделались сравнительно легким испугом.
В частности моей маме в учетную карточку залетел комсомольский выговор "За сомнения в генеральной линии партии, за распространение своих сомнений, чтение белогвардейской литературы и попытку втереться в доверие к дочери Сталина" (мой будущий папа получил партийный выговор с аналогичной формулировкой, только вместо "чтения белогвардейской литературы" фигурировала "попытка инсценировать утерю партбилета")

Очевидно, что с таким ярким пятном на биографии ни о каких поездках за границу не могло идти и речи. Не помогло даже письмо Вильгельма Пика - Первого Секретаря ЦК Социалистической Единой Партии будущей ГДР к своим партайгеноссе из ЦК ВКП(б).

Полностью история разоблачения на истфаке МГУ антисоветской троцкистской группировки описана в книге "Предательство" (1946-1949 гг.)

Часть 3:


Вторая поездка моей мамы к родителям (1952 г.)

Прошло несколько лет.
Благодаря проискам англо-американо-французского империализма на месте Советской зоны оккупации родилось первое на немецких землях социалистическое государство рабочих и крестьян, а также прогрессивной интеллигенции.

Изменилось кое-что и в жизни моих родителей.
Я думаю, однако, что не стоит останавливаться на таких бытовых мелочах, как свадьба, приезд в солнечную Киргизию десанта выпускников МГУ, рождение моего старшего брата и увольнение двух молодых специалистов при преобразовании Фрунзенского пединститута в Киргизский университет.

Важнее другое.
Моей маме все еще хотелось повидать своих родителей и братишек.
Поскольку в прошлый раз для приглашения моей мамы письма первого секретаря ЦК оказалось недостаточно, то 21 августа 1951 года собирается специальное заседание Политбюро (Protokoll Nr. 62. DY 30/ IV 2/2/ 162), где наряду с основным пунктом повестки дня "14. Поездка Вальтраут Шелике в ГДР" для маскировки рассматривались и такие малозначительные вопросы, как "1. Утверждение протокола предыдущего заседания" и "9. Реорганизация министерства тяжелой промышленности ГДР".
Постановление о приглашении моей мамы было отправлено на адрес дружественного Политбюро ЦК КПСС, что сильно ускорило принятие компетентными органами родины социалистического лагеря положительного решения - не прошло и восьми месяцев, как моя мама получила разрешение съездить в гости к своему папе.

Возможно, что сокращению процесса до 8 месяцев поспособствовало то, что какая-то добрая душа из Международного отдела ЦК КПСС в пакет документов для подготовки решения о выдаче загранпаспорта не включила справку о "Сомнениях в генеральной линии партии…". С тех пор отсутствие этой справки в пачке документов сделалось доброй традицией…
И даже, когда через 20 лет спецкомиссия КирГосУниверситета за упоминание в лекциях имен Каутского и Бернштейна и нежелание брать взятки объявила мою маму каутскианкой-бернштейнианкой, это не помешало выпустить ее на празднование 70-летия моей бабушки.
Мне конечно известно имя человека отправившего в химчистку пятно на биографии мамы, но будучи революционером в четвертом поколении, я не собираюсь его раскрывать. Развиртуализация может помешать его успешному продвижению по службе, а мой ЖЖ окажется под угрозой саспенда.

Но вот что меня мучает до сих пор, так это вопрос, брали ли взятки у студентов Карл Каутский и Эдуард Бернштейн.




Protokoll Nr. 62
Sitzung am 21. August 1951

Tagesordnungspunkte: 1. Protokollbestätigung - 2. Bericht über die Weltfestspiele der Jugend und Studenten für den Frieden und die weitere Kampagne - 3. Urlaub in der Sowjetunion - 4. Arbeitsplan des Politbüros - 5. Kaderfragen der staatlichen Plankommission - 6. Nationales Aufbauprogramm Berlin 1952 - 7. Elternbeiratswahlen - 8. Offener Brief an die Mitglieder der SPD und KPD - 9. Reorganisation des Ministeriums für Schwerindustrie und Schaffung eines Ministeriums für Bauwesen - 10. Ministerpräsident für das Land Mecklenburg - 11. Instrukteure der Sowjetunion für die Arbeit im FDGB - 12. Urlaub des Genossen Peter Florin in der Sowjetunion - 13. Kuraufenthalt des Genossen Fritz Lange und Frau in der Sowjetunion - 14. Besuchsreise von Waltraut Schälike in die DDR - 15. Parteistrafe für Willi Kropp - 16. Autobahn-Benutzungsgebühren - 17. Umbenennung des Werkes Buckau-Wolf, Magdeburg

http://startext.net-build.de:8080/barch/MidosaSEARCH/dy30pbpr/xml/inhalt/5bec33c9-8d76-486c-8639-623de9a16cc4_prn.htm

Правда о поездка в ГДР в 1952 году

Я должен честно признаться, что предыдущий рассказ не совсем соответствует действительности.

На самом деле все обстояло следующим образом:
ЦК СЕПГ могло существенно ускорить приезд моей мамы в ГДР, но не пошло на это.
Дело в том, что в связи с предстоящей смертью товарища Сталина и для подготовки к мятежу июня 1953 года СЕПГ понадобились иностранные советники по организации антисоветских и троцкистских заговоров. Именно этот вопрос и обсуждался на заседании Политбюро СЕПГ, хотя в протокол это и не вошло. Немецкие товарищи скрыли эту цель от камарадос из ЦК КПСС и, пока органы готовили загранпаспорт, вступили в длительные переговоры с двумя безработными молодыми специалистами на предмет приглашения поработать в ГДР.
Основные проблемы были с моим папой.
Во-первых. Отъезд гастарбайтером в ГДР мог поставить крест на его научной карьере безработного специалиста по Истории Древней Руси. Вскоре, однако, выяснилось, что специалисты по проблемам искоренения язычества и прививания народу единственно правильной веры тоже востребованы в стране народной демократии.
Во-вторых. Мой отец на тот момент уже успел сдать кандидатский минимум по специальности, а в случае работы в Германии у этого экзамена мог истечь срок годности. Этот аргумент оказался решающим - на гринкарте в ГДР был поставлен крест.
Соответственно пришлось отменить специальный пленум ЦК, призванный ускорить оформление загранпаспорта моей маме.
А мама, повидав родителей, продолжила поиски работы в родной Киргизии.






Для справки.
Мой папа защитил диссертацию только через 10 лет посл
описанных событий, так что кандидатский минимум ему все равно пришлось пересдавать.


Часть 4:

Моя первая несамостоятельная поездка в ГДР (1953 г.)

Для первой поездки в ГДР виза мне не понадобилась.
В лучших традициях немецких подпольщиков я спрятался от пограничников и таможенников, выбрав для этого самое надежное убежище - в животе у моей мамы. Однако страх перед провалом этой явки оказался настолько силен, что я покинул свой схрон только через две недели после возвращения домой.

Виза на выезд...

Моя первая самостоятельная поездка в ГДР (1973 г.)

В феврале 1973 г. моей бабушке должно было исполниться 70 лет. Для участия в юбилейных торжествах студент второго курса химфака МГУ решил нанести официальный дружественный визит в Берлин и Дрезден.
К этому времени для перемещения внутри социалистического лагеря визы уже не требовались. Вместо них требовалось разрешение.
Разрешение для поездки в ГДР состояло из двух частей: немецкой и советской.
Немецкую часть (приглашение) оформляла приглашающая сторона и эта операция требовала примерно 15 минут в ближайшем полицейском участке.
Для оформления советской части разрешения 15 минут было явно недостаточно, поскольку требовалось собрать 16 подписей и 12 печатей под 4 характеристиками. Получение каждой подписи сопровождалось собеседованием.
Я не буду перегружать рассказа описанием формы и цвета печатей и остановлюсь только на списке подписей.
Первые три подписи ставились треугольником студенческой группы:
- Комсорг
- Староста
- Куратор
под характеристикой, выдаваемой комсоргом по решению общего комсомольского собрания группы.
На основании этой характеристики писалась характеристика от имени четырехугольника курса:
- Комсорг
- Профорг
- Парторг
- Старший инспектор
Следующую характеристику после соответствующих собеседований подписывал четырехугольник факультета:
- Секретарь комитета ВЛКСМ
- Председатель месткома
- Секретарь парткома
- Декан
Следует заметить, что в отличие от первой характеристики для оформления последующих трех уже не требовалось организовывать общее комсомольское, профсоюзное и партийное собрания (курса, факультета, университета). Заседаний соответствующих комитетов было достаточно. А декан и проректор даже не собирали по этому поводу заседаний деканата и ректората - они ограничивались беседой тет-а-тет.
Последние пять подписей :
- Председатель месткома МГУ
- Председатель студсовета
- Секретарь комитета ВЛКСМ МГУ
- Секретарь парткома МГУ
- Проректор по учебной работе
ставились под характеристикой, предназначавшейся для передачи в ОВИР.

Открою маленькую тайну, теперь уже об этом можно говорить.
В окончательной характеристике могло быть написано или не написано все что угодно.
Так моей маме писали, что у нее склочный характер (ну как же - взяток не берет), что она бернштейнианка и каутскианка, или опускали считавшуюся очень важной мантру о политической грамотности и/или моральной устойчивости.
Этого никто не читал. Компетентным органам требовалась только одна ключевая фраза: "Бла-бла-бла не возражает против поездки имярек за границу."

Как проходили собеседования?
Очевидно, что большинство из них носили чисто формальный характер, либо (по крайней мере в моем случае) служили удовлетворению чисто человеческого любопытства собеседователей.
По-настоящему сложных собеседований было два:
- В комитете комсомола факультета и
- В студсовете МГУ.
Требовалось быть в курсе текущих политических событий в мире, СССР и стране, куда планировалась поездка, уметь разоблачить последние происки империализма, знать названия всех прогрессивных международных молодежных организаций, разбираться в решениях очередных пленумов и съездов ВЛКСМ и КПСС, и наконец - знать имена и фамилии Генеральных секретарей всех коммунистических партий мира. Для СССР добавлялись также имена и фамилии всех членов и кандидатов в члены Политбюро. Знать в лицо всех членов и кандидатов в члены ЦК и Ревизионной комиссии было не обязательно.

Самым страшным было собеседование № 13 - в студсовете МГУ.
У меня оно прошло без сучка и задоринки - с 14 лет я с удовольствием выступал с политинформациями в своем классе и группе, был слушателем Школы Молодого Лектора.
Однако вместе со мной проходила собеседование в студсовете студентка филфака, направлявшаяся на зимние каникулы к своему мужу - гражданину Польши.
Кажется, она что-то перепутала в списке генсеков компартий.
И перед членами студсовета встал нелегкий вопрос: "Что делать?", чтобы в будущем не пришлось отвечать на вопрос: "Кто виноват?"
Нет, речь не шла о том, чтобы не пустить студентку к своему мужу из братской Польши.
Вопрос шел только о том, провести повторное собеседование или отправить молодую женщину собирать подписи с самого начала.
Надеюсь, вы поняли, какое решение приняли молодые бюрократы?

Что касается меня, то не прошло и трех месяцев, как я получил все необходимые печати и подписи, после чего вступил в Международный Союз Студентов. Никаких бюрократических процедур для этого не требовалось, кроме уплаты вступительного взноса - зато после этого билеты на все виды транспорта, пересекающие границу стали доступны за полцены

Теперь я был готов к проведению юбилейных торжеств...

И последнее.
Чтоы читатель мог получить некоторое представление о политической грамотности и моральной устойчивости некоторых лиц, проводивших собеседования, приведу два примера.
О политической грамотности.
Через два года, в сентябре 1974 г. перед митингом-концертом, посвященном годовщине кровавого пиночетовского переворота зам. председателя студсовета по интернациональной работе, аспирант юрфака Саша Г. спросил у Жени Бунимовича, активного участника ансамбля "Венсеремос", на каком языке будут петь свои песни студенты-аргентинцы, на испанском или аргентинском. После немедленного ответа, что конечно же на чилийском, вопросов больше не возникало.
О моральной устойчивости.
Одному из членов студсовета - даже имени его мне называть не хочется - в том же 1974 году ничего не стоило попытаться послать за водкой одногоногого инвалида, взяв для этого деньги из сейфа, где лежали студенческие взносы в "Фонд мира".




Моя последняя поездка в ГДР (1977 г.)

Последний раз в ГДР я ездил в сентябре 1977 г., на похороны моей омама. В это время я уже работал молодым специалистом, что несколько уменьшало число характеристик, печатей и подписей.
… полученное в посольстве ГДР письмо из международного отдела ЦК СЕПГ сократило всю процедуру получения загранпаспорта до 1 недели.




Мои поездки в ФРГ (2000 г. и далее)

В отличие от поездок в ГДР для ФРГ уже требовалось виза.

Вернувшись в начале ноября 2000 года из безвизовой поездки на Кипр, где сочетал семейный отдых с корпоративным, я вскоре получил бизнес-приглашение от моего дяди и коммерческого партнера. Через неделю в моем паспорте стояла немецкая виза, а через две недели я сидел в самолете, летящем в Гамбург.
Единственное неудобство состояло в том, что для своевременного проникновения в консульство пришлось подъехать к нему в шесть утра и основательно промерзнуть под ноябрьским московским небом…
А сейчас не требуется даже этого. Запись на собеседование в консульстве производится по телефону.

… получение годовой многократной визы в конце апреля 2002 году потребовало трех дней.



См. Выездная виза


Tags: историческая справедливость, рго, руский вопрос, ссср-ия
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments