Свидетель (svidetel) wrote in rus_vopros,
Свидетель
svidetel
rus_vopros

Три выстрела в В. Ленина, и за что я ценю Фанни Каплан (по материалам юриста Е. Данилова)

Продолжаю свою "ленениану". В прошлые разы я успешно, т.е. на исторических фактах, и свидетельствах очевидцев мог показать какой, в действительности, была личность вождя "мiрового коммунизма" В. Ульянова. Личные его грехи и болезни меня не особо интересовали, мне было важно досконально изучить, и показать всю силу сатанинской хитрости, выраженную в совецкой пропаганде, которой промывали мозги людей враги рода человеческого и поныне правящие в моей несчастной стране. Теперь взявши столь высокую ноту (и не просто так) я обращаюсь к "святая святых", как я бы назвал это "микрохолокосту вождя" - Ульянова-Лукича, т.е. к событию "покушению на Ленина". Эта, к сожалению, неудачная попытка физического устранения на то время пока главного кровососа у большевиков (подрастал ещё один ему на замену, ещё более выдающийся), впоследствии вызвало тем не менее гибель огромного числа ни в чём не повинных людей, многих вообще не подозревавших о том, что на "наше великое чудо" кто-то позарился. Большевики исключительно озверели, т.е. они ещё раньше озверели (такими и были сначала), но у них не было ещё предлога, чтобы пить кровь человечью "демократично", "прозрачно и легитимно", теперь он появился!
Очень хороший, а я считаю, самый лучший на настоящий момент, исследователь "покушения на Ленина" - Евгений Данилов создал по этому поводу небольшой, но значительный труд "Три выстрела в В. Ленина, или за что казнили Фанни Каплан". (Особенно важно отметить, что Данилов юрист, причём независимый.) Конечно-же мне захотелось поделится им с вами, дорогие читатели, или хоть-бы дать указание, где его можно прочитать, но вот незадача - в интернете вы не найдёте его ни за так ни за деньги. Хотя ссылки на него есть, и упоминания о нём в сети содержатся. Правда почему-то почти все кто затрагивает данное событие и ссылается на Данилова задаются совсем другим вопросом нежели он: "кому из вождей было выгодно покушение на Ленина"? - тогда как Е. Данилов спрашивает: "за что казнили Фанни Каплан?".
Далее. Продолжая рассмотрение материалов на эту тему, я понял, что кому-то очень не нужно, чтобы правда открылась, по аналогичным случаям хотя-бы, - потому что даже если это историческое исследование Данилова скорее всего раньше и было в сети, то его там теперь нет. (В "Неве", правда, за 1991г. есть - пойди найди теперь.)
Но зато оно есть у меня! Здесь вы можете совершенно безплатно скачать полностью (сканы в jpg и текстовой файл). А 2 главы последнюю и предпоследнюю размещаю ниже. Качайте, наслаждайтесь правдой, и проявите уважение если не ко мне, который подготовил это сообщение, то к своей душе, наконец, которая одна и другой уже не будет!
Здесь я должен ещё заметить: я очень уважаю Фанни Каплан и её решение. И считаю, что это героическая женщина. Особенно мне приятно, что она - еврейка нашедшая свою совесть и пошедшую против зла своих сородичей. Считаю также, что имя Божье в ней воссияло хоть и слабо, (всё-таки она была полуслепой). На самом деле. Будь она хоть негритянкой, или там узбечкой) я уважал бы её не меньше, но именно то что она еврейка делает её волевое решение почти феноменальным событием. Поэтому условно полемизируя с Б.Савинковым, что и "покушения на Ленина и Урицкого совершили не русские" я-бы ему ответил: и хорошо, что это сделали именно евреи. Вообще хорошо, что зло на земле получило воздаяние, чтобы те кто им духовно порабощён видел, что оно не абсолютно, что его насилие не Бог. (Ну и само-собой я уважаю и ценю ген. Власова, всё по той-же причине. Вообще всех врагов совецкой власти ценю и уважаю именно за это, кем бы они ни были.)
VI А был ли заговор?
В газетном сообщении упомянули об организованной пробке при выходе Ленина из цеха.
Из воспоминаний Н. Иванова: «Когда тов. Ленин закончил (выступление.— Е. Д.) и пошел к выходу, дорогу ему преградил сначала гимназист, брюнет лет 16, в гимназическом пальто. Он подал записку, которую тов. Ленин взял и не останавливаясь пошел дальше... Две женщины подошли к тов. Ленину с обеих сторон, и одна из них спросила, почему отбирают хлеб на железных дорогах...»
С. Гиль: «Разговор этот длился две-три минуты. По бокам Владимiра Ильича стояли еще две женщины, немного выдвинувшись вперед. Когда Владимiр Ильич хотел сделать последние шаги к подножке машины, вдруг раздался выстрел» 1. Затора, как видим, нет.1)
Все это, вместе взятое, в том числе и показания самой Фанни, подтверждают, что никакого заговора или исполнения покушавшейся чьей-либо воли установлено не было. Но органам ВЧК необходим был заговор, поэтому к покушению post faktum вновь вернулись спустя четыре года, чтобы хоть задним числом, но подкрепить обвинение.
X. Петерс: «Долгое время история покушения на В. И. Ленина была довольно темной: известно было только, что стреляла и него Каштан, сознавшаяся на допросе в принадлежности к партии эсеров черновского толка, категорически отрицавшая связь с какой-либо организацией означенной партии... И только вышедшая в феврале 1922 г. за границей брошюра Г. Семенова (Васильева), бывшего начальника Центрального летучего боевого отряда партии эсеров, окончательно развернула перед нами дотоле закрытую (то есть — все четыре года! — Е. Д.) страницу».
----------------------
1) Выстрел в сердце революции С. 83—84. Гиль С. К, Шесть лет с Лениным С. 18.
------------------------
Но насколько можно верить откровениям Семенова? Что он за личность? О нем и событиях, связанных с его именем, упоминает А. И. Солженицын в своей эпопее «Архипелаг ГУЛАГ», касаясь процесса правых эсеров, проходившего в июне-августе 1922 года:
«Семенов направил руку Сергеева, убившего Володарского,— но ЦК остался чистеньким в стороне, даже публично отрекся.
Да потом этот же Семенов и его подруга Коноплева с подозрительной готовностью обогатили своими добровольными показаниями и ГПУ и теперь трибунал, и этих-то самых страшных боевиков держат на советском суде безконвойно, между заседаниями они ходят спать домой».
Все эти известные факты дают нам основание полагать, что к показаниям Семенова необходимо относиться с большой долей недоверия и скептицизма: но указанию ГПУ он смог выехать за границу, там выпустить в феврале разоблачительную книгу, через полгода вернуться и уже принародно, лично, изобличать себя и товарищей по партии, зарабатывая таким образом отпущение грехов и прощение вождей.
Теперь ознакомимся с повествованиями Семенова.
Из книги Г. Семенова (Васильева) «Военная и боевая работа партии социалистов-революционеров за 1917-1918 гг.»
«...Мы решили убить Ленина
----------------------------
Гос. изд. 1922 г. С. 34—35.
----------------------------
выстрелом из револьвера) при отъезде его с какого-нибудь митинга... но заранее не было известно, на каком именно митинге он выступит. Выполнителями я наметил: Каплан, Коноплёву, Федорова и Усова...
В следующую неделю Усов, которому дежурный боевик сообщил о приезде Ленина на митинг, пришел туда, но покушения не сделал... Мы все считали, что Усов оказался слабым... На следующий раз я разослал дежурных на все митинги (это сколько же человек? — Е. Д.). Лучшим исполнителем я считал Каплан. Поэтому я послал ее и тот район, где я считал больше всего шансов на приезд Ленина. Послал хорошего боевика, старого с.-р., рабочего Новикова на завод Михельсона, где ожидался приезд Ленина. Каплан должна выла дежурить на Серпуховской площади недалеко от завода...»
Каплан оставили дежурить около завода, а на завод послали Новикова: так кто же, получается, стрелял? Может быть, Новиков и был тем человеком, о котором спросил раненый Ленин? Так диктует здравый смысл, но полноценных доказательств, увы,— не было и нет.
Но послушаем Семенова дальше. «...Я считал, что бежать после совершения акта не надо, что за такой момент покушающийся должен отдать жизнь (вот бы и отдал как воспитанный мужчина, офицер — свою.— Е. Д.)... Каплан разделяла мою точку зрения. Все-таки, па случай желания бежать я предложил Новикову нанять извозчика-лихача и поставить наготове у завода (что Новиков и сделал)... Каплан вынула из сумочки (помните, у Батулина: увидел женщину с портфелем и зонтиком в руке. Батулину вторит Гиль: к нему на заводе женщина, якобы, подошла с портфелем.— Е. Д.) револьвер; выстрели в три раза... бросилась бежать. Через несколько минут остановилась и, обернувшись лицом к бегущим за ней, ждала, пока ее не арестуют».
Не правда ли, создается впечатление, что Семенов просто подгоняет свои показания под случившееся четыре года назад событие. Не описывает он никаких деталей: если стреляла Каплан, где она взяла пистолет? Если готовились отравленные пули — каким образом? Кто разработал подобную методику нанесения (или внесения) яда? Ответов на эти вопросы нет...
Семенов утверждает, что Фанни после выстрела бросилась бежать. Однако никто ее бегущей не видел. Батулин утверждает, что она спокойно стояла поддеревом, но «имела вид...» Есть еще одна деталь, имеющаяся в шестом протоколе допроса Каплан. 31 августа ее допросил некий Н. Скрьшник, заведующий отделом ВЧК по борьбе с контрреволюцией. Он спрашивает подозреваемую, что за бумажки найдены у нее в ботинках при обыске в ЧК. Вот что ответила Фанни: «бумажки, найденные у меня в ботинках, вероятно, те, которые были мне даны в комиссариате, когда я попросила дать мне что-нибудь, чтобы подложить, потому что у меня в ботинках гвозди» . Идти на покушение прихрамывая, с впивающимися в ногу гвоздями,— зачем?
Усердие Семенова не пропало даром. Это видно из речи обвинителя Крыленко и приговора — постановления трибунала и президиума ВЦИК по делу правых эсеров. Касаясь в речи обстоятельств, связанных с Фанни Каплан, Крыленко говорит очень обтекаемо, уклончиво, не описывая обязательного распределения ролей между участниками минувших событий, ссылаясь, в основном, на разговоры, якобы бывшие между ними. Нет глубокого анализа эпизодов дела, а главное — нет выводов: стреляла ли Каплан по сговору или действовала в одиночку?
В конце речи, признав всех подсудимых виновными, Крыленко требует вменить Семенову, Усову, Коноплевой и другим участникам покушения статьи 64, 65, 76 — предусматривающие ответственность за террористические акты, взрывы,
-------------------
1) Пролетарская революция. 1923. № 6-7, С. 285.
-------------------
поджоги, бандитские налеты, и требует применить к ним, а также к Гоцу, Донскому и другим членам партии социал-революционеров — расстрел. Но... в отношении Семеновой, Коноплевой, Усова, Зубкова, Пелевина, Федорова-Козлова Крыленко просит трибунал проявить снисхождение и ходатайствовать перед президиумом ВЦИК об их полном освобождении от наказания! То есть, в отношении всех «самых страшных боевиков», которые им же обвиняются в непосредственном участии в покушении на Ленина, а Семенов (кроме того) и в личном изготовлении отравленных пуль!
Трибунал соглашается с ним и входит с этим ходатайством в президиум ВЦИК, который и постановил: в отношении Гоца, Донского н других рядовых членов организации социалистов-революционеров, лично в террактах участия не принимавших,— приговор утвердить, исполнение расстрела временно приостановить.
В отношении же Семенова, Коноплевой, Усова и всех вышепоименованных боевиков-террористов ходатайство Верховного трибунала о полном освобождении утвердить!^
Так Семенов честно отработал свою свободу.

Глава VII
Загадка отравленных пуль
«...Эти мерзавцы позволили себе стрелять не простыми пулями, а отравленными ядом кураре. Теперь только понятна картина того состояния, в котором мы застали Владимiра Ильича после покушения. Пули изрешетили его тело в наиболее опасном месте...»3,— сказал наркомздрав Н. А. Семашко. В любом издании, где упоминаются
----------------------
1 Крыленко Н. В. Судебные речи. С. 88.1 Там же. С. 246—298. 3 Выстрел в сердце революции. С. 92.
------------------------
злополучные выстрелы в вождя, пули обязательно именуются отравленными. Тем самым, покушение приобретает еще более зловещий вид — злой умысел становится неоспоримым. Но почему же в первоначальных документах никаких указаний на картину отравления не имеется и впервые об этом заговорили на процессе тех же эсеров а 1922 году? Семашко упоминает о какой-то «особой картине» состояния Ленина, связывая это с ядом кураре.
Посмотрим, как должен действовать названный яд при попадании в организм:
«Кураре, сильный яд, содержит курарины. При попадании в кровь оказывает нервно-паралитическое действие» 1.
Обратимся к документам. С. Гиль: «Вместе с товарищами из заводского комитета мы помогли Владимiру Ильичу подняться на ноги- Он сам с кашей помощью прошел... до машины н сел на заднее сиденье... Я проехал прямо к его квартире...
— Мы Вас понесем, Владимiр Ильич...
Он наотрез отказался... и сказал:
— Я пойду сам.
Опираясь на нас, пошел по крутой лестнице на третий этаж» ".
Из биографической хроники В. И.Ленина, 1918, 30, август: «Врач Винокуроа оказывает Ленину первую помощь».
А. Н. Винокуров: «Когда я пришел и спальню Владимiра Ильича, я нашел его раздевающимся у кровати... Я немедленно уложил его а постель... Одна пуля раздробила плечевую кость... Другая вошла сзади со стороны лопатки» .
По приведенным описаниям видно, что паралича, характерного для яда,— нет. Налицо огнестрельные, пулевые ранения.
--------------
1 Энциклопедический словарь. 1983. С. 671.
1 Гиль С. К. Шесть лет с Лениным. С. 27—28.
а Воспоминания о В. И. Лепит в 5 томах. Т. 3. С. 305—306.
----------------
В. Д. Обух (врач, постоянно наблюдавший и лечивший Ленина): «Плохое общее состояние как-то не вязалось с кровоизлиянием, которое было не так сильно. Было высказано предположение (и только! — Е. Д.), не вошел ли и организм вместе с пулями какой-то яд».
И всё! Кроме этого предположения, никаких экспертиз, никаких подтверждений. Да и состояние Ленина не даст оснований полагать о наличии в организме яда кураре.
Из официальных бюллетеней:
— № I, 30 августа 1918 г. (день покушения), II часов вечера: «Констатировано два слепых огнестрельных поражения. Пульс 104. Больной в полном сознании».
— № 3, 31 августа (на следующий день), 12 часов дня: «Больной чувствует себя бодрее. Кровоизлияние в плевре не нарастает».
— № 4, 31 августа, 19 часов: «Температура — 36,9. Общее состояние и самочувствие хорошее. Непосредственная опасность миновала. Осложнений пока нет (прошли всего сутки.— Е. Д.)».
— № 5, а ту же ночь, 24 часа: «Спит спокойно... Пульс — 104. Температура — 36,7».
Из биографической хроники В. И. Ленина: 1918, август, 31 (на следующий день после ранения): «По сообщению газеты „Известия", утром товарищ Ленин первым делом потребовал газеты... Все время он находится в бодром состоянии духа, шутит и на требование врачей совершенно забыть о делах, отвечает, что теперь не такое время...»
Как видим, раненый не только не парализован, но и не теряет сознания. Со следующего дня он в состоянии шутить и интересоваться делами. По здравому смыслу, он не мог не интересоваться и судьбой покушавшейся, о чем в этот день объявили газеты. Тем не менее, никаких этому следов нам найти не удалось, в том числе и в переписке тех дней. Важнейшее следственное действие для подобной категории дел — опознание потерпевшим преступника (подозреваемого) — выполнено не было.
Первого сентября в 11 часов 45 минут утра Свердлов сообщает в Петроград: «Больной шутит, заявляет врачам, что они ему надоели... шутя подвергает врачей перекрестному допросу, вообще „бушует"». Шел второй день после ранения.
Из официальных бюллетеней:
— № 9, 2 сентября, 9 часов 30 минут: «Чувствует себя бодрее... Глотание совершенно свободно и безболезненно».
— № 14, 3 сентября, около 24 часов ночи (через 8 часов после расстрела Каплан,— Е. Д.)'. «Самочувствие хорошее. Сон спокойный».
Ровно через две недели — 16 сентября 1918 года председатель Совнаркома Ленин уже примет участие в очередном заседании ЦК РКП, о чем на следующий день сообщат «Известии ЦИК».
Но, может, позже возникли какие-то осложнения, ухудшение здоровья, причинно связанные с ранением?
Из воспоминаний В. Н. Розанова: «..Владимiр Ильич по настоянию всех врачей уехал на несколько недель в деревню... В конце сентября Владимiр Ильич приехал показаться нам, лечащим врачам, то есть В. М. Минцу, Н. Н. Мамонову и мне. Владимiр Ильич выглядел прекрасно: бодрый, свежий, со стороны легких и сердца — полная норма, рука срослась прекрасно...» Прошло еще четыре года. Вечером 20 апреля к В. Н. Розанову позвонил Н. А. Семашко и попросил назавтра съездить к Владимiру Ильичу для консультации. «Я ужасно удивился этому и спросил: „Почему"? Николай Александрович рассказал мне, что Владимiр Ильич в последнее время стал страдать головными болями, была консультация с профессором Клемперером (крупный германский профессор, терапевт). Клемперер высказал предположение и, очевидно, довольно
----------------
1 Пролетарская революция. 1923. № 6-7, С. 285. 1 Крыленко Н. В. Судебные речи. С. 88. 1 Там же. С. 246—298.3 Выстрел в сердце революции. С. 92.
---------------
определенно, что эти боли зависят от оставшихся в организме Владимiра Ильича пуль, якобы вызывающих своим свинцом отравление. Мысль эта мне, как хирургу, перевидавшему тысячи раненых, показалась прямо странной, что я и сказал Николаю Александровичу. Пули обросли соединительной тканью, через которую в организм ничего не проникает...» 1
Вот и вся версия об «отравленных» нулях. Никакого разговора о яде, только весьма спорное и поверхностное предположение Клемперера о свинце, входящем по технологии в состав любой пули. Кстати, Клемперер все-таки настоял, чтобы пулю удалили, и 22 апреля Ленину делают рентгеновский снимок руки. На следующий день он прибывает в больницу для удаления инородного тела. Поскольку пуля находится па поверхности тела под кожей и прощупывается рукой, В, Н. Розанов решает произвести несложную операцию амбулаторно, после чего отпустить главу правительства домой. Однако специально приехавший из Берлина для консультации немецкий профессор Борнхардт протестует, и Владимiр Ильич остается на ночь в больнице, в отдельной палате женского отделения (в мужском не было отдельных мест) под наблюдением доктора Розанова. Утром он благополучно покидает медицинские стены. Но состояние вождя от этого не улучшится.
Позже, уже при вскрытии, проведенном при участии В. М Розанова, выяснится истинная причина головных болей, и изумленный врач напишет в воспоминаниях 1925 года: «Колоссальный склероз мозговых сосудов и только склероз (выделено В. Розановым. — Е. Д.). Приходилось дивиться не тому, что мысль у него работала в таком склерозном мозгу, а тому, что он так долго мог жить с таким мозгом»1.

Вместо послесловия
Председатель Совнаркома В. И. Ульянов (Ленин) мог потребовать проведения следствия в отношении революционерки Фанни Каплан по всей форме, знакомой ему, юристу, досконально. Мог, если бы захотел. Без сомнения, знал Ленин и о постановлении ВЧК, решившем ее судьбу. Как глава государства Ленин имел возможность проявить гуманность хотя бы по той причине, что предполагаемый преступник, в личности которого у него возникли сомнения,— женщина. Проявить гуманность и справедливость — этот жест по-настоящему был бы достоин вождя, того вождя, о котором мы в течение всех семи с лишним десятков лет говорим как о самом человечном человеке.
А тогда, в восемнадцатом, в своей роскошной кремлевской квартире, Бедный Демьян продолжал, заходясь от злобы, сочинять призывные вирши:

Горят зловещие огни,
Сплелись пророчески созвездья.
Дни пролетарского возмездия!

Впереди были моря слез и реки крови...
--------------------------
1) С. 313—314. Воспоминания о В. И. Ленине. Т. 3.
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment