marginalt (svidetel) wrote in rus_vopros,
marginalt
svidetel
rus_vopros

Покаяние Валерия Золотухина.

Отдавая должное художественной стороне творчества каждого вида искусства, я всё-же не могу не отозваться об актёрстве: оно для меня внутренне неприемлемо, - лицедейство положенное во главу этого вида искусства противно моему мiровоззрению поэтому восторгаться актёрскими качествами покойного актёра В. Золотухина я не буду, бо охотников на то хоть отбавляй (а особенно учитывая комедийное амплуа в котором так известен этот, конечно, творческий человек - то и подавно мне неприятно), - однако, была в актёре В. Золотухине одна черта, которая сегодня потонула в шуме многочисленных заупокойных панегириков, одна деталь мало кому известная, и почему-то незалуженно обойдённая даже теми людьми, которые его ценят как именно национального актёра. Эта черта - внутренняя духовная честность по отношению к самому себе и близким, т.е. проявленное духовное начало, и та деталь, которая отличает человеческую душу от бесовской, животной, и пустой жизни столь обычной для настоящего времени. Речь идёт о покаянии, и о способности человека (В. Золотухина как пример того) на эту жертву Истине.
Поэтому когда я впервые узнал такое то по-другому взглянул на этого человека. Это как если, вдруг, за окном начинает светить солнце и ты знаешь что его свет принадлежит также и тебе.
В основном отсюда.
– Жалко очень мне, конечно: 70 лет атеизма уничтожили страх Божий – понятие о том, что за наши деяния нас ждёт наказание неминуемо. Пока молоды, мы отвергаем это. Вот чего нужно бояться – ответа за свои дела.
– Валерий Сергеевич, извините за неуместный, может быть, вопрос: а дача-то у вас есть? Сейчас ведь далеко не все возводят именно храмы…
– Да есть, под Москвой. Недавно ко мне съемочная группа «Растительной жизни» приезжала. Павел Лобков думал, что у народного артиста Золотухина дача должна быть ого-го! А видит – три с половиной сотки, хозблок, который добрые соседи помогли кирпичом обложить, чтобы поприличнее выглядел, огород простой… Покрутились, поняли, что приехали не туда, и ретировались. Даже в дом не зашли. Прибедняться на самом деле не хочу – я бы тоже мог построить себе особняк…
– …но построили храм.
– Построил, чтобы восстановить историческую справедливость. В селе когда-то была церковь, но ее разрушили наши отцы, в том числе и мой. Из бревен сложили клуб – в нем я начинал свою артистическую карьеру, его стены благословили меня на Москву. А решение пришло в 1991 году, когда вышла моя книга «Дребезги». Хотелось достойно распорядиться гонораром, и я подумал: надо бы в Быстром Истоке поставить храм. Но для строительства нужен банковский счет. А в селе есть замечательный человек – Валентина Григорьевна Маховикова, которая все эти годы гонений не давала затухнуть огоньку православной веры, сохраняла иконы разрушенной церкви. Она помогла объединить двести человек в религиозную общину, и счет был открыт. На него я перевел свои 10 тысяч рублей, стал собирать остальные. Это оказалось самой большой трудностью. Но назад пути не было, община уже действовала, прислали священника…
Всенародно любимому артисту тоже приходилось просить: «К Аркадию Вольскому десять лет ходил – ни рубля не получал, – признаётся Золотухин в интервью («Фома» №1, 2004). – Мне не было стыдно просить – не себе ведь...»
– Вот живописный пример. В нашем селе строили элеватор. Я, зная, что приедут начальники, стал их поджидать в здании администрации. Они прибыли прямо с объекта, и тут я падаю им прямо в ноги, в перемазанные глиной сапоги: «Товарищи, помогите построить храм!» Когда поднялся, первое, что услышал, было изумлённое: «Бумбараш!» Эффект был просчитан – и он сработал. Мужики обалдели, потом засмеялись: «Валерий Сергеевич, да что это Вы?!» Да вот, говорю, у меня безвыходное положение. Нужен фундамент...
Храм подняли мiром, но не тем, о котором мечтал Золотухин:
– Жертвовали редко и обычно понемногу. Коллеги из театра давали. Помню, Алла Демидова принесла деньги: «Возьми!» Я отвечаю: «Алла, это не дорога к храму. Ты иди в сберкассу, постой в длинной очереди, а уже с квитком придёшь ко мне». Почему я так говорил? Вот я достал миллион, а в это время мальчик из Быстрого Истока принёс на почту рубль: «Тётя, положите на счёт церкви!» И этот рубль был для меня дороже миллиона. Однажды мне передали 500 рублей, на которых было написано: «От коллектива уборщиц НИИ». Я взамен этих купюр с автографом положил на счёт свои 500 рублей, а их оставил для музея храма. Книги свои продавал перед спектаклями в театре. Любимов мне запретил, но я попросил: «Юрий Петрович, потерпите ещё два года!»
В 2001 году, когда Валерию Сергеевичу исполнилось 60 лет, он с актрисой Ириной Линдт дал двенадцать концертов в Алтайском крае. Это действительно ОН ПОСТРОИЛ ХРАМ.
– А Вам никогда не бросали упрек в том, что вы ставите не храм, а памятник самому себе?
– Именно так и говорили. Даже в местной газете написали: в сельской школе химикатов нет для занятий, а он храм строит! Я возмущался, нервничал, а потом решил: это всего лишь точка зрения, а караван пусть идет. Важно вопреки всем разговорам закончить начатое дело. Может быть, это моя забота – помочь школе, купить учебные пособия (хотя все-таки это забота государства), но не моя задача. В данном случае это мое личное дело. Теперь меня упрекают: вы целых десять лет не могли построить! Неправда – все эти годы храм строился, село жило надеждами, вера не затухала. И потом, это были годы, которые разбудили в нас надежды. Я, например, одно время хотел открыть пельменную. Что удивительного в том, что начал строить храм? Думал, мой труд, моя инициатива и моя известность мне помогут. Отрезвление, конечно, наступило, но не так скоро.
В 2001 году мне исполнилось 60 лет. Я поставил себе в упрек, что дело не закончено. Договорился с администрацией края, взял в партнеры Иру Линдт, ездил по селам с концертами. 96 тысяч рублей удалось собрать, я передал их Виталию Кирьянову, который на месте закупал материалы и руководил строительством, но все равно на его завершение не хватало, не хватало на колокола. Мы уже отказались от каменной церкви, остановившись на добротной деревянной. За проект взялся замечательный зодчий Петр Анисифоров, автор храма в Антарктиде. К осени прошлого года храм поднялся до крыши. А в это время меня пригласили в телепередачу «Без протокола», а в конце ее дали одну минуту для обращения к телезрителям. Я сказал: «Если кто-то ко мне относится хорошо, помогите, пожалуйста: приближается зима, крыши у храма нет, а надо на завершение 300 тысяч рублей». На следующий день звонок: «Валерий Сергеевич? Это из развлекательного центра. Приезжайте – сумма вам приготовлена!».
Такое было в моей жизни впервые – обратился и сразу получил! Я упал перед своими иконами дома на колени, заплакал… Оказалось, два брата Камальдиновы, интеллигентные люди. «Мы иноверцы, но мы знаем, что такое храм, пожалуйста, возьмите!». После этого и другие стали приносить деньги в театр, давали стройматериалы. У меня огромный список всех, кто жертвовал, начиная с того самого мальчика с рублем.
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments