alexas21 (alexas21) wrote in rus_vopros,
alexas21
alexas21
rus_vopros

"У меня не дрогнет рука привести в НКВД и дочь, и сына, и внука..."

строки весьма характерны как выражение того мрака, в который погружала сознание многих людей сталинская тирания:
«Я самым внимательным образом буду наблюдать за всем ее поведением и образом мыслей, и верьте мне, дорогой Иосиф Виссарионович, что у меня не дрогнет рука привести в НКВД и дочь, и сына, и внука, если они хотя бы одним словом были бы настроены против партии и правительства. Самая суровая расправа должна быть применена к каждому, кто посмеет это сделать».



ключевые слова -- slovo13 в "У меня не дрогнет рука привести в НКВД и дочь, и сына, и внука..."
Оригинал взят у igorkurl в "У меня не дрогнет рука привести в НКВД и дочь, и сына, и внука..."

Из письма В.Д. Бонч-Бруевича Сталину.






15 июня 1937 г.

РГАСПИ Ф. 558. Оп. 11. Д. 712. Л. 67 об.

Видный соратник Ленина, один из старейших членов партии Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич (1873-1955) был не только управляющим делами СНК после Октября, но одним из крупных партийных специалистов по делам религии, - главным образом, по сектантам. Еще до революции он занимался изучением жизни и верований разнообразных сектантов, в том числе на предмет возможности рассылать сектантам «Искру». В 1909 г. опубликовал собранные им в Канаде псалмы духоборов. Он – также автор многочисленных сочинений по истории и жизни сектантов. Первая жена Бонча Вера Величкина (1868 – 1918) тоже интересовалась и занималась сектантами. После Октября Бонч использовал свои различные связи, чтобы вовлечь сектантские круги в ряды попутчиков большевиков. Немалое значение имело то обстоятельство, что сектанты были  критичны к  Русской Православной Церкви, а она была определена большевиками сразу после прихода их к власти как наиболее враждебная им религиозная организация. Бонч содействовал организации и поддержки большевиками сектантских коммун, как близких по устройству коммунистическому идеалу, и, как он уверяет в своих воспоминаниях, встретил в этом понимание и содействие Ленина, тогда как Троцкий, Крестинский и другие видные большевики были противниками такого «либерального» подхода к сектантам. Бонч, заручившись согласием Ленина (в своих воспоминаниях он приписывает Ильичу идею этого совхоза), организовал под Москвой сектантский совхоз «Лесные поляны» вблизи Горок, где сектанты обрабатывали отнятую у помещиков землю. « Массовость сектантского движения в СССР Бонч-Бруевич постоянно преувеличивал. Так, в статье в «Правде» в мае 1924 г. он назвал явно фантастическую цифру в 35 миллионов сектантов и старообрядцев, что соответствовало трети населения страны. Огромные цифры Бруевича подвергались не раз справедливой критики со стороны других известных безбожников (Ярославского, другого спеца по сектантам Путинцева и других). Бонч-Бруевич стал одним из главных авторов просектантского пункта резолюции XIII съезда партии (май 1924 г.) «О работе в деревне» по докладу М.И. Калинина. Согласно ей, хозяйственно-культурные элементы сектантов следовало направить в русло советской работы. Как показала стенограмма обсуждения, Бонч-Бруевича и Калинина поддержал тогда председатель Исполкома Коминтерна Зиновьев, рассматриваемый тогда как наиболее вероятный преемник Ленина в руководстве партией (он и делал главный отчетный доклад ЦК на съезде), нарком просвещения А.В. Луначарский. Зиновьев мотивировал свою позицию необходимостью расширения социальной базы большевиков в деревне:

«Мы живем в крестьянской стране, неграмотной на 70% [...] Тут еще надо подойти к сектантам, а ведь их, минимум, 10 миллионов. [...] У нас есть рабочие, беспартийные сектанты, я лично сам с таким знаком. Он всю революцию прошел с нами (...] Нам нужно приблизиться к ним, чтобы в деревне и через них иметь некоторую опору».

Против «весны» сектантам выступили Скворцов-Степанов (он вообще назвал позицию Бонч-Бруевича «авантюрой»), Бергавинов, Ярославский и Красиков.

«Просектантский» пункт резолюции съезда в дальнейшем фактически не был выполнен.

См. подробнее об изложенных выше фактах статью Александра Эткинда «Хлыст: секты, литература и революция»

http://www.krotov.info/history/20/iz_istori/etkind1.html

Представляют интерес некоторые письма Бонч-Бруевича Сталину, отложившиеся в личном архиве последнего (РГАСПИ Ф. 558. Оп. 11. Д. 712).

Так, 26 июля 1926 г. он писал Сталину из Карлсбада, где находился в то время на лечении, по поводу смерти Дзержинского. Заверял при этом Кобу в своей личной преданности в борьбе с различными оппозициями. «Берегите себя: так мало остается товарищей, соратников Владимира Ильича, непоколебимо стоящих на его позициях», - такими словами он привечал Сталина. (Л. 54-55).

22 ноября 1930 г., то есть уже после того, как все его просектантские начинания были разгромлены, Бонч послал особую «Справку для И.В. Сталина» о своей работе, в которой отображалась разнообразная и богатая деятельность В.Д. на ниве партийного просвещения, - редактирование «Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого, председательство в ученом совете Толстовского музея, членство в редколлегиях различных издательств, написание обширных мемуаров, писательство в многочисленных газетах и журналах, выступления на митингах и собраниях, составление сборников литературы и общественной мысли 19 века для издательства Academia. «А также редактирую в этом же издательстве «Историю инквизиции», которую предполагаю посвятить римскому папе». В данном случае имелись в виду ответные выступления советского руководства в связи с известными выступлениями Папы Римского Пия XI в защиту религии и верующих в Советском Союзе.

В отношении антирелигиозной деятельности Бонч-Бруевич написал о следующих направлениях своей работы: «Состою членом Комиссии ЦИК по религиозным делам, где даю иногда соответствующие заключения по религиозным вопросам, также как время от времени и в соответствующем отделе Наркомвнудела. … Работаю над многотомной научной библиографией по религиозно-общественным движениям в России и СССР». (Л. 61 и об.). 24 ноября 1930 г. Бонч-Бруевич снова напомнил Сталину о своей верности, написав об оппозиции, о «кондратьевщине» и о своей готовности к борьбе за единство партии против классовых врагов. (Л. 62). В 1932 Владимир Дмитриевич был назначен Сталиным директором Главного литературного музея (предшественником нынешнего РГАЛИ), - на этом посту он сделал очень много для собирания писательских архивов. 10 июня 1932 г. он послал Сталину первый выпуск «Звеньев», сопроводив его подхалимским письмом. (Л. 64). В 1933 г. он уведомил Сталина и Ягоду о ходящем в литераторской среде стихотворном памфлете против Горького.

Разразившийся в стране «большой террор» не обошел стороной семью близкого соратника Ленина. 4 апреля 1937 г. был арестован его зять и отец внука Леопольд Авербах (1903-1937), - один из прошлых руководителей РАППа, ВАППа и влиятельных сталинских фаворитов среди писателей, комсомольский и партийный работник. Сестра Авербаха Ида Авербах (1905-1938) была женой арестованного незадолго до этого Г.Г. Ягоды. Иду арестовали одновременно с мужем. И Ида и Леопольд были детьми сестры Я.М. Свердлова - Софьи Михайловны Свердловой (1883-1951) (получила в 1938 г. 8 лет лагерей, умерла в ссылке).

Неприятности начались у дочери Бонч-Бруевича, жены Л.Л. Авербаха Елена Владимировна Бонч-Бруевич (1904-1985).

В.Д. Бонч-Бруевич решил искать тогда заступничества у Сталина, написав ему письмо 15 июня 1937 г., отметив в начале: «Секретно. В собственные руки».

Он объяснил, что его дочь - доктор, хирург, травматолог, работает в Басманной больнице в Москве. «Все свое свободное время отдает изучению классиков марксизма и истории партии» и «все время была партийка». «Сейчас ее исключили из партии из-за мужа». Он заверял вождя, что дочь ни о чем не знала, а НКВД предписало ей выехать из Москвы, просил разрешить ей остаться в Москве, выдать ему на поруки.

Следующие строки весьма характерны как выражение того мрака, в который погружала сознание многих людей сталинская тирания:

«Я самым внимательным образом буду наблюдать за всем ее поведением и образом мыслей, и верьте мне, дорогой Иосиф Виссарионович, что у меня не дрогнет рука привести в НКВД и дочь, и сына, и внука, если они хотя бы одним словом были бы настроены против партии и правительства. Самая суровая расправа должна быть применена к каждому, кто посмеет это сделать».

Он упомянул, что у него на руках еще остается внук 14 лет, который болен и лежит в постели после операции, дочь должна выехать из Москвы 17 июня в 3 часа. На первой рукописной странице письма имеется помета – «В арх(ив)». (Л. 65-68).

Однако Сталин не счел возможным пойти навстречу столь верно и много лет служившему ему и преданному В.Д. Бонч-Бруевичу. Условия жизни дочери были не смягчены, а намного ухудшены. В ссылке она была арестована. 14 августа 1937 г. зять Бонч-Бруевича и ее муж Л.Л. Авербах был расстрелян. В сентябре 1937 года Елена Бонч-Бруевич была осуждена на семь лет лагерей.

http://samlib.ru/o/obuhow_p_a/bonch.shtml

Единственное оказанное Сталиным послабление касалось внука Бонча, сына Авербаха, - он не был репрессирован позднее или отправлен в детский дом тюремного типа, как многие дети таких высокопоставленных «врагов народа», а оставлен на попечении дедушки. Правда, фамилию ему пришлось сменить. Виктор Леопольдович Бонч-Бруевич (1923-1987) в годы войны воевал, а потом стал крупным физиком-теоретиком.

http://scon155.phys.msu.ru/rus/bonch-bruevich.html

Трагично сложилась судьба у сестры Авербаха и жены Ягоды Иды Леонидовны. По данным общества «Мемориал», в 1937-1938 гг. она получала приговоры 4 раза (!). 9 июня 1937 г. – 5 лет ссылки в г. Оренбург (вместе с матерью), 26 июня – 5 лет лагерей, 5 июля – срок был увеличен до 8 лет лагерей. Наконец, после расстрела Ягоды в марте 1938 г. по итогам процесса «право-троцкистского блока» Иду также было решено уничтожить. Приговорена «в особом порядке» (то есть «двойкой» Ежова и Вышинского с санкции Сталина) 16 июня 1938 г., расстреляна в тот же день, захоронена на Коммунарке.

Когда 20 декабря 1939 г. В.Д. Бонч-Бруевич поздравлял Сталина с 60-летием от себя и коллектива музея (РГАСПИ Ф. 558. Оп. 11. Д.1354. Л.56-57) , его дочь уже томилась в лагерях.

Опыт старого партийного специалиста по религии был востребован и после войны: в 1945-1955 гг. он – директор Музея истории религии и атеизма АН СССР в Ленинграде.



</div></div>
Tags: десталинизация, ссср-ия
Subscribe
promo rus_vopros сентябрь 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments