anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Categories:

3 марта. К РУССКО-ТУРЕЦКОМУ САН-СТЕФАНСКОМУ МИРНОМУ ДОГОВОРУ 1878 ГОДА

Оригинал взят у daniil_zinko в 3 марта. К РУССКО-ТУРЕЦКОМУ САН-СТЕФАНСКОМУ МИРНОМУ ДОГОВОРУ 1878 ГОДА
3 марта 1878 года в местечке Сан-Стефано (западный пригород Константинополя, ныне Ешилькёй в Стамбульском районе Бакыркёй) был подписан прелиминарный мирный договор, который подвел итоги русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Этот договор стал заметной вехой на пути балканских народов к независимости, которую они обрели в значительной мере с помощью России. Однако российской дипломатии пришлось ещё приложить немалые усилия, в том числе и на созванном по настоянию западных держав Берлинском конгрессе 1878 года, чтобы отстоять основные положения договора, особенно в части освобождения Болгарии от турецкого господства, создания её национальной государственности, а также о международном признании самостоятельности Румынии, Сербии и Черногории.



Россия, добившись в войнах конца XVIII века с Османской империей соответствующего права, проводила покровительственную политику в отношении южнославянских христианских народов, страдавших от гнета турецких властей (например, одним из поводов начала русско-турецкой войны 1806-1812 гг. была угроза массового физического истребления турками населения Молдавии и Валахии). Эта линия императорского правительства пользовалась неизменной поддержкой в российском обществе.

Рост национально-освободительного движения в Сербии, Черногории, Болгарии, Боснии и Герцеговине, а также в Греции, с одной стороны, и попытки его жестокого подавления султаном, с другой, получали широкий международный резонанс и вели к вмешательству в балканские дела европейских держав. В соответствии с Парижским трактатом 1856 года христианские подданные Турции были поставлены под международное покровительство, и Порта обязалась принять меры по улучшению их положения. Однако это обязательство не только не было исполнено, но, напротив, положение подвластных туркам народов еще более ухудшилось. Неоднократные дипломатические представления России западноевропейским государствам о необходимости побудить Турцию обеспечить элементарные права своих христианских подданных реальных результатов не приносили.

Сама Османская империя к середине 70-х годов XIX века находилась в состоянии прогрессирующего политического (неоднократные дворцовые перевороты) и социально-экономического упадка. До критического уровня вырос госдолг (5,3 млрд. франков) и при хроническом дефиците бюджета турецкое казначейство оказалось не в состоянии обслуживать даже проценты по нему. В 1875 году Турция объявила о частичном банкротстве. Непосильные налоговые тяготы, многочисленные поборы и полное бесправие балканских народов привели летом 1875 года к вооруженному восстанию в Боснии и Герцеговине, которое было поддержано сербами и черногорцами. Началась сербско-черногорско-турецкая война. Кроме того серьезные волнения произошли в Болгарии, которые были подавлены с крайней жестокостью.

В декабре 1876 года, по инициативе опекавшей Турцию Англии, в Константинополе была созвана международная конференция с целью выработки путей преодоления кризиса на Балканах, которая завершилась безрезультатно, в том числе из-за разногласий в турецкой правящей верхушке. Бывший в то время великим визирем (главой правительства) лидер «младотурков» Мидхат-паша выступал за ускоренную модернизацию Османской империи по западному образцу. Желая представить ее таковой европейским уполномоченным и возможно рассчитывая подогреть противоречия между державами, он написал конституцию и принудил султана подписать и опубликовать ее (декабрь 1876г.). Конституция должна была ввести в стране парламентский режим, гарантировать основные права и свободы всем подданным без различий вероисповедания и национальности. Однако избранный парламент просуществовал недолго. Вскоре даже без формального роспуска его перестали собирать, о конституции также благополучно забыли, а Мидхат-паша был снят со всех постов и арестован.

После отказа Порты выполнить требования европейских держав об улучшении положения христиан ситуация стала развиваться явно в направлении военной конфронтации. Стороны приступили к активной подготовке своих армий. Еще в ноябре 1876 года по распоряжению Александра II была проведена мобилизация войск Киевского, Харьковского и Одесского военных округов с целью формирования действующей армии и последующего ее сосредоточения в Бессарабии. Со своей стороны, Турция, используя английские займы, спешно готовилась к столкновению с Россией. Она концентрировала силы в Болгарии, готовилась к переброске войск из Египта и Туниса, мобилизовала флот, проводила масштабное перевооружение за счет поставок из США (винтовки Винчестер), Германии (орудия Крупп) и Англии (боеприпасы). В турецкой армии находилась большая группа британских военных советников.

В российском правительстве существовали различные взгляды в отношении надвигавшейся войны с Турцией. В целом при дворе имелось отчетливое понимание возможных серьезных политических издержек, которые может понести Россия в случае начала военных действий с турками один на один. В Петербурге до последнего момента надеялись достигнуть своих целей мирными, дипломатическими средствами. Такой позиции придерживался сам Александр II, канцлер и министр иностранных дел А.М.Горчаков, военный министр Д.А.Милютин, министр внутренних дел А.Е.Тимашев, министр финансов М.Х.Рейтерн. Существовало мнение, что война пагубно скажется на международном и внутреннем положении страны. Российская государственная казна не могла позволить серьезные расходы (бюджет сводился с дефицитом), не были завершены начатые в шестидесятые годы военная реформа и перевооружение армии, на Черном море у России военного флота практически не имелось (лишь два броненосца примитивной конструкции и вооруженные пароходы). В Петербурге, памятуя печальный опыт Крымской войны, не могли не учитывать позиции по балканским проблемам основных европейских держав, в особенности Англии и Австро-Венгрии. Однако в высших кругах России были и сторонники более решительных действий в отношении Турции. К ним относился престолонаследник Александр Александрович, императрица Мария Александровна, обер-прокурор Святейшего Синода (представитель императора в Синоде – высшем государственном органе церковно-административной власти в Российской Империи), член Государственного совета Российской Империи К.П.Победоносцев. Панслависты полагали, что царь должен возглавить движение за освобождение славян с тем, чтобы поднять авторитет монархии и укрепить ее единение с народом перед лицом революционной угрозы. Однако материальных и военно-политических ресурсов у России для осуществления таких планов не было.

Накануне войны будущее европейских владений Турции стало предметом оживленного обсуждения и определенных договоренностей между заинтересованными сторонами, в которых непосредственное участие приняла российская дипломатия. Среди них нельзя не упомянуть ноту австро-венгерского премьера Д.Андраши от 30 декабря 1875г. (коллективное обращение держав к Турции), Берлинский меморандум от 13 мая 1876г., Рейхштадское соглашение по итогам встречи Александра II с императором Австро-Венгрии Францем-Иосифом (июль 1876г.), Будапештскую конвенцию (15 января 1877г.) и Лондонский протокол от 31 марта 1877г. Как отмечал А.М. Горчаков, в отношении Балкан имелось две альтернативы: либо сохранение политического status quo и проведение турками местных реформ (основная идея международных договоренностей состояла именно в этом), либо радикальное решение, влекущее за собой территориальное переустройство Турции. В российских правящих кругах широко дебатировался вопрос о том, какой принцип следует принять за основу внешнеполитической стратегии: принцип «автономии» или «независимости». До определенного момента главенствующим был принцип «автономии». Лишь в случае полного крушения Османской империи в Европе и победы Сербии и Черногории в войне с турками российское правительство предусматривало образование независимых Болгарии и Румелии (Южной Болгарии), австро-венгерское – автономных Боснии, Румелии и Албании. В то же время позиция России оставалась в целом умеренной. В частности, считалось нецелесообразным немедленное объединение в одно государство Северной и Южной Болгарии, так как против создания такого большого славянского государства на Балканах решительно возражали Австро-Венгрия, Англия и Франция.

Образование независимых балканских государств российское правительство связывало исключительно с распадом Османской империи в результате победы национально-освободительного движения. Однако ход сербо-черногорско-турецкой войны, подавление восстания в Болгарии продемонстрировали иллюзорность подобных надежд: султанская Турция оказалась ещё достаточно сильным государством. Таким образом, даже перед самым началом русско-турецкой кампании в Петербурге не было выработано окончательного решения о том, какой принцип изменения status quo на Балканах следует претворять в жизнь. Безусловно, определяющими должны были стать два фактора: военный успех и позиция основных европейских держав.

Сухопутная армия России была сильней и многочисленней турецкой, однако на главном направлении будущих военных действий (болгарском) сложился приблизительный паритет. Значительную часть полевых войск России пришлось оставить на западной границе и в Прибалтике, но и Турция вынуждена была направить немалые силы для действий против Черногории, наблюдения за Сербией (18 февраля 1877г. с ней заключили мир) и Грецией, поддержки спокойствия в Боснии и Герцеговине. Турецкая армия, несмотря на ряд слабых мест, была неплохо вооружена: у всего состава пехотных и кавалерийских частей в Европе имелось закупленное в США современное стрелковое оружие, разнообразные новые орудия немецкого производства. С помощью иностранных инженеров были укреплены крепости Силистрии, Рущука, Ардагана, Карса и Эрзерума; в Дарданеллах установили мины. Турецкий флот господствовал на Черном море (15 броненосцев, 35 деревянных винтовых судов, 65 паровых транспортов с 700 орудиями). Кроме того на Дунае имелись дополнительные силы.

План турецкого командования на случай войны с Россией разрабатывался в сотрудничестве с англичанами. Первоначально предполагалось перейти Дунай и встретить русскую армию на реке Серет, но затем было решено избрать оборонительно-наступательную тактику. Из-за невозможности удерживать всю линию Дуная от Видина до устья турки решили сосредоточить главные силы в четырехугольнике крепостей с одновременной организацией прикрытия (всего около 100 тыс. регулярных войск).

Российский главный штаб полагал достаточным для достижения успеха на основном направлении концентрацию одной армии (4 корпуса или 120 тыс. человек). Составленный заранее план предусматривал направление главного удара в Западную Болгарию, т.е. максимальное удаление оперативной линии от черноморского побережья. В этом случае турки лишались возможности воспользоваться своим военно-морским превосходством. На первом этапе было необходимо быстро выдвинуться в Румынию, обойти турецкие крепости и форсировать Дунай. Далее предполагалось перейти Балканы и двигаться к Константинополю. На азиатском театре военных действий операции должны были играть вспомогательную роль: наступление в направлении Эрзерума (Турецкая Армения) по замыслу генштаба удерживало бы турок от переброски войск на запад. Средиземноморскую эскадру, в конечном счете, решено было вывести в Атлантику с целью противодействия транспортировке военных грузов, предназначавшихся для Турции. Перед флотом стояла задача не допустить столкновения с англичанами на море.

Провал Константинопольской конференции заставил российскую дипломатию активизировать работу по дипломатической подготовке к войне. Прежде всего, необходимо было обеспечить нейтралитет Австро-Венгрии. Это гарантировало бы оперативную свободу для действий русских войск на главном направлении и, что не менее важно, практически устраняло бы угрозу столкновения России с европейской коалицией. Не располагавшая сильной сухопутной армией Англия едва ли решилась бы воевать с Россией без союзников. 15 (27) января 1877 года в Будапеште была подписана секретная конвенция с Австро-Венгрией. В соответствии с ней Вена обязывалась соблюдать нейтралитет и получала право на оккупацию Боснии и Герцеговины; действия русских войск не должны были распространяться на эту часть Балкан, включая Сербию и Черногорию, а австро-венгерских войск - на Румынию и Болгарию. В марте 1877 года стороны заключили дополнительную конвенцию, которая подтверждала права России на юго-западную Бессарабию (была отторгнута в результате Крымской войны) и закрепляла рейхштадтскую договоренность о недопущении создания на Балканах большого славянского государства.

С вассальной по отношению к Турции Румынией (она выплачивала в середине 70-х годов Порте ежегодную дань) Россия подписала конвенцию 4 (16) апреля 1877 года. Этот документ состоял из двух частей – политической и военной. В первой Россия признавала политические права Румынии и обязывалась соблюдать ее законы. Во второй части оговаривались условия прохода российских войск через территорию этого пока еще никем не признанного государства, порядок использования железных дорог, почты и телеграфа. По сути это был первый договор Румынии с иностранной державой, подписанный на условиях взаимной ответственности, что стало вехой на пути становления независимого румынского государства.

В конце марта – начале апреля 1877 года российская дипломатия предприняла еще одну попытку добиться политического урегулирования Балканского кризиса. В результате миссии графа Н.П. Игнатьева (тогда влиятельный российский посол в Константинополе) в Берлин, Лондон, Париж и Вену удалось выработать т.н. Лондонский протокол шести держав (31 марта 1877г.). В нем содержалось коллективное требование к правительству султана провести в христианских областях реформы. Турция отвергла это последнее предложение, и 12 апреля 1877 года Россия была вынуждена объявить ей войну.

Ход военных действий 1877-1878 гг. на Балканах достаточно подробно описан в отечественной научной литературе (начиная с материалов Военно-ученого комитета российского генштаба, публиковавшихся в конце ХIХ в.). Накануне войны численный состав всех отмобилизованных и задействованных на турецком направлении российских войск составлял около 390 тыс. человек (130 тыс. - действующая армия, 60 тыс. – охрана Черноморского побережья, 40 тыс. – Кавказский корпус, 130 тыс. – Кавказский военный округ). Кроме того, к борьбе с Турцией в сентябре 1877 года присоединилась Румыния (58 тыс.), продолжала сопротивляться Черногория, значительную роль в войне сыграло болгарское ополчение, формировавшееся при активной поддержке России. Что касается Сербии, то она была обескровлена и вынужденно сохраняла нейтралитет (объявила войну уже после взятия Плевны 1 декабря 1877г.). У Турции к апрелю 1877 года под ружьем состояло 450 тыс. регулярных и около 100 тыс. иррегулярных войск.

Оставляя в стороне чисто военные аспекты Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., нельзя не сказать о том, что события развивались на фоне крайне сложной международной обстановки. Основная опасность для России исходила в тот момент от Англии и несколько в меньшей степени от Австро-Венгрии. В Петербурге не исключали возможности разрыва отношений с Лондоном и даже военного столкновения с ним. Российско-британские противоречия проявлялись и в других регионах: на Кавказе, в Средней Азии. По сути, англичане инспирировали неуступчивость турок в отношении реформ в славянских областях Османской империи и фактически провоцировали войну. Сохранение ослабленной и антиславянско настроенной Турции полностью соответствовало британским имперским интересам. Англия имела свои виды на Кипр и Египет (акции Суэцкого канала были ею выкуплены в 1872 году). Россию обвиняли в стремлении перекроить карту европейской и азиатских частей Турции, создать свою опору на Балканах в виде включающей Македонию «большой Болгарии» (с выходом в Эгейское море), расширенной Сербии и Черногории (также с выходом к морю), «великой Армении» со столицей в Эрзеруме, установлении контроля над Проливами и т.д. Именно в таком ключе писала о действиях России газета «Дейли Телеграф», отражая настроения в консервативной партии во главе премьер-министром Б.Дизраэли (он же лорд Биконсфильд). В ответ на ноту министра иностранных дел Э.Дерби российское правительство через нашего посла П.А.Шувалова пыталось успокоить англичан, доведя до сведения правительства ее величества, что главной целью войны является улучшение положения балканских христиан и что британские интересы не пострадают в случае сохранения Англией нейтралитета (май 1877 года).

Коренной перелом в войне произошел после падения Плевны 28 ноября 1877 года. Русская армия в тяжелейших условиях зимы преодолела балканские горные перевалы и, вырвавшись на оперативный простор, в течение нескольких недель освободила от турок Южную Болгарию. 8 января 1878 года авангард отряда генерала М.Д. Скобелева овладел Адрианополем. Положение турецкой армии стало критическим.

Еще до этих событий, в октябре 1877 года, Османская империя стала зондировать почву относительно возможного посредничества держав с целью заключения мира с Россией. Нашей дипломатии необходимо было не упустить инициативу в этом вопросе. Готовились различные варианты соглашения с турками, в которые вносились существенные коррективы в зависимости от военной и международной обстановки. В конце концов, уже после Плевны на основании записки начальника дипломатической канцелярии при главнокомандующем Дунайской армии А.И. Нелидова был выработан проект документа под названием «Основания мира» (известен также как проект Д.А. Милютина и Н.П. Игнатьева). Он носил достаточно радикальный характер. Лишь реальная угроза занятия русскими войсками Константинополя вынудила султанское правительство принять «Основания мира» и подписать 19 (31) января 1878 года перемирие. Одновременно прекращались военные действия Турции с Сербией, Черногорией и Румынией. Длившаяся девять месяцев кровопролитная война завершилась полной победой русского оружия и освобождением балканских народов от османской деспотии.

Ставшие известными российские условия мира вызвали крайне негативную реакцию в европейских столицах. Началось массированное дипломатическое и военное давление держав на Россию с тем, чтобы она ограничила свои требования. Англичане, не дожидаясь разрешения турецкого правительства, ввели свою эскадру в Мраморное море и стали угрожать высадить десант. С российской стороны были приняты превентивные военные меры на случай прорыва английского флота в Черное море (минирование Босфора). От России потребовали вынести окончательное урегулирование всех вопросов, связанных с мирным соглашением, на рассмотрение международной конференции. Не исключено, что при такой ситуации в Петербурге было решено форсировать переговоры с Турцией с тем, чтобы затем, поставив Европу перед свершившимся фактом, пойти на размен.

Они начались 31 января (12 февраля) 1878 года сначала в Адрианополе, а затем для оказания большего давления на турецкую сторону были перенесены в Сан-Стефано (15 км. от Константинополя). Уполномоченными от России были Н.П. Игнатьев и А.И. Нелидов. Несмотря на интриги англичан и упорство турок, и благодаря настойчивости, такту и умению российских дипломатов, прелиминарный Сан-Стефанский договор был подписан 19 февраля (3 марта) 1878 года. Он предусматривал создание единой автономной Болгарии «с христианским правительством и земским войском». Турецкие войска должны были покинуть ее территорию. Российской армии (50 тыс.) предоставлялось право оставаться в Болгарии еще в течение двух лет. По завершении этого срока Болгария становилась полностью независимым государством (княжеством). Ее границы предстояло согласовать в рамках особой российско-турецкой комиссии.

В соответствии с договором Турция признавала полную независимость Сербии, Черногории и Румынии, получавшими ощутимые территориальные приращения. России возвращались три южных уезда Бессарабии (отторгнутые по Парижскому трактату 1856г.). Османская империя обязывалась возместить материальные потери в сумме 1410 млн. рублей, которые в основном заменялись присоединением к России Западной Армении и Западной Грузии (Ардаган, Карс, Батум, Баязет – более 600 тыс. кв. км.). Договор оставлял режим проливов свободным для всех торговых судов нейтральных стран, как во время мира, так и во время войны. В остальных европейских областях Османской империи предусматривалось проведение реформ, предложенных еще Константинопольской конференцией (Босния и Герцеговина), или установление органического регламента (Эпир, Фессалия, Крит).

Сан-Стефанский договор отвечал чаяниям народов Балканского полуострова, открывал перед ними широкие возможности для дальнейшего национального и культурного развития. Особенно восторженно он был встречен в Болгарии, где местное население собрало 230 тыс. подписей под благодарственным адресом Александру II. С тех пор 3 марта считается в Болгарии национальным праздником.

Кроме того, договор объективно имел прогрессивное значение для грузин и армян, т.к. способствовал воссоединению с соотечественниками в Османской империи. Турецкое правительство обязывалось улучшить положение армян, населявших ее провинции. Армянский вопрос впервые приобрел международное звучание. В своих воспоминаниях Н.П. Игнатьев писал: «В первый раз с тех пор, как существует Оттоманская империи, упомянуто было в международном договоре об армянах; Портою признано публично существование армянской народности в Азиатской Турции».

Сан-Стефанский договор носил предварительный характер. Под нажимом европейских держав Россия согласилась передать ряд имевших международное значение его статей на обсуждение Берлинского конгресса. Воспользовавшись отказом Англии и Австро-Венгрии признать положения русско-турецкого мира в полном объеме, турки саботировали его выполнение и надеялись на вооруженное противостояние между Россией, Англией и Австро-Венгрией. Перед лицом серьезной угрозы царское правительство даже было вынуждено мобилизовать дополнительно 200 тыс. человек. Разрабатывались планы боевых действий на случай войны на Балканах и на Кавказе. В Петербурге полагали, что новой войны в условиях международной изоляции и ограниченности военных и финансовых ресурсов следует, во что бы то ни стало, избежать. Перед началом Берлинского конгресса Россия была в одиночестве и пыталась заручиться поддержкой союзной Германии, но она в лице О.Бисмарка лишь разыгрывала роль «беспристрастного арбитра», на деле поддерживая Австро-Венгрию. Аналогичную позицию занимала Франция и не игравшая существенной роли Италия. Главная опасность коренного пересмотра Сан-Стефано исходила из единой позиции Лондона и Вены. Необходимо было хоть как-то поколебать ее. И российской дипломатии удалось это сделать накануне открытия конгресса, хотя и путем значительных уступок англичанам: России пришлось согласиться на временный раздел Болгарии (на Северную и Южную).

Берлинский конгресс открылся 1(13) июня 1878 года. Российскую делегацию формально возглавлял А.М. Горчаков, но основные переговоры вел П.А. Шувалов. Центральным на нем был болгарский вопрос. Создание полноценного и единого болгарского государства противоречило интересам европейских держав, и России пришлось уступить. В итоге было решено, что политическую автономию (статус государства) получит лишь Северная Болгария с площадью 63 972 кв. км и населением в 2 млн. человек. Почти половина болгар оставалась за пределами княжества. Южная Болгария (Восточная Румелия) становилась административной автономией в составе Османской империи с назначаемым турками с согласия держав христианским губернатором. Австро-Венгрия без участия в войне получила право на оккупацию Боснии и Герцеговины, которую она впоследствии аннексировала. Берлинский трактат подтвердил положения Сан-Стефано о независимости Сербии, Румынии и Черногории, которые, благодаря твердой позиции России освобождались от всякой вассальной зависимости от Порты и получали существенные приращения территории. Путем больших усилий России удалось отстоять право на присоединение Карса, Ардагана и Батума. Режим проливов участники конгресса оставили неизменным. Англия за свои услуги Турции получила согласие на оккупацию Кипра.

Берлинский конгресс лишил Россию и балканские народы многих плодов, добытых в войне 1877-1878 гг. Тем не менее, в её результате на Балканах произошли изменения, которые носили исторический характер. Это был шаг к освобождению всех народов европейской части Османской империи. Международная обстановка не позволила болгарскому народу немедленно создать единое государство. Однако, образованное на севере Болгарское княжество при содействии России в короткий срок получило все атрибуты независимости, включая собственную армию. Искусственно разорванные обе части страны воссоединились уже в 1885 году.

В истории России Русско-турецкая война 1877-1878 гг. навсегда осталась как пример получившей всенародную поддержку самоотверженной, освободительной и справедливой войны.

ИСТОРИКО-ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ


Tags: историческая память
Subscribe
promo rus_vopros сентябрь 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments