anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Categories:

романтик руского народа , - Сергей Федорович Шарапов , часть 2

часть 1 - http://rus-vopros.livejournal.com/3267421.html

                часть  2 , - http://rus-vopros.livejournal.com/3267228.html
                          часть 3 , - http://rus-vopros.livejournal.com/3266832.html
                          часть 4 , - http://rus-vopros.livejournal.com/3266768.html

В своей концепции Шарапов выделил три ступени областного самоуправления. Низшей административно-земской единицей должен был быть всесословный приход, рассматриваемый как совокупность церковной и гражданской организации общества. В его ведение передавались все вопросы местной жизни, включая образование, торговлю, полицию, местное самоуправление и т.д. Эту точку зрения Шарапова критиковал Тихомиров, считавший, что попытки "создать из церковного прихода какую-то первичную единицу социальной и политической организации" были бы полным извращением прихода как церковной единицы, поскольку "приход должен быть первоячейкой коллективной религиозной жизни, а не жизни административной или экономической". 2-й ступенью был уезд, а 3-й, высшей – область. Губернское деление упразднялось, создавалась система областного самоуправления, имевшая законодательную, финансовую и экономическую самостоятельность в пределах общеимперского законодательства.




Во главе каждой области должен стоять генерал-губернатор, назначаемый монархом. Административное управление областью осуществляла областная дума, члены которой назначались генерал-губернатором и распределяли между собой отрасли управления, неся ответственность перед генерал-губернатором и земским собранием. Городское самоуправление также подчинялось областной думе. Председатель областной думы – областной предводитель дворянства, утверждаемый Императором и имевший право личного доклада монарху наравне с генерал-губернатором и в его присутствии. 50% мест в областной думе сохранялось за дворянством.

Вместе с тем, значение дворянства заканчивалось на областном уровне: "при областном делении кончается центральная государственная роль дворянства. В государственный механизм во всех его отраслях призываются люди по личному выбору государя, и здесь нет места сословности, а есть лишь место способностям и талантам. Назначенный государем министр или член Государственного, или Народохозяйственного совета или Сената может быть лишь человек, выдвинувшийся из среды земства по своим выдающимся способностям и уже сам факт его выбора и назначения должен давать ему права потомственного дворянина, если он не был таковым, помимо всяких чинов, или выслуги… Таким путем возможно создание многочисленного и действительно "лучшего" общественного класса и в местностях, доселе этого элемента лишенных".

Согласно схеме Шарапова, в состав центрального аппарата должны входить: законосовещательный (по общему законодательству) Государственный совет, назначаемый Императором и пополняемый выборными от областей по определенному служебному цензу (один представитель от "инородческих" и два от "коренных русских" областей, плюс два представителя от Московско-Нижегородской и два от Среднечерноземной областей); Народохозяйственный совет (по экономическому законодательству); Правительствующий Сенат – высшее административное учреждение из назначенных монархом и выборных от областей лиц; Контрольный сенат – высший орган контроля и руководства финансово-экономической политикой; специальные советы из выборных представителей при центральных ведомствах, сохраняющих за собой исключительно технические функции. Представители земства включались в состав Государственного и Народохозяйственного советов, а так же участвовали в специальных советах отдельных отраслей управления: финансовом, банковском, железнодорожном, земледельческом, научно-литературном.

Для эффективности подобной системы областного самоуправления, по мнению Шарапова, было необходимо проведение честных выборов, наличие ответственности перед законом, широкой самостоятельности для отстаивания закона на всех уровнях власти, до Сената включительно, и соблюдение строжайшего финансового контроля.

Предполагалось наличие свободы мысли, слова и печати, хотя цензура и сохранялась как государственная и областная "прокуратория" по делам печати для охраны "нравственной и художественной стороны в печатном слове".                                                                    

К слову, Шарапов никогда не отрицал необходимость цензуры вообще, отмечая в статья "Дезинфекция московской "прессы"", что в России "Образовалось целое сословие "писателей" совершенно безграмотных, невежественных, ни к какой литературе собственно неприкосновенных, и тем не менее ежедневно взбирающихся на газетную кафедру и беседующих с огромными аудиториями… Проституция печатного слова не только требует себе права на существование, не только говорит о терпимости к себе, но уже идет дальше. Сплоченная, она желает власти, желает быть хозяйкою в области печати, управлять и судить. Газетный стрекулист и прохвост почувствовал свою силу и громко кричит: иду на вас!", - сегодня мы имеем совершенно идентичные проблемы ...

Во главе разработанной Шараповым системы управления находился Самодержец, имеющий единоличное управление в международных, военных, церковных, законодательных и судебных делах, а также в народнохозяйственных делах, делах литературы, искусства и просвещения. Выводя из зоны критики фигуру Самодержца, Шарапов обосновывал реформу самоуправления необходимостью борьбы с бюрократией. "Ужас перед результатами бюрократического режима, дошедшего в наши дни до последних степеней безобразия и нравственного уродства и, очевидно, ведущий нашу Родину к гибели, побудил нас, может быть, преждевременно, недостаточно обдуманно и зрело, изложить настоящие мысли", – этими словами Шарапов завершал изложение своей политической программы.

Впоследствии, в переписке с князем Мещерским, Шарапов доказывал, что на нижних этажах бюрократической лестницы возникает ситуация, когда "человек, с высшим образованием, полный всяких либеральных принципов, сначала мирится со сделками с совестью, знакомится с угодничеством, отравляется ложью, затем втягивается и развращается, становясь почти поэтом бюрократического "творчества".

В подтверждение своих слов Шарапов приводил случай из жизни чиновников той эпохи, который, как нам кажется, будет интересен и в наши дни. "Позвольте привести пример – писал Шарапов – Важная правительственная комиссия из больших чиновников, почти сановников. Делопроизводитель новичок, взятый "для освежения воздуха", толковый, честный, одушевленный желанием послужить Родине. Дело идет о крупном и безобразном хищении в одном ведомстве, несколько превосходительств коего сидят в комиссии. На первом же заседании вся грязь всплывает наружу. Журнал составлен образцово. Председатель одобряет, но качает головой
- Что вы, ваше пр-во?
- Молоды вы очень… Ну что же? Ничего. Пошлите для подписи членам. Журнал идет к одному из членов того ведомства, где учинено хищение, самому главному. Возвращается в таком виде: вся запись делопроизводителя перечеркнута, рядом пришит новый лист, и на нем написано нечто совершенно противоположное тому, что говорилось. Бежит делопроизводитель к председателю. Тот улыбается.
- Ага! Ну так и есть!
- Ваше пр-во, да ведь это же подлог?
- Такие слова не употребляются, милейший, – смеется тот – Это "исправление редакции". У нас иначе не делается.
- Ну а как же дальше? Ведь и другие записи теряют смысл.
- Да ведь журнал ко всем будет послан. Все и исправят.
Когда через несколько недель журнал вернулся и его пришлось вновь пересоставлять, оказалось, что получается нечто прямо противоположное. К министру попал журнал радикально "исправленный", составлял его уже другой чиновник.
Что вы на это, князь, скажете?"
Шарапов, русский мыслитель, - подробно разрабатывал аграрную проблематику, выпустив по данному вопросу целый ряд работ. Выступая за некапиталистический путь модернизации сельского хозяйства, Шарапов последовательно отстаивал существование общины являвшейся, по его мнению, "последним прибежищем русских исторических идеалов". Община, с точки зрения Шарапова, это не просто "мертвый" хозяйственный механизм, а великий нравственный регулятор отношений в крестьянской среде, само существование которого имеет огромное духовное и воспитательное значение для ее членов, не случайно Шарапов употребляет в одном ряду слова "община" и "соборность".
В речи, произнесенной 30 ноября 1907 г. при открытии Аксаковского политического и литературного общества Шарапов произнес, по сути, панегирик общине: "Русская община, и только она, выдержала и помогла выдержать государству и бесконечные нашествия всяких врагов на наши беззащитные равнины, и крепостное право, и господство петербургской бюрократии. Община претворила и всосала в русский государственный организм бесчисленные инородческие племена, занимавшие когда-то поверхность нынешней России. Община являлась хранилищем и Христовой веры, и народного духа, и исторических преданий в то время, как верхний наш класс изменил своему народу и своей истории. Русский народный мир был тою скалой, о которую до сих пор разбивались все волны".

Шарапов считал, что община представлял собой устойчивую хозяйственную организацию, которая с одной стороны, препятствует разорению крестьянства, а с другой способствует быстрому распространению полезных нововведений. Конечно, сначала община крайне настороженно относится к любым новациям, но зато всякое частное улучшение, произведенное в общине, подхватывается затем всей остальной массой. В то время как "община обладает тысячью орудиями самосохранения", отдельный хозяин, особенно хуторянин, "страшно неустойчив". Что касается имеющей место деградации общины, то она связана не с ее вырождением, а с отсутствием продуманной государственной системы покровительства общинному землевладению.

Из вышесказанного проистекало отрицательное отношение к столыпинской аграрной реформе. Шарапов неоднократно выступал на страницах издаваемых им газет против разрушения общины. "Община не отучает, а приучает нас к собственности… Я смотрю на общину не как на тормоз, а как на лучшее орудие к поднятию сельского хозяйства", – писал Шарапов, предлагая направить средства для технического подъема земледелия, организации агрономической помощи и устройства переселений. Он так же приветствовал переселенческую политику, считая, что она не только устранит земельную тесноту в отдельных регионах, но и поможет закрепить за Россией окраины, эмоционально заявляя о том, что остановка переселенческого движения это "величайшее преступление", которое может стоить России Сибири.
Считая, что разрушение дворянского землевладения повлечет за собой дальнейшее падение уважения крестьян к собственности, а разрушение общины подорвет в народе начала коллективизма, Шарапов утверждал, что финансовая поддержка нужна в первую очередь не тем немногим крестьянам, которые ушли на хутор или в отруб, а самой общине. Вот тогда, при сохранении общинной формы землевладения, постепенно, с ростом культуры, сам собой произойдет естественный переход к подворному ладению.                                                                                                                                                                                                                                                         Однако, при всей критике политики П.А.Столыпина, последний представлялся Шарапову большим государственником, чем С.Ю.Витте.




Tags: грядущая россия, рго, ри, русская экономика, социальный национализм, экономика
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments