anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Выше всего на свете Белый революционер В. Ларионов (материалы к биографии). Часть 6.

Оригинал взят у ugunskrusts83 в "Выше всего на свете". Белый революционер В. Ларионов (материалы к биографии). Часть 6.
Продолжение:

Выше всего на свете

Перед изумленным взором человечества все дальше разворачивается титаническая борьба народов, разделившихся на два лагеря по признакам принадлежности к старому — реакционному или к новому — революционному миру.

Самые блестящие военные и политические обозреватели не могли предвидеть и предсказать и десятой доли того, что произошло вчера, что решается сегодня и что примет конкретные формы завтра.

Это страшное для многих народов в их правительств «завтра» принимает, сквозь кровавые отблески военных событий, все яснее выступающие контуры победы нового мира.

Победа в войнах XX пека если и завершается в боях, то основывается и сознается в период мирного времени, когда рождаются предпосылка в виде общеполитической, военной, промышленной и дипломатической подготовки.

То, что происходит в огне боя — на суше, в воздухе и на морях — лишь продолжение, следствие и реальный учет работы, проделанной и семье, в школе, на фабрике и на военном плацу.

Здоровые основы воспитания, заключающиеся в концентрации духовного, волевого и дисциплинарного начала в молодых поколениях, плюс затраченная на подготовку к войне материальная энергия, создают решающие факторы в грядущей борьбе.

Развивающиеся военные события в Средиземноморском бассейне лишь звенья цепи военных столкновений, начавшихся на полях Польши и закончившихся тогда битвой на Луаре. Наивно предполагать, что правительства старого мира могут победить теперь. Ведь для этого им надо переродиться. Что изменилось с начала великого столкновения народов? Воин побеждает повсюду торгаша, меч побеждает золото, честная дипломатия доминирует над подлостью закулисных интриг. Жалкое трусливое выжидание, попытки подкупить там, где надо бороться, ожидание помощи от американского дяди — противопоставлены волевой, идейной поступи национальной революции, успевшей опрокинув все стратегические и арифметические рассчеты врагов, перебросить свои железные когорты со снежных полей Норвегии в пекло африканских пустынь. Человеческие массы психологически потрясены, как бы заворожены темпами войны — революции, они готовы порвать путы старого мира и примкнуть к делу строительства новой жизни.

Присоединение Болгарии к Тройственному пакту венчает новый этап германской дипломатии, сумевшей легко опередить отчаянные пытки демократической и марксистской дипломатии, мечтавшей о создании несокрушимого барьера на путях к наиболее жизненным центрам Соединенного королевства.

Беспочвенные мечтатели и плакальщики старого мира еще подсчитывают британские линейные корабли, миллионные армии разноцветных вооруженных рабов, мощь американской промышленности и золото жидовских банков, эти материалисты остаются вечно слепыми в вопросах понимания духа, страшной силы человеческого духа, направленного к исканию путей лучшего будущего, к прогрессу, к созданию славы и величия своей родины, родины превыше всего…

Мы, русские, находясь, силою обстоятельств, пока что в стороне от событий, пребывая у обломков нашего кораблекрушения, должны понять и воспринять дух новой эпохи, мы должны с предельной болезненной ясностью осознать причины гибели и позора одних и победы других, мы обязаны не только для себя, но и для будущих поколений извлечь весь опыт на сопоставлении и выяснении причин и следствий всего происходящего на наших глазах.

Не будем стыдиться учиться чувству любви к родине и пониманию гражданского долга у другого народа. Мы, шедшие за Толстым («Последнее убежище негодяя — патриотизм», Л. Толстой, «Круг чтения»), мы, восторгавшиеся А. Белым («Исчезни в пространство, исчезни, Россия, Россия моя ...»), мы должны в какой-то мере признать свои грехи и ошибки прошлого.

Или плакать об утраченных кисельных берегах и жаждать возврата прошлого с его тронами, «демократическими свободами» и масонскими альянсами, или учиться и работать с тем, чтобы получить трудовое право в предстоящей великой стройке нового мира и нового порядка, который неотвратим для всех народов Европы, как солнечный восход. В лучах этого восхода исчезнет вековой тлен масонства, падут рабские цепи капиталистических и марксистских интернационалов и освобожденные народы воспрянут духом для новой осмысленной, творческой жизни.

Виктор Ларионов

«Новое слово», 30 марта 1941 г., № 12, с. 2


Честь и достоинство


Гонимые безработицей, угрозой голода и враждебностью местного населения, многие русские во Франции бросают привычную жизнь, обстановку, насиженные места и едут в Германию, надеясь в стране-победительнице найти новое убежище, получить работу и построить, разрушенную вихрем войны, скромную, трудовую жизнь.

Бог в помощь! Русские эмигранты честны в работе, не боятся никакого труда и за долгие годы пребывания во Франции прекрасно зарекомендовали себя с моральной стороны. Несмотря на тяжелое правовое и материальное положение, процент преступности среди русских эмигрантов был чрезвычайно мал, по сравнению с другими проживавшими во Франции иностранцами.

Однако, последние годы хронический безработицы, беспорядочная и соблазнительная жизнь Парижа — современного Вавилона сделали свое дело: некоторый процент эмигрантов опустился на дно парижской жизни, погряз в пьянстве, лени, азартных играх и попрошайничестве.

Появились горькие пьяницы, профессиональные «стрелки», завсегдатаи скаковой игры «в складчину», отбирающие у собственных семей последний кусок хлеба...

Кое-кто из этих отбросов эмиграции, несомненно, просочился и в Германию вместе с массой честных и идейных людей.

Совсем недавно довелось встретить такого «орла», предпочитающего работе — обход благотворительных учреждений с целой пачкой каких-то бумаг. «Орел» повсюду повествует о своей борьбе с «жидомасонами» во Франции, о перенесенных страданиях. У доверчивых людей ловкий проходимец выманивает деньги.

Мы, русские, должны быть чрезвычайно бдительны и не позволять случайным проходимцам, давно потерявшим совесть, компрометировать в глазах иностранцев русское имя и русскую честь. Мы должны быть строги по отношению к самим себе и к окружающим нас соотечественникам, и непримиримы в вопросах моральной распущенности, бытового и политического босячества, основательно захлестнувшего известные круги эмиграции. «Возвращенцы», «оборонцы», «младороссы» и еще некоторые новые образования, все эти годы крикливо, нагло и разухабисто, пользуясь неограниченной свободой, пытались, на радость исконным врагам родины, подменить подлинное страдание, упорный труд и идейную непримиримость шутовским балаганом.

Политическое босячество многолико и многообразно. Оно в одинаковой мере связано и с большевизанством и с черносотенством. Его лидеры проповедуют полный политический разнобой, дружно объединяясь лишь в борьбе против светлого, против всего того, что выше их низкого моральною уровня и понимания, что является контрастом их шкурным интересам и мещанским традициям.

Русские, приехавшие в Германию, и основной массе — люди труда. Большинство из них морально и политически крепкие и здоровые люди, чуждые политического балагана. У них за плечами — опыт долгих лет борьбы и тяжелого труда. На собственном опыте, в крови революции и гражданской войны, они выковали свой символ веры, прочно и глубоко осознали понятие социальной справедливости и создали свой собственный национальный идеал. Этот идеал заключается в страстном желании возвращения на родину, для служения своей стране и своему народу. Этот идеал чужд всякого политического изуверства как справа, так и слева.

Некоторые эмигрантские лидеры продолжают призывать делить шкуру неубитого медведя, организовывают здесь за рубежом «ведущий слой», производят глубинные исторические анализы, пытаясь надуть самих себя и других возможностью оживления трупов, одухотворения музейных восковых фигур и восстановления отцветших символов. Напрасно. Прошлое не вернется. От этого прошлого русский народ отделяет не только море крови и горы трупов, но и жажда восприятия новых идей, рождающихся в мире. Эти новые идеи не чужды нам, русским — как это пытаются представить некоторые «блюстители», коим «благоугодно было» назвать идеи национализма — «кафтаном с чужого плеча».

За эти идеи, задолго до европейского национального возрождения, русские мальчики умирали в ледяных походах. Даже внешняя символика национальных революций не чужда нам, русским, ибо не случайно, задолго до похода фашистских когорт на Рим, русские «чернорубашечники» — корниловские ударники выдвинули те же лозунги, несли те же знамена ...

Сейчас, однако, не время говорить об этом. Судьба отодвинула русских националистов далеко в глубину исторической арены.

Сегодня наша задача бесконечно скромна, бесконечно мала: соблюдать честь и достоинство русского имени, учиться и работать.

«Вера, труд, дисциплина и молчание» — лозунг железной гвардии — да будет лозунгом для здоровых, живых частей многоликого, сложного, невиданного еще в истории человечества организма, называемого «Зарубежная Русь».

В. Ларионов

«Новое Слово», 17 ноября 1940 г., № 44, с. 4



Друзья и враги

«Новому Слову» трудно было пожаловаться на отсутствие внимания со стороны НКВД (один из последних псевдонимов маститой Чека!), неизменно озабоченного существованием обличительного русского национального органа в Германии.

Особенно трогательным стало внимание НКВД с момента заключении германо-советского пакта в сентябре 1939 года, когда работники иностранного отдела (ИНО НКВД) считали политический момент особенно подходящим для удушения единственной русской газеты.

«Новое Слово», несмотря на всю сложность создавшегося положения, по мере сил и возможностей, рискуй часто своим существованием, продолжало подчеркивать факты, характеризующие наличие еврейского господства на нашей родине. Читатель, действительно интересовавшийся положением в СССР, мог многое понять, по тем выдержкам и фотографиям, кои перепечатывались на страницах «Нового Слова». Более проницательные читатели умели понимать кое-что и между строк. Советская агентура, работающая в эмиграции как в левом, так и в крайне правом ее секторе пыталась доказать путем анонимных доносов, что газета «Новое Слово» ведет политику, отвечающую интересам Англии, и старается испортить дружественные отношении между Германией и СССР.

Помимо доносов, агенты НКВД писали в редакцию газеты угрожающие и шантажирующие анонимные, письма. Особенно неприемлемые для ГПУ сотрудники газеты (с некоторыми из них у ГПУ — старые счеты!) бывали неоднократно мишенями ложных доносов, направляемых с самой неожиданной стороны.

Не ограничиваясь провокационной работой против газеты в Германии, тайные враги газеты, при помощи монархических кругов, добились запрета «Нового Слова» в Манчжу-ди-Го, введя в заблуждение манжурские и японские власти заявлениями, что «Новое Слово» газета ... советская.

Небезынтересно привести несколько выдержек из анонимных писем, полученных редакцией. Эти письма, видимо, написанные по единому заданию, преследуют одну и ту же цель. В анонимке со штемпелем — Шарлоттенбург 2, от 15. 1. 40 года, «некто в сером» пишет: «Новое Слово» старалось помешать снабжению Германии русским хлебом. Вы писали, что в СССР голод. Но это ложь и английская пропаганда. Вы теперь знаете, что новый дружественный, хозяйственный немецко-русский договор заключен ...». Другая анонимка от 23. 8. 40, за подписью — Рихтер, гласит: «Как поняли широкие круги ваших читателей, в номере от 4-го августа 1940 года редактор газеты обещает эмигрантам возобновить кампанию против правительства СССР после окончания германо-английской войны. Таков смысл его заявлений в статье «Берлин-Париж». Такие заявления редактора «Нового Слова» носят антигерманский характер и приносят вред Германии».

На имя сотрудника газеты, пишущего по земельному и экономическому вопросам в СССР, было получено следующее заявление от неизвестного: «Непатриотично немцу сейчас писать такие статьи, которые могут повредить снабжению Германии во время войны». Надо сказать, что этот сотрудник газеты всегда старался осветить экономическое положение СССР с возможной беспристрастностью.

Наконец, в ряде писем на имя редактора некий псевдоним находит еще более «убедительные» обвинения и доводы: «Приехавшие вместе с Молотовым советские чиновники покупали в киосках Берлина и читали номера «Н. С.» 45 и 46. Конечно, не для того, чтобы интересоваться эмигрантской жизнью, а для того, чтобы иметь некоторые документы. В этих номерах члены советской делегации прочли, что в СССР голод, советский народ питается мною хуже германского народа, голод в СССР в будущем году еще увеличится, и т. д.»... Автор письма полагает далее, что «изменить направление германской внешней политики русская эмиграция не в силах», однако — «Все эти маневры «Нового Слова» имеют только один результат: недоверие советских чиновников к искренности германской политики и некоторое подбадривание Черчиля». Далее следуют уже угрозы и предостережения: «Все эти маневры могут, в конце концов, очень тяжело отразиться на положении русской эмиграции вообще, так как может настать момент, когда все растущее раздражение влиятельных германских кругов может вылиться в меры, направленные против русской эмиграции. И немцы будут совершенно правы. Но русские эмигранты должны знать, что «виной ухудшения их положения является бестактность «Нового Слова». Далее следует попутный донос на сотрудника газеты, с обвинением его в террористической деятельности против советской власти. Автор письма авторитетно заявляет, что положение этого сотрудника в газете очень «щекотливо» и его статьи — «заставляют беспокоиться германскую полицию и министерство иностранных дел...» Почти одновременно на этого же сотрудника как по мановению волшебной режиссерской палочки следует донос уже из крайне-правых эмигрантских кругов с обвинением его в принадлежности к ГПУ и в «антигерманской деятельности». Какое изумительное совпадение…

Нетаинственные и таинственные авторы доносов не пропускали ни одного случая, чтобы «притянуть» газету за каждый даже случайный намек, направленный против советских палачей.

Чекисты справа и слева являлись подлинными стахановцами и «героями труда» в писании доносов и свято оберегали тем самым незыблемость советской власти и кровавого Коминтерна. Не наше дело привлекать в данный момент этих «стахановцев» по доносам к ответственности на основании уголовного положения. Наш общественный долг — указать нашим читателям и всем честным русским людям на гнусную закулисную, провокационную работу против их органа и честных сотрудников.

Да не подумают наши читатели, что излагая этот невеселый материал мы жалуемся на трудности борьбы и на беспросветность нашего положения. Наоборот, было бы удивительно, если бы почетное советское учреждение оставило бы нас в покое и не тревожило бы своими заграничными щупальцами.

В нашей работе есть и светлые страницы. У нас есть не только враги, по и друзья — честные и чуткие. Эти далекие друзья знают и нашу борьбу и наши усилия. Вот что пишет фашистская газета «Наш Путь» от 1 июня 1941 года из Шанхая по нашему адресу: «Новое Слово» — не только газета в ее обычном понимании, она — нечто более серьезное. Не будет никакого преувеличения сказать, что «Новое Слово» для русской эмиграции является кафедрой, с которой умно и сердечно, авторитетно и убежденно раздается верное и честное новое русское слово. Вокруг этой кафедры на Западе сгруппировываются лучшие силы русского волевого и пытливого ума.

«Новому Слову» удалось то, над чем тщетно бились и бьются многие русские эмигрантские газеты — это собирать и продолжать собирать русские таланты, русскую даровитость, русское вдохновение, тянущееся к спасительным далям новой идеи».

В. Л.

«Новое слово», 6 июля 1941 г., № 28, с. 3

Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments