anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

алхимия идентичности (часть 4), империя и конфедерация: компромисс возможен?

непросто возможен - это единственный реальный выход ...

Оригинал взят у ugunskrusts83 в Алхимия идентичности (часть 4)

Империя и конфедерация: компромисс возможен?

Novgorod-Rus

Как бы странно это не звучало, но именно русский «малый народ» в том виде, в каком мы хотим его лицезреть, способен осуществлять имперскую миссию. Потому что подлинное имперство заключается не в придурковатом стремлении прирастить территорию и «всем показать», как то мы наблюдать у большинства «имперцев», а в восстановлении правового и культурного преемства с погибшей Империей. Завоевательные походы при таком империализме, если и будут, то не вовне, а вовнутрь, – т.е. не во имя порабощения других народов, а ради русификации той атомизированной массы, которая формально значится «русской». Имперская Реконкиста сможет считаться успешной, если эта внутренняя экспансия приведёт изгнанию бесов советчины и привьёт русским вкус к их подновлённой идентичности, нарочито рыцарской и североевропейской. Небольшие отклонения допустимы для сибирского, казачьего и дальневосточного вариантов русскости, – там варяжский компонент русского самосознания ввиду соседства тюркских, кавказских и монгольских народов вступит в симбиоз с архетипами степи, гор и тайги, образуя новые модели вроде иберо-американской, сложившейся, как мы знаем, из синтеза испанского латинства и индейских культур.

В отношениях с сонмом народов, населяющих пространства бывшей Российской Империи, русский «малый народ» не претендует на лидерство. В этом нет ни доли самоуничижения, т.к. любое нормальное русское государство будет нуждаться в углублении контроля над уже имеющимся населением, а не в распространении его на народы с иной культурной константой.







Собственно говоря, преимущество «компактных» государств с имперской идеей над государствами, чья самоцель – территориальное расширение, давно доказано переменами в пост-вестфальском мире 17-18 веков: восхождением «компактных» Пруссии и Англии (отказавшейся от Кале и тем самым от расширения на континент), и закатом экспансионистских в примитивном смысле Франции и Испании, которых погубила жажда господства над Германией и Средиземноморьем. Будущая национальная Россия, если она хочет вернуть свой статус великой консервативной державы, должна, как ни парадоксально, «переформатироваться» в «компактную империю» или даже в трансграничную «сетевую империю» без чётко очерченной территории. Проще говоря, противопоставить неуклюжим «большому народу» и «великой империи» – мобильные «малый народ» и «малую империю».

Но проблемами самоидентификации, и не менее остро, охвачены не только русские, но и все прочие народы, прошедшие через мясорубку Молоха СССР-РФ. Для урегулирования противоречий, порой весьма взрывоопасных, необходимо наличие какого-то единого центра, дающего рекомендации по вопросам национального строительства. По крайней мере, на начальном этапе создание органа по типу КОНР будет жизненной необходимостью. В свете мирового ренессанса регионализма, его призванием станет не банальное перекраивание границ, с помощью которого нельзя разрубить ни один «гордиев узел» межнациональных конфликтов, а проектирование новых идентичностей, и тем самым снятие этнического напряжения. В определённой степени привлекательны примеры национальных политик в варгасовой Бразилии и Маньчжу-Ди-Го, где предпринимались попытки сконструировать наднациональную общность в виде автономных этносов-корпораций, в противоположность марксистко-либеральному «плавильному котлу» (и, добавим, современному «россиянству»). В экстренной ситуации назревающего взрыва, требуется срочное воскрешение старых субъектов международного права, возрождение которых могло бы стать компромиссом для проблемных полиэтнических регионов. Так, Татарстан мог бы быть с успехом замещён вернувшимся из небытия Царством Казанским (т.е. «землёй отцов» не только для татар, но и для русских, которым этот проект интересен тем, что апеллирует к одному из титулов русского императора, а также к независимой Казани Никанора Шульгина, чей сепаратизм в годы Смуты, кстати говоря, не был поддержан именно татарскими мурзами), а практичным ответом на северокавказский вызов стало бы выделение Казакии, – «федерации в федерации», с возвратом к белогвардейской риторике русско-советской войны 1917-1920 гг., т.е. к мирному соседству консервативных русских, казачьих, горских и калмыцких элит.

Русским, а вместе с ними и всем прочим национал-консерваторам пора понять, что уже почти 100 лет Северную Евразию терзает война между красным глобализмом и местными силами сопротивления. Не сделав на этой войне выбора, невозможно занять своё место в приближающемся «мире без РФ».

История знает немало парадоксальных альянсов между различными группировками сопротивления. Если экспорт революции в Среднюю Азию в 1917-1920-ых гг. на время объединил красную Москву, местных коммунистов и джадидов (либеральных мусульман), то «белый проект» сплотил вокруг себя силы русского офицерства, казачества и мусульман-традиционалистов (как монархические Хиву, Бухару и Коканд, так и независимых моджахедов). Русские поселенцы в Узбекистане, после некоторых колебаний, заключили паритет с басмачами Мадамин-Бека и повернули свою «Крестьянскую Армию» во главе с народником Константином Монстровым против большевиков. Так ли невозможен схожий компромисс между националистами сегодня? Увы, между националистами он и вправду невозможен. Но вполне реален между национальными строителями, созидающими или, лучше сказать, воссоздающими свои нации из фарша чекистских мясорубок. На этапе «до-национализма» (на сей день в РФ нет классических наций) образование нового КОНР, – «Чёрного Интернационала» (чёрный цвет выбран неспроста, он импонирует как консерваторам, так и анархистам, и поэтому особенно подходит приверженцам Традиции, находящимся под оккупацией красного Вавилона, правым по духу, но левым по методам борьбы) выгодно абсолютно всем.

Выходя на финишную прямую, определимся с пожеланиями русскому «малому народу». Как было оговорено выше, невзирая на отказ от амбиций чисто захватнического толка, имперская миссия этого народа не закончена. Наоборот, она только начинается. Уже писалось про правовой и культурный характер такого «имперства», однако русские пассионарии могут использовать свой «имперский» ореол и на внешнеполитической арене, причём не мараясь о шовинизм. Вес русского «малого народа» в пост-советской (пост-россиянской) Евразии зависит от степени проработанности русской идентичности. Искусно маневрировать между Сциллой «профрусского» шапкозакидательства и Харибдой условно «широпаевского» самоуничижения можно лишь выработав, без перекосов в ту или иную сторону, имидж молодой русской нации. На наш взгляд, в свете «белого мифа» и «белого проекта», как основополагающих для русских «качественников», перспективным является имидж «народа-рыцаря», «народа-первопоходца», и далее – «народа-арбитра». Арбитр – не чиновник, не колониальный администратор, а потому негативные ассоциации и подозрения со стороны соседей можно отсечь одним махом. Не без гордости констатируем, что сегодня самими мощными интеллектуальными ресурсами из всех формирующихся наций обладают русские нон-конформисты, и потому роль арбитра из всех «малых народов» более всего подходит русским.

В маньчжурском государстве 1932-1945 гг. русские, с согласия японских покровителей Маньчжу-Ди-Го, носили статус «культуртрегеров». Но круг задач русских эмигрантов на маньчжурской земле ограничивался преимущественно техническими задачами: русские специалисты, часто с имперским образованием, поднимали сельское хозяйство и промышленность. Доктринальным обоснованием маньчжурской государственности, её экстраординарного положения в Восточной Азии занимались японские интеллектуалы. Таким образом, островной, морской народ, образец восточноазиатской талассократии, в XIII веке отразивший экспансию монгольского суперэтноса, в XX столетии покровительствовал степным и таёжным проектам. Русский «малый народ» во втором миллениуме не располагает той армией и флотом, на которые когда-то опиралась Япония, но нетипичность, чужеродность русско-европейской культуры на фоне «великого сфинкса» глубинной Азии с её сонмом идентичностей, дают русским право быть «первыми среди равных». И в наших же интересах пользоваться этим правом рационально.

Мобильный европейский народ со скандинавской традицией и имперским бэкграундом, «советник» и «арбитр» в горячих точках бывшей империи, влияние над которой он собирается завоёвывать искренней симпатией, а не огнём и мечом, – вот тот образ русских, который мы рано или поздно надеемся воплотить в жизнь. Россия бунтарей, подпольщиков, новомучеников и карателей была первой тогда, будет первой и сейчас.




Tags: грядущая россия, конфедерация, рго
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments