Свидетель (svidetel) wrote in rus_vopros,
Свидетель
svidetel
rus_vopros

Об уме, и мысли человеческой (размышляя вместе с В.Ключевским, и другими...).

"Вместе с великими благами, какие принесло нам византийское влияние, мы вынесли из него и один большой недостаток. Источником этого недостатка было одно - излишество самого влияния. Целые века греческие, а за ними и русские пастыри и книги приучали нас веровать, во все веровать и всему веровать. Это было очень хорошо, потому что в том возрасте, какой мы переживали в те века, вера - единственная сила, которая могла создать сносное нравственное общежитие. Но не хорошо было то, что при этом нам запрещали размышлять, - и это было нехорошо больше всего потому, что мы тогда и без того не имели охоты к этому занятию. Нам указывали на соблазны мысли прежде, чей она стала соблазнять нас, предостерегали от злоупотребления ею, когда мы еще не знали, как следует употреблять ее. Греки поступали точь-в-точь, как сказочный индийский царь с своим богобоязненным сыном, которому он для сбережения его целомудрия с детства внушал, что черти - это девицы, и который, увидев девиц, сказал чересчур осторожному папаше напрямки, что черти понравились ему больше ангелов. Когда нас предостерегают от злоупотребления тем, чего мы еще правильно употреблять не умеем, всегда можно опасаться того, что при встрече с опасным предметом мы прямо начнем злоупотреблением. Так случилось и с нами. Нам твердили: веруй, но не умствуй. Мы стали бояться мысли, как греха, пытливого разума, как соблазнителя, раньше чем умели мыслить, чем пробудилась у нас пытливость. Потому, когда мы встретились с чужой мыслью, мы ее принимали на веру. Вышло, что научные истины мы превращали в догматы, научные авторитеты становились для нас фетишами, храм наук сделался для нас капищем научных суеверий и предрассудков." (В Ключевский.)
- Да так, если принимать себя самого как исходную точку отсчёта, и если уравнять Истину как и веру свою, в конечном итоге, с "мыслью", с человеческим. Всё так и будет и более того, что теперь есть, через столько лет что есть... (когда оскудение умственное, мыслительное обратно пропорционально извращённости душевной; чем глупее человек, чем менее способен к абстрактному мышлению - тем более компенсирует свой недостаток в извращённости сердечных побуждений, и желаний, пусть и примитивных, но принимающих причудливые вычурные формы). Если-же Духа истины нет в человеке то и мысль можно принять как святыню и слепо веровать в неё, - п.ч. сама вера не слепа, и Истина даёт свет, он даже и зовётся свет истинный, - от Истины исходящий, в отличие от света тварного - от твари сотворённой, или - материального, природного, - то и боится человек неверующий не Бога, а мысли, не истинного, а своего человеческого. В себе же самом усомниться не может потому. Вот и трагедия от, но не от умствования как такового. Ведь и ум человеческий прекрасен, когда он Истине служит, когда соответствует своему высокому предназначению - Любви Божьей. Но вот что превратился он отошедши от своей святыни! Это невообразимо выразить, а в своей совокупности и подавно невозможно. Как не возможно исчерпать адову пропасть, так и гибель душевную сказавшуюся в умственном разложении невозможно выразить в нескольких скупых словах, и представить нельзя. Поэтому разве можно назвать науку, или что иное подобное ей вредным, или исключительно полезным, если мы знаем Христа? Христа распятого...
А поэтому, не ум вреден для нас, для русских, о ком пишет ув. Ключевский, и не умствования, не отношение к идеальному для человека, а то что отдаляет от Истины. Всё можно подвергнуть сомнению, в т.ч. и идеал. Но Истина не идеал, это не прелестная выдумка, не пустая мечта, а ясная реальность, твёрдая и основательнейшая. Кто познал Его тот не обменяет уже ни на что, не сможет. И кто поэтому не желает никакого иного света, тот уж не сможет прельстится чем-то "альтернативным" в этом смысле. Да, может он удивиться, но не восхититься. Как хочется в это верить. А не верить уже нельзя...
Да, строго говоря, и бесы не вредны для человека, они не смогут оказать для его души никакого вреда. Ведь ничто в мiре, или вне его не может оказать на человека влияния, если сам он не захочет того. Только сосложением с падшими духами, ненавистниками света нетварного - истинного, или только вследствие потворства бесам человек может не иметь части с Всевышним - своей (но не личной, прошу правильно понять) исходной Величиной. Поэтому не бесов надо бояться прежде, а Бога. Не ума, не умствования, а того что могут они вызвать вредного для души. Именно поэтому дано нам христианское вероучение, происшедшее от Истины - Спасителя, и проверенное на практике во всех его чудесах, и преображении души человеческой в богоуподобленности её, в конечном итоге.
Кто приучил нас бояться мысли, почему мы потом стали слепо веровать ей? - Да те кто не был совершенен в богопознании, или возможно по старой привычке: делать постоянным то, что допустимо быть лишь временное. Если это было обязательно "по техническим соображениям" на какой-то момент, в определённой ситуации, чтобы такой мерой встряхнуть заспанное, и ленивое мечтательное естество - то уж никак нельзя было делать это абсолютной нормой для всех случаев, и выводить из этого некую догму, считать аксиомой. что думать вредно. Нет, не вредно, - напротив, полезно, если это улучшает качество жизни согласной с Господом, если это делает дух человеческий сильнее, стоящий в Истине, а не в мiрской суете, или скоропроходящих желаниях особенно, когда человек уже сам догадывается чего они стоят. Тогда и наука не самоцель, а уже является вспомогательным средством для чего наибольшего... И всякому верующему христианину известно для чего. Сколько богословов, уж, конечно, знавших и философию, и науки, и искусства изостряли свой ум, в постижении важнейшего для души. И то важнейшее, чему они служили (не по рабской привязанности или утилитарному пристрастию, а в любовном согласии) благоволило им увеличивая их познания, делая качество их ума наиболее функциональными. Ведь ум это только инструмент, самый лучший, но рабочий инструмент, строго говоря, не самоцель, не святыня, - это свойство души, одно из некоторых. Зрение, слух, осязание, обоняние, и... ум. Это условие для существования чего-то. Это предикативная форма нахождения свойств предмета, которым для нас, в конечном итоге, или мягче говоря - по большому счёту, не может не быть что-то иное как Истина. Мы постигаем смысл жизни, который нам уже известен. Разве этого мало? Есть что-то большее? Зачем тогда всё что есть в нас или окружает, если мы не видим конечного предназначения? Поэтому и ум не может быть чем-то внешним, не основным, ради также - чего-то пустого, ненужного как вечного, ради не исходного.
"Плох тот солдат, который не хочет быть генералом" - говорил маршал А. Суворов. Но разве станет этот солдат генералом, или майором, если будет растрачивать то драгоценное состояние, которое ему даровал Бог, свой ум данный от рождения, - впустую, в суете промотает свои наследные средства и не возвратится к своему отцу как тот "блудный сын" из Евангельской притчи? Да, я не говорю о тех больных, кто с детства был физически обделён умом - калек, но я о тех, кто был умён, а даже и имел высшее образование (и не одно), но к нечто большему чем то что имеет в себе человеческое не был обращён. Разве им не неприятно, для самих-то себя, обнаружить, что они слабы для постижения некой неизвестной (для них) величины о наличии которой догадываются, но приблизиться к ней не могут по слабости своей умственной? Да, это означало бы признать за собой ограниченность, исключить именно человеческую гордость в истинно-нравственном смысле, поэтому они и придумывают для себя такие истины, которые хоть и умеряют их гордость (вызванную первородным грехом), "законодательно" ограничивают аморфное расширение их - "желаю", но не являются истинным в самом точном смысле следования тому что есть Истина. Отсюда легко вывести мысль что не ум вреден сам по себе, и не его сослужение Истине, сочетанность с Ним, понятые отвлечённо, а слабость ума определённого свойства - греховного, ослепляющего, и если быт точнее - безверие, п.ч. именно вера двигает умом. Ум есть выражение духовного состояния. Это предмет, и, в то-же время, - картина реальности показывающая человека: как ум таков и его дух, в чём выражается умственные склонности человека, что он творит благодаря уму. пользуясь им как орудием, то так и выглядит его дух. Внешнее выражение внутреннего. Дух человеческий не безлик, и отражение его ум, в чём они выражается. Как мы говорим: глаза это зеркало души, то ум, в таком случае, зеркало духа. Простой пример. Если душа больна то болеет и его ум, известные умственные расстройства, которые мы называем ещё душевными. (Здесь, можно принять, в расчёт точку зрения, которая называет все душевные болезни духовным повреждением.)
Поэтому не лучше-ли бы для человека признать заранее, что есть большее, чем то что ограничено его слабым восприятием, - в конечном итоге, и что мысль человеческая не вредна, а её просто не хватает для приближения, даже не говорю - для постижения иной реальности- реальности Бога? Здесь, всё-же, полемизируя с философом Ключевским можно было-бы не войти в противоречие с ним, - рассматривающим отношение человека (русского человека) к уму как неверное, а дополнить его отрицательный пример несостоятельного приводящего к несчастьям - положительным, или дополнительным а, в сущности, продолжающим ту же мысль. Ум человеческий, применённый неправильно, и неправильное отношение к уму противоречит вере, и способствует оскудения умственному. Зачем совершенствовать то, что не имеет оправдания как своё наличие, и что не нужно для чего-то важного - важнейшего чем то, что есть? Но нет, это именно есть, и потому мысль человеческая просто необходима. Только такая связь спасительна, и обоснована.
Однако, говоря "дополняю" мне не хотелось спорить с В. Ключевским, указывать, и т.д., но надо видеть, что В. Ключевский приводя в пример Церковь как богоустановленное общежитие, и богочеловеческий организм, совершенно обходится без слова Бог, и это говорит о том, что он отождествляет Бога и Церковь воедино как Отца и Сына, например, но Бог и Его создание, строго говоря не совсем одно и тоже, в Церкви, как известно может быть Дух святой, а может и не быть. Поэтому то, что мы принимаем за Церковь может ей и не являться. Отсюда видно, исходя из ранее отмеченных предпосылок, что В. Ключевский невольно заблуждается; назвав всё, что можно в этом случае, он не назвал основного - Того, Кто послужил причиной возникновения всей им перечисленной предметности и кто является Его врагом также (относится в отрицательном смысле: не Он к падшему мiру, а мiр падший к Нему; поэтому имеет отношение к Богу в данн. сл. нельзя понимать прямо, это условность, суть этого другая). Но называя Церковь как основное условие, и причину (а к тому-же - и ангелов и бесов) внутреннего неустройства В. Ключевский под ней хочет видеть сразу Бога. Понятно, что если бы он сказал - Бог, Иисус Христос, Св. Троица... то не нужно было-бы дальнейшее размышление об уме, п.ч. бы перед нами предстала дифференциация веры и безверия, или: верующего ума и мiрского ума. Но он так не делает, вероятно, пытаясь исходя из человеческого познать его заблуждения. Этот как раз тот самый случай, который сам В. Ключевский и упоминает: "мысль вредна". Да не мысль вредна, а размышления о предмете, который составлял для русского человека насущную потребность, - исходящие не из самого предмета веры, не от Истины ведущие происхождение, а от вторичных величин. Делая так - увлёкшись человеческим, народным, он невольно впадает в фальсификацию, сам того не делая. Как можно рассуждать о предмете исходя из совершенно иных условий его познания. Думать о дне, исходя из ночи? Не лучше ли быть в том самом там откуда явно прослеживается источник возникновения предмета вопроса? И быть в Боге, а не в византийской традиции, п.ч. византийская традиция только следствие её Божественной Причины.
Вот как только тот кто поймёт это логическое соответствие тот сразу решит для себя что ему вредно. Если он верит в Бога, то разве ум может ему навредить? - он, ведь, использует его для своей веры. А если он не верит то как может "Византия" (коль скоро она уже есть, и принята на Руси) отражающая Истину, будучи христианской церковью, и традицией - ему помешать в богопознании, ведь он не верит в Источник того, чем является следствие - Церковь? Всё надо испытывать Истиной как в горниле огнём: если мысль человеческая вредна, то почему она вредна? - п.ч. не отвечает "церковной традиции", или не отвечает христианству? А если мысль человеческая "не грех" (в истинном смысле), и церковная традиция - христианская (как-же иначе), то какой ещё может быть предмет для размышлений?
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments