anton21 (anton21) wrote in rus_vopros,
anton21
anton21
rus_vopros

Categories:

славяно фобия или славянолюбие ...

 ugunskrusts83 в Сербская резня бензопилой
название или описание
Встреча князя Павла и Гитлера: тогда у Югославии ещё имелся шанс



О глубокой идейной и организационной взаимосвязи между национальными движениями «порабощённых» народов и силами т.н. «мирового прогресса» писал ещё Константин Леонтьев, – знаток международной дипломатии, реакционер, исихаст и германофил. Специализируясь на православном Востоке, Леонтьев называл Болгарию в качестве примера страны, где смесь национализма и прогресса в скором времени произведут взрыв, пламя от которого зажжёт всю Европу. Но здесь он ошибся. В Болгарии к власти пришла германская династия, направившая политику на консервативные рельсы в русле болгаро-германского сотрудничества (в России, в панславистской среде, сие, увы, восприняли как акт предательства). Бесы мировой революции обосновались в другой балканской стране, которую наша красная патриотовщина по иронии судьбы считает авангардом сопротивления «новому мировому порядку». Эта страна – Сербия, о чём вдумчивый читатель уже наверняка успел догадаться. Глаза «православных патриотов» почему-то очень неохотно раскрываются на эту, в недалёком прошлом прошлом, аграрную страну с диковатым простым людом и спесивой знатью. А, между тем, в становлении сербского и югославянского (надеюсь, русским читателям не стоит объяснять правильность написания «югославянский» и «югославяне»; советские неологизмы «югославский» и «югославы» пусть остаются в анналах большевицкого издевательства над нашим языком) государств немало того, что должно заинтриговать любого мало-мальски балующегося конспирологией. И вот что поражает больше всего: страна, которая уже больше века находится под крылом у тех сил, которые в среде «православных патриотов» принято величать «жидо-масонами», каким-то диковинным образом сохраняет имидж патриархальной страны с религиозным народом-богоносцем, терпящим страдания то от магометан, то от католиков, то от «проклятого НАТО». В «майке Русии» культ коммунистических новомучеников Милошевича и Младича нашёл плодородную почву, ввиду близости советского и сербского национал-большевизмов, которые главными врагами имеют отнюдь не Америку, усташей или каких-то там белорусских или боснийских самостийников, а вполне конкретных русских и сербских белых «недобитков». То есть те национально-христианские консервативные силы, которые непримиримы по отношению к надевшим маску патриотизма людоедам из Коминтерна/Социнтерна. Партия Петра Краснова и Дмитрия Льотича против партии национал-большевиков, красных панславистов, германофобов и лже-православных извращенцев. Партия патриотов-«предателей» против партии предателей-«патриотов».

Первой сербской националистической организацией, начавшей борьбу за освобождение от турецкого ига под знамёнами радикального сербского национализма считается масонская ложа «Чёрная рука». В «Чёрную руку» почти поголовно вошло сербское офицерство, бредившее «Великой Сербией» размером со все Балканы. Но офицеры были только во главе «Чёрной руки», основную же её массу составляли наёмные люмпены под названием «комитаджиев», которых офицеры-масоны вооружали громадными «черногорскими» кольтами и чудовищной взрывной силы бомбами-«македонками» для ведения беспощадного террора. С виду благородные лозунги борьбы против турок снискали для «Чёрной руки» популярность в населении. К «четницким» отрядам террористов присоединяется множество крестьян и горожан, чтобы под чутким руководством эмиссаров из «Чёрной руки» взрывать мосты, железные дороги и пороховые склады, убивать турецких губернаторов и чиновников. Возможно русскому человеку и трудно в данной ситуации не быть на стороне сербов, однако, стоит на секунду вспомнить предупреждение того же Леонтьева, знатока Востока, всерьёз опасавшегося того, что избавившиеся от турок балканские страны в следующий раз послужат тараном уже против России. Словно в подтверждении леонтьевской славянофобии скромные сербские патриоты во главе с полковником Димитриевичем («Апис») переходят на новый уровень: ночью врываются в спальню короля Александра и королевы Драги из династии Обреновичей, которых сначала расстреливают 14 пулями, а потом… тупыми железными сабельками расчленяют трупы царственных особ и сбрасывают их с балкона на потеху черни. Такого маньячества не видел даже Ипатьевский дом. Вместо расчленённых Обреновичей «черноручники» возводят на королевский трон династию Карагеоргиевичей.

Вскоре Димитриевич полностью подчиняет своей воле наследника короля Петра Карагеоргевича Георгия, которого уговаривает переехать из королевского дворца в частный особняк. Там для легкомысленного королевича устраиваются оргии и вакханалии. В 1908 г., когда Австро-Венгрия ввела свои войска в принадлежавшую тогда ещё туркам Боснию и Герцеговину, «Апис» подзуживает Георгия объявить войну «проклятым немцам», для того, чтобы «очистить нашу Боснию и Герцеговину от задунайских швабов». Если что, подстрахует «майка Русия». Но в этот раз не удалось: Георгий ограничился воинственными призывами по адресу Габсбургов, которые не произвели ничего, кроме шума в прессе и быстро забылась. К тому же австрийское правительство потребовало от Белграда убрать не в меру ретивого Георгия, на смену которому из Санкт-Петербурга приехал тактичный и умный Александр Карагеоргиевич, снятый со скамьи русского Пажеского корпуса. Димитриевичу пришлось стиснуть кулаки и ждать до 1914 г., когда сербский масоно-шовинизм выстрелом боснийского серба (и по слухам магометанина) Гаврилы Принципа ввергает культурную Европу в бойню. Австрийцы и болгары, поначалу встретив ожесточённое сопротивление, полностью оккупируют страну. 80-тысячная армия (остатки от войска в 600 тысяч) под началом короля отступает через Албанию к морю и эвакуируется на остров Корфу. Руководство «Чёрной руки», не желая проливать свою кровь, устремляется в эмиграцию. Только один «черноручник», майор Танкосич геройски погибает под своим родным городом Шабатцем. Австрийцы разрывают его могилу в поисках архива Танкосича, но архива так и не находят, – он уже вывезен во Францию.

В 1916 г. «Чёрная рука», получив гарантии со стороны Вены, решает заключить от имени Сербии сепаратный мир. Момент выбран удачный: сербская армия с Корфу перебрасывается на Салоникский фронт (англичане спровоцировали вступление в войну в Греции, поставив её под удар болгар, и к Салоникам стягиваются международные союзные силы, чтобы помочь грекам отбить болгарское наступление). На смотре позиций автомобиль Александра обстреливается из двух ручных пулемётов. Своей цели покушение не достигло – король лишь порезался битым стеклом. После этого в армии производится чистка, заговорщики отдаются под военно-полевой трибунал, приговор которого – смертная казнь. Расправы не удаётся избежать даже Димитриевичу, который пытался превратить процесс в представление, перебивая судью, богохульствуя и угрожая королю местью. И только один из главарей «Чёрной руки» сумел сохранить себе жизнь из-за отдалённости местопребывания. Это Божин Симич, находившийся тогда в русской командировке. На требование Сербии вернуться он не отреагировал. А когда, спустя полгода после неудавшегося покушения на Александра в России происходит революция, Симич примыкает к революционерам. Ещё в дни февральской революции Симич командовал Рогатинским пехотным полком и на своей должности делал всё от себя зависящее, что направить энергию солдатских масс против законного правительства. После ухода февральских временщиков Симич вступает в большевицкую партию и, будучи «спецом», становится очень близок к Коминтерну. В 1937 г. он принимает решения вернуться в Югославию, правительство регента-принца Павла (Павел симпатизировал странам Оси и делал всё, чтобы улучшить отношения с Гитлером и Муссолини) приговаривает его к пожизненному заключению, которое из-за международного резонанса на «демократическом» Западе не приводится в исполнение, более того, Симича амнистируют. Когда же правительство Югославии изъявило желание установить дипломатические отношения с СССР, в Москву в качестве посла отправляется Симич. А после свержения регента-князя Павла в ходе про-английского и про-советского путча сербского офицерства в конце марта 1941 г., Симич вновь едет в СССР с криком о помощи. Накануне германского вторжения Вермахта в Югославию в «Правде» появляется фотография Симича в окружении Сталина, Молотова и Вышинского. И эта откровенно антигерманская акция происходит в дни пакта Молотова-Риббентропа…

После окончания первой фазы русско-советской войны, Русская Армия эвакуируется в Галлиполи, откуда перебирается в Болгарию. Но под давлением местных большевиков она вынуждена искать новую базу. Король Александр, получивший по смерти прозвище «короля-рыцаря», предоставляет русским убежище в недавно образованной на месте Сербии Югославии. Русские в свою очередь привносят организующее начало в новое государство, просочившись во все ниши общественной жизни Югославии, от контрразведки до уборки улиц. Разумеется, у туземцев расположение короля к русским «понаехавшим» вызывало зависть. Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев фактически оккупируется иностранной армией (Русской), которая предохраняет Югославию от гипотетического красного переворота (жители Балкан, вне зависимости от национальности, традиционно были падки на красную мерзость) и служит фактором, препятствующим агрессии Коминтерна на европейский юго-восток. О степени угрозы, которую представлял для молодого, разноплеменного и ввиду этого крайне непрочного государства Интернационал говорит то, что уже в 1921 г. на короля Александра снова совершается покушение. В автомобиль монарха под крик «Да здравствует мировая коммунистическая революция! Смерть королю!» была брошена бомба. Но и в этот раз покушение не удаётся. На допросе выясняется, что автором является коммунист-фанатик Спасойе Стеич.

Неудача покушения сказалась на популярности коммунистической партии Королевства С.Х.С. Из шестидесяти тысяч членов в ней осталось только две тысячи, остальные с возмущением покинули партию. В ЦК партии также происходит раскол, который весьма тревожит покровителей в Москве. Коминтерн формирует особую комиссию под председательством Сталина (тогда ещё только начинавшего своё «восхождение») и уполномочивает его взять на себя руководство югославянской компартией. Сталин созывает съезд югославянских (хотя здесь уже можно писать «югославских»…) коммунистов в Дрездене и поручает итальянцу Тольятти возглавить этот съезд от его имени. Темой, вокруг которого съездом велись дебаты, было убийство короля. Учитывая популярность Александра среди сербов, съезд принимает неожиданное решение – использовать для этой цели национальные меньшинства Югославии.

Югославянской разведке позже удастся раздобыть фотокопию дрезденского протокола. К тому времени он уже начал воплощаться в жизнь. Парламент сотрясли провокации, поддержанные левацкой прессой, по стране участились забастовки, беспорядки, а кое-где начались форменные восстания. В ответ на это Александр 6 ноября 1929 г. распускает «парламентскую говорильню» и учреждает корпоративный режим в духе фашизма.

Смерть подстерегла антикоммунистического (в его правления дипотношения между Москвой и Белградом так и не были установлены, король рассматривал СССР как анти-Россию, руководствуясь во внешней политике советами русских эмигрантов) и русофильского короля через пять лет после этого, в 1934 г. При посещении Марселя на монарха совершается новое, третье по очереди покушение, которое теперь увенчалось успехом. О марсельском убийстве с 1934 г. расплодилось много кривотолков. Обычно на вопрос «кто организовал покушение на Александра» в ответ слышится «Ну конечно же усташи». В реальности же всё обстояло сложней. Наряду с хорватскими националистами в покушении участвовала и такая занимательная организация как ВМОРО – «Военная Македонско-Одринская Революционная Организация». ВМОРО боролась за отделение Македонии от Югославии и в идеологии исповедовала смесь македонского национализма с коммунизмом. В террористической группе, отправленной убивать Александра было 4 человека: три хорвата и один македонец. Смертельный выстрел в короля совершил именно член ВМОРО, Владо Черноземский. Несмотря на кажущуюся очевидность убийства Александра хорватскими сепаратистами, марсельские события были результатом продуманной и талантливо проведённой операции Коминтерна, сумевшего мастерски замести следы и «перевести стрелку» с коммунистов на сепаратистов. Как уже писалось выше, убийцы Александра были связаны с СССР через ВМОРО. Вскоре после трагедии в Марселе парижский еженедельник «Же сюи парту» поместил статью под сенсационным тогда названием «Убийство короля Александра 1-го было подготовлено Коминтерном». Связи большевиков и македонских революционеров выводились автором статьи из времён русской революции 1905 г. В 1925 г. под влиянием компартии крайне левое крыло сепаратистского македонского движения положило основание новой организации, получившей название «Военной объединённой македонской революционной организации», в обиходе известной как ВМОРО. В официальном стенографическом отчёте 13-го пленума исполкома Коминтерна от декабря 1933 г. имеется следующее заявление Ивана Раича, представителя Коминтерна в югославянской компартии: «Югославская компартия считает, что Югославия представляет собой одно из самых главных звеньев системы мирового империализма. Югославская компартия считает также, что в настоящее время этап пути, который ведет к всеобщей мировой революции зависит от ее энергии разбить империалистический круг, нанеся решающий удар, который уничтожит его югославское звено». Почему-то никто не обратил внимание и на то, что незадолго до убийства Александра в Марсель переселился уже знакомый нам Божин Симич, снявший там роскошную виллу. В целом же план СССР был таков: через ВМОРО заручиться поддержкой хорватских националистов-усташей, которые в свою очередь курировались итальянской разведкой, т.к. Муссолини имел виды на принадлежавшую Югославии Истрию и Далмацию и понимал, что от удачи покушения на югославянского монарха зависит долговечность этой и без того непрочной разноплеменной державы. Мудрецы с Лубянки профессионально использовали итало-югославянские противоречия, побуждая Муссолини помогать готовить убийство хорватским усташам, а вместе с ними и македонским национал-коммунистам, которые уже заключили альянс с хорватами. При этом Муссолини, скорее всего, был в курсе о планах большевиков убить Александра. Руководясь национальными интересами Италии, в которые входило расчленение Югославии, Дуче не только не стал мешать Коминтерну, но и подключил к операции своих подопечных хорватов. В итоге это предприятие вылилось в своеобразную совместную операцию фашистской Италии и большевицкого СССР. Характерно, что после покушения при Владо Черноземском обнаружили чехословацкий паспорт на имя Петера Калемена. Кто не знает, поясню: Чехословакия президента Эдуарда Бенеша представляло собой откровенно просоветский режим. С выгодой используя образ «оплота демократии в центральной Европе», чехи сделали из своей страны транзитный пункт коммунистических вредителей всех стран и народов. Чешской разведкой, по указке из Москвы, разлагалась русская эмиграция, которую в Чехословакии делили на «мракобесов-черносотенцев» и «прогрессивных демократов». Последним, в чьё число входили такие одиозные личности как Милюков и Керенский, Прагой выделялись огромные денежные средства, на которые те вели открытую пропаганду «эволюции» советского режима из интернационального в «исконно русский и демократический». Призывая к «смене вех», сами ехать в «исконно русский» и «демократический» Совдеп эти выкормыши чехословацкой разведки не решались. Их работа была нужна только заграницей.


Князь Павел и принцесса Ольга посещают столицу Великогерманской Империи с официальным визитом

После второй мировой войны, в 60-ых гг. получила распространение версия о причастности к марсельскому злодеянию Абвера (операция «Тевтонский меч»). Зачем нацистской разведке понадобилось убивать авторитарно мыслящего монарха-антикоммуниста, имевшего, подобно самому Третьему Рейху, непростые отношения с Италией (напомню, что несмотря на видимость дружбы внутри Оси, между Италией и Германией царила напряжённость из-за отошедшего после первой мировой к Италии немецкоязычного Тироля, при аншлюсе Австрии едва не приведшая Муссолини к столкновению с Гитлером), непонятно. При преемнике Александра регенте Павла Германия, наоборот, стремилась поддержать единство Югославии, что чуть было не закончилось вхождением Югославии в Ось. Полноценного ответа на вопрос «почему погиб король?» «немецкая» версия убийства не даёт. Для русских националистов (ген. Красновым был написан некролог «королю-рыцарю») всё было ясно уже тогда и причастность чекистов к убийству друга национальной России не подвергалась сомнениям.

При несовершенном короле Петре фактическим правителем Югославии стал принц-регент Павел. Он осознаёт расстановку мировых сил и делает всё от него зависящее для улучшения отношений со странами «нового порядка». Составленное Павлом в 1936 г. правительство Стоядиновича ориентируется на Берлин. С Германией и Италией подписываются соглашения, а столицы этих государств посещаются Стоядиновичем. Фельдмаршал Геринг и граф Чиано наносят в Белград ответные визиты. Королём-германофилом успешно улаживаются вопрос спорных территорий с Италией, Болгарией и Венгрией. Посещение столицы Третьего Рейха самим князем Павлом закончилось официальным заявлением Гитлера по поводу территориальной целостности Югославии, которую Германия отныне намеревалась защищать от всяких посягательств (единая и неделимая антисоветская Югославия в Тройственном пакте выглядела гораздо привлекательней, чем несколько враждующих между собой государств-карликов). Присоединение Югославии к Антикоминтерну горячо поддерживалось русской эмиграцией, которая уже предвкушала скорое участие прорусского королевства в Крестовом Походе против большевизма, что давало прекрасную возможность, пользуясь расположением Белграда, сформировать настоящую русскую армию. Во внутренней политике Павел разрешает наболевший для государства хорватский вопрос, делая уступки хорватам ради единства страны. Сменившее Стоядиновича правительство Цветковича включает в себя представителя от умеренных хорватских националистов доктора Мачека. На пост министра иностранных дел в новом правительстве приглашается бывший долговременным югославянским послом в Германии Цинцар-Маркович, что символизирует приоритеты княжеской власти во внешней политике.

Начавшаяся вторая мировая война подталкивает Югославию к окончательному разграничению своих друзей от своих врагов. В марте 1941 г. вопрос о присоединение Югославии к Тройственному пакту был решён правительством Цветковича положительно. Дальнейшее развитие событий даёт жирный штрихи не только к образу тогдашней югославянской политики, но и к дипломатии периода пакта Молотова-Риббентропа, в дребезги разбивая стереотип о «коммуно-фашистском союзе». Дело в том, что произведённый сербским офицерством путч 27 марта, закончившийся свержением князя Павла и правительства Цветковича, был совершен совместными усилиями британской Ми-6 и советского ГПУ. Павел отстраняется от ведения дел, попадает под арест и направляется на греческую границу, а вместо него трон занимает несовершеннолетний король Пётр, которого уже успели настроить против Павла, якобы собиравшегося узурпировать трон. Что же стояло за всем этим? Недовольный прогерманским курсом Белграда, Лондон своевременно надавил на «патриотическое» сербское офицерство (в основном летчиков), ненавидевшее «швабов» и недовольное уступкам Павла хорватам. Путч возглавил генерал авиации Душан Симович. Заговорщики были благословлены патриархом сербской церкви Гавриилом, над которым висела тень духовника английского посольства Перси Ситтерса, являвшегося при этом главой интернациональной тоталитарной секты YMCA (Союз Христианской Молодёжи). До этого ИМКА внесла немалый вклад в разложение эмигрантской русской молодёжи, перековывая её антибольшевицкий активизм на туманное псевдо-религиозное сектанство. Сразу после перехода власти в руки пробританских маньяков по всей стране последовали демонстрации, где британских флажков было больше, чем собственно югославянских. Великобритания тут же заявила о готовности «поддерживать новую Югославию всеми силами Империи». Английское и американское посольства в Белграде выступили застрельщиками тесного сотрудничества «новой Югославии» с СССР. Связь с советами поддерживали посол в Москве Гаврилович и ставший военным атташе Божин Симич. Стоит также вспомнить, что на экстренном заседании белградского правительства 20 марта 1941 г., на котором было решено присоединиться к Тройственному пакту, министр Чубрилович поразил всех сообщением, что СССР тоже предложил Югославии военный союз! А сразу после путча, заместитель наркомвнудела Вышинский пригласил к себе югославянского посла, чтобы поздравить его с этим «радостным событием». Когда некоторые члены нового правительства стали сомневаться в разумности совершенного переворота, то советский полпред Лебедев передал 1 апреля официальное предложение военного союза между СССР и Югославией. Симович и его окружением на радостях предложили полковникам Савичу и Шивковичу ехать в Москву для подписания союзного договора. Но лубянские мудрецы не были сторонниками поспешных решений и с подписанием медлили. 4 апреля, Молотов сообщил растерявшемуся Гавриловичу, что о немедленном подписании союза пока не может быть и речи и потребовалось вмешательство британского посла Криппса, чтобы склонить Москву к подписанию хотя бы дружественного пакта о ненападении.

Да, существующий в мозгах наших либералов «коммуно-фашистский» альянс действовал просто прекрасно, раз в его дни СССР при помощи воюющей с Германией Великобритании устраивает в нейтральной стране антигерманский переворот. Иногда бывает интересно почитать, что же писали о пакте Молотова-Риббентропа в русской эмиграции. Русское Зарубежье было свободно от расхожих сегодня стереотипов, ведь кому как не русским было больше всего известно о союзах, что заключали с СССР Франция и Англия в то время как Гитлер ещё активно вёл бескомпромиссный антисоветский курс. Поэтому договор Гитлера со Сталиным закономерно виделся эмиграции недолговечным и вынужденным, в отличие от отношений Сталина с Лондоном и Парижем, где негласное сотрудничество против Берлина было выдержано временем. Это негласное сотрудничество, к примеру, позволило советским оккупантам без каких-либо затруднений проглотить пробританские режимчики Прибалтики. Советское вторжение в Польшу рассматривалось Лондоном как движение не союзное немецкому вторжению, но противодействующее ему.

Что следовало потом? «Апрельская война», балканский блицкриг германской армии. В те минуты, когда сербы делились слухами насчёт взятия Вены и Софии югославянской армией, немецкие танки были на подходе к беззащитному Белграду. Хорваты и словенцы бойкотировали воинский призыв, а занимавшиеся военным снабжением хорватские и русские офицеры сделали невозможным нормальное функционирование армии. Сотрудничавшие с Абвером русские националисты (в частности, редактор газеты «Русский партизан» Ланин) перед германским вторжением напоили сербских пограничников и обеспечили немецким товарищам безболезненной переход через границу. «Новая Югославия» была разгромлена в пух и прах, в подножный корм, в пепел и в золу. Король Пётр эмигрировал в Лондон, где постепенно свыкся с новым местом жительства, а коммунисты вновь перешли на нелегальное положение. Почти получившее билет в будущее Королевства, провалило экзамен когда он был практически сдан. Вместо единой и неделимой Югославии, ценного союзника Германии и Италии, на карте «Новой Европы» появилось крошечное государство в границах меньших, чем в 1914 г., не имевшее даже своего министерства иностранных дел. Хорватские националисты провозгласили независимость своей страны, начав жесточайшую резню сербского населения. Словения оккупирована Италией, которая проводила там итальянизацию, но время от времени поощряла и местных словенских националистов. Косово вошло в состав подвластной Италии «великой Албании», Воеводина оказалась присоединённой к Венгрии, Македония возвратилась в лоно Болгарии. Во всех этих провинциях сербы в полной мере вкусили горечь дискриминации. Сербское государство ограничилось небольшой территорией вокруг Белграда, причём некоторые области, которые из милости были оставлены прогерманскому правительству генерала Недича, всё равно не принадлежали сербам: в Банате правили немецкие колонисты, а в северном Косове албанцы. На всей территории экс-Югославии пылала гражданская война всех против всех: пробританские шовинисты (четники) Михайловича, гордо именовавшиеся «королевской армией в подполье» противостояли прогерманскому Сербскому Добровольческому Корпусу, единственному сербскому национальному формированию, допущенному немцами. Ведущей дестабилизирующей силой на Балканах стала титовская партизанщина, иначе говоря, большевицкий бандитизм, приправленный «патриотическими» лозунгами. Фамилия «Тито» расшифровывалась русскими и сербскими националистами как «Тайная Интернациональная Террористическая Организация». Четники иногда координировали свои действия с коммунистами, националисты же, вдохновляемые руководителем организации «Збор» Дмитрием Льотичем, вели против красных непримиримую борьбу. При этом четники также делились на фракцию, допускавшую сотрудничество с немцами и льотичевцами, и фракцию, выступавшую против этого. Внутрисербская война усугублялось присутствием немецких, итальянских, венгерских, румынских и болгарских оккупационных войск, регулярной армии Независимой Державы Хорватской (домобраны) и её нерегулярных формирований (усташи), частей словенских националистов, Русского Охранного Корпуса, казачьих частей, черногорских и македонских сепаратистов, дивизий боснийских мусульман «Хандшар» и «Кама», албанской дивизии «Скандербек». Если на земле и был ад, то находился он в Югославии 1941-1945 гг. Только понимая слоистость этой войны «всех протии всех», понимая степень животности сербских коммунистов, что вырезали целые деревни, независимо от того, кем они были населены, сербами или хорватами, испражнялись в храмах и живьём кромсали и распинали пленных (после войны эти художества титовцев будут списаны на усташей) можно уразуметь подвиг Русского Охранного Корпуса и других русских соединений в бывшей Югославии (отряд «Варяг», эскадрон Шидловского, Казачий Корпус).


Титоизм в анимации: сделанный русскими эмигрантами пропагандистский мультфильм для работы с сербским населением

Балканские события 1941-1945 гг., по сравнению с которыми Дикий Запад кажется заповедником правосознательности, можно разбирать до бесконечности. Участие русских в наведении порядка на этом Диком Западе (вернее диком Юго-Востоке Европы) как бы подчёркивает анти-анархическую, реакционную жилку нашего человека. Мы должны гордится тем, что наши духовные отцы усмиряли этот европейский Кавказ. Но отойдём от наших соотечественников и остановимся на, так сказать, мета-историческом. В 1953 г., когда над Балканами окончательно восторжествовала мясническая тирания махрового бандита, в Белграде состоялся повторный процесс по делу «Чёрной руки», на котором предыдущее решение суда было пересмотрено и виновные посмертно оправданы…



Tags: славяне
Subscribe
promo rus_vopros сентябрь 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments