sanych56 (sanych56) wrote in rus_vopros,
sanych56
sanych56
rus_vopros

Categories:

Братский народ - История республики немцев Поволжья.

Оригинал взят у humus в <b>История республики немцев Поволжья. Часть 4</b>
История республики немцев Поволжья. Часть 1
История республики немцев Поволжья. Часть 2
История республики немцев Поволжья. Часть 3
22 июня 1941 года советские немцы, как и всё население Советского Союза, узнали о нападении Германии на СССР и начале Великой Отечественной войны. В первые недели и месяцы войны судьба немцев, проживавших в различных регионах страны, сложилась по-разному. Одни находились в тылу и были вовлечены в общенациональную борьбу за отражение агрессии, другие довольно быстро оказались в зоне боевых действий или даже под оккупацией германских и румынских войск. Наиболее характерной, в этом плане, является судьба немецкого населения Республики немцев Поволжья. Буквально с первого же дня войны по всей республике прокатилась волна патриотических митингов, в которых участвовало свыше 270 тыс. человек. В Энгельсе, Марксштадте, Бальцере, в кантональных центрах и крупных сёлах, люди, выступая на митингах, осуждали нападение Германии, выражали «непоколебимую уверенность» в быстрой победе Красной армии, «преданность идеям Коммунистической партии Ленина-Сталина», готовность «грудью встать на защиту социалистической родины».
Школа в Розовке. Выпускники 1941 г.


С первого дня мобилизации недоумение, обиду и даже возмущение многих мужчин немцев, особенно молодёжи, вызывал тот факт, что их не призывали в ряды Красной Армии и не отправляли на фронт. «Как в партийные органы, так и в военкоматы, - отмечалось в одном из донесений республиканского руководства в Москву, - обращается очень много людей с просьбой разъяснить им, почему их не берут, а на объяснение, что сейчас пока требуются люди определённых военных специальностей, просят зачислить их в любой род войск».
В связи с неудачами на фронте и отступлением Красной армии в Республику немцев Поволжья, как и в другие тыловые районы страны, был эвакуирован целый ряд предприятий, в том числе военных. Довольно скоро на новом месте они начали выпускать продукцию, необходимую фронту. В республике было также размещено большое количество эвакуированного скота. Появились первые беженцы.
В связи с войной в Республике немцев Поволжья проводились мероприятия по военной подготовке населения, организации противовоздушной обороны, предотвращению высадки десантов, попыток совершения диверсионных актов и т. п. Уже ко 2 июля в Энгельсе, во всех кантональных центрах и посёлке Красный Текстильщик были созданы истребительные отряды, перед которыми стояла задача своевременного обнаружения и уничтожения воздушных десантов и диверсионных групп противника. В истребительные отряды производился тщательный отбор. В основном их членами были партийные, комсомольские и советские активисты. Национальных различий не делалось. Основная масса входивших в эти отряды людей, а также многие командиры являлись немцами. С середины июля в АССР НП начали создаваться отряды народного ополчения. К 15 августа в народном ополчении числилось уже около 11,2 тыс. человек. Немцам не чинилось каких-либо препятствий к участию в ополчении и даже к занятию командных и политических должностей.
Председатель Верховного Совета АССР НП К. Гофман

Контрпропагандистскими документами самого высокого уровня стали обращения к германскому народу Председателя Верховного Совета АССР НП К. Гофмана и Председателя Совнаркома АССР НП А. Гекмана. К. Гофман, обращаясь к солдатам, рабочим, крестьянам, интеллигенции Германии, заявлял: «С чувством величайшей тревоги мы думаем о вас, страдающих под гнётом гитлеровской шайки жалких выродков, гнусных разбойников и головорезов, затоптавших в грязи и крови всё лучшее, что есть в трудолюбивом и культурном германском народе».
Уже отмечалось, что с началом войны массового призыва немцев в Красную Армию не было. Мобилизация немцев проводилась в очень ограниченном количестве и в строго индивидуальном порядке. Как правило, это были члены партии, которые направлялись на специальную политическую работу. Так, 21 августа 1941 г. по указанию Москвы бюро обкома ВКП(б) АССР немцев Поволжья отобрало и отправило в действующую армию 50 немцев – членов ВКП(б).
Тем не менее, на фронте находились немцы, призванные на военную службу до начала войны. Их в начале 1941 г. насчитывалось свыше 33,5 тыс. человек. Подавляющее большинство этих людей было призвано из Республики немцев Поволжья. И хотя с сентября 1941 г. немцев-военнослужащих начали изымать из советских вооружённых сил, всё же в самые трудные военные месяцы лета и осени 1941 г. они воевали на фронте, многие из них сумели за этот короткий срок проявить свой высокий патриотизм, продемонстрировать такие качества, как мужество, отвагу, героизм, высокое воинское мастерство.
Старшина Вячеслав Эдуардович Мейер во время боев руководил обороной одного из отсеков казарм Брестской крепости.
В.Э. Мейер

26 июня 1941г. свой подвиг совершил экипаж бомбардировщика, командиром которого был капитан Н. Ф. Гастелло.
Н.Ф.Гастелло

Всю войну командовал 17-й артиллерийской дивизией генерал-майор С. С. Валкенштейн.
С. С. Валкенштейн.

Героя Советского Союза получил полковник Н. Охман, командовавший 34-й механизированной бригадой 2-й танковой армии.
Н. Охман

Еще более высокое положение в годы войны занимал генерал-майор авиации, лётчик высшей квалификации А. В. Борман. Он являлся заместителем Командующего ПВО фронта, командующим воздушной армией.
А. В. Борман

Партизаном № 1 германские оккупанты называли Героя Советского Союза Александра Германа - командира партизанской бригады действовавшей на территории Ленинградской и Калининской областей.
А.В. Герман

В июле 1941 г. в войска поступил приказ о снятии военнослужащих-немцев рядового состава с ответственных должностей. Немцев убирали с должностей пулемётчиков, автоматчиков, снайперов, радистов, наблюдателей, миномётчиков, первых номеров артиллерийских расчётов и др.
Второй период – с 8 сентября и до конца 1941 г. Он характеризовался массовым изъятием немцев из армии. Основанием для этого стала директива Наркома обороны СССР № 35105 с от 8 сентября 1041 г. В памяти немцев-фронтовиков эта директива осталась как «приказ Сталина». Директива предписывала изъять всех немцев из боевых частей и подразделений и направить их в строительные батальоны. Оставлять отдельных военнослужащих-немцев в боевых частях и подразделениях имел право только Народный Комиссариат Обороны и только на основании «мотивированного ходатайства» командиров.
Предложение об их выселении и ликвидации АССР немцев Поволжья созрело в недрах НКВД и в оформленном виде было представлено И. Сталину в середине августа. Он дал согласие. 26 августа 1941 г. Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О переселении всех немцев из Республики немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей в другие края и области».
Решение о выселении поволжских немцев

Согласно этому постановлению переселению подлежали все без исключения немцы, как жители городов, так и сельских районов в следующие местности: в Красноярский край - 70 тыс., в Алтайский край - 91 тыс., в Омскую обл. - 80 тыс., в Новосибирскую обл.- 92 тыс., в Казахскую ССР - 100 тыс. человек.
Депортация поволжских немцев была осуществлена в период с 3 по 20 сентября 1941 г. Всего по данным НКВД было выселено 438,6 тыс. немцев, в том числе из АССР немцев Поволжья - 365,7 тыс., из Саратовской области - 46,7 тыс., из Сталинградской области - 26,2 тыс. человек. Операцию обеспечивали подразделения войск НКВД и милиции общей численностью 12,3 тыс. человек.
Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 г. предписывало осуществлять переселение немцев целыми колхозами, однако первые же меры по подготовке и проведению депортации показали нереальность этого замысла и невозможность его практического осуществления. Поэтому 12 сентября 1941 г. на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) было принято ещё одно постановление по немцам Поволжья – «О расселении немцев Поволжья в Казахстане». В нём местным партийным и советским органам разрешалось вселять немцев «в существующие колхозы не целыми колхозами, а группами хозяйств от 10 и выше», то есть вместо поколхозного был принят посемейный принцип размещения депортированных немцев. Этот принцип стал применяться и при проведении всех последующих операций по депортации немцев, причём он был распространен не только на Казахстан, но и на все другие места вселения немцев.
Указ о депортации немцев Поволжья

Перевозка выселенных немцев осуществлялась, глав- ным образом, железнодорожным транспортом, эшелонами, в которых кроме вагонов для перевозки людей имелись вагоны для войскового резерва (сопровождения) и медицинского персонала, вагон - санитарный изолятор и вагон-карцер, где проводили время нарушители требований и порядка, установленных начальником эшелона. Согласно Инструкции, переселенцам должны были выдавать по 500 г хлеба на человека ежедневно и два раза в сутки обеспечивать горячей пищей. В большинстве случаев данная инструкция не выполнялась. Эшелоны от представителей железнодорожных станций обычно не принимались, в результате поступавшие вагоны не имели нар и изоляторов для больных. Питание организовывалось с перебоями, часто отсутствовала горячая вода. Имелись случаи, когда вместо продуктов людям выдавались деньги, так называемые суточные, на которые очень трудно было что-то приобрести в пути. Были и такие начальники эшелонов, которые и питание не организовывали, и денег не выдавали.
Депортация.

Антисанитарные условия вагонов дополнялись плохим качеством воды, что приводило к вспышкам инфекционных заболеваний, особенно желудочно-кишечных. Их жертвами становились, прежде всего, дети. Так, только в эшелонах, перевозивших немцев в Казахстан, умерло свыше 437 человек, в подавляющем большинстве дети, заболевшие дизентерией и другими инфекционными заболеваниями. Например, в эшелоне № 869 от дизентерии умерло 12 детей и один взрослый.
Первые эшелоны с немцами начали поступать в восточные районы страны с середины сентября. 14 сентября в Красноярский край двумя эшелонами были доставлены 4606 немцев, которых разместили в Больше-Муртинском, Шараповском и Усть-Абаканском районах. 17 сентября на станцию Ачинск прибыл эшелон с 650 немецкими семьями (2318 человек). Из них 2 тыс. человек погрузили на баржи и по реке Чулым направили в Бирилюсский район, 318 человек расселили в Ачинском районе.49 Аналогично процесс расселения немцев происходил и в других краях и областях. По состоянию на 18 сентября 1941 г. в места вселения прибыло 33 эшелона с общим количеством переселенцев - 79046 человек. В дальнейшем поток эшелонов и переселённых непрерывно нарастал: 23 сентября 70 эшелонов, 168620 чел.; 29 сентября - 113 эшелонов, 273797 чел. и т.д. За период с сентября 1941 г. по 1 января 1942 г. в Сибирь и Казахстан было отправлено 344 эшелона с переселенцами. Из 856168 погруженных и отправленных немцев к новому месту жительства прибыло 799459 человек. Разница между отправленными и прибывшими составляла 56709 человек.
И.А.Серов. В 1941 г. заместитель Наркома внутренних дел СССР. Находясь в Саратове, руководил операцией по депортации немцев из Поволжья

На новых местах переселенцы столкнулись со многими трудностями. Прежде всего, не хватало продуктов питания. Хлеб могли получить, и то не всегда, только те, кто попал в колхозы. Спасаясь от голода, многие семьи самовольно переезжали из колхоза в колхоз, из района в район в поисках лучших условий жизни, благо что рабочие руки везде были очень нужны и потому самовольных переселенцев практически везде принимали охотно.
Немка из Поволжья в Красноярском крае. 1942 г.

Встревоженные создавшимся положением, местные органы НКВД докладывали об этом в центр. Так, из Северо-Казахстанской области сообщали, что в Мамлютском районе в село Щучье было вселено 33 семьи, а по состоянию на 31 декабря 1941 г. осталось лишь 5 семей, остальные переехали в село Бескозубье. В этом же районе из колхоза Кызыл-Байрак самовольно уехало 5 семей в колхоз села Бенжарка. В Советском районе из колхоза им. Куйбышева выехало 4 семьи, из колхоза им. Кагановича - 3. Много таких сообщений поступало и из других областей и краёв.
Несмотря на тяжёлое материальное положение переселенцев, вопросы обеспечения немецких семей необходимым центральными органами государства не решался, хотя в Постановлении Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 26 августа 1941 г. им обещали компенсировать потерю имущества. Более того, 30 октября заготовительное ведомство страны телеграфно распорядилось «выдачу зерна переселенцам-немцам впредь до особого решения прекратить».
В результате немецкие семьи были поставлены на грань вымирания. Вот лишь одно сообщение из Новосибирской области: «В деревне Степановка Ижморского района несколько семей из-за отсутствия у них хлеба дошло до истощения. В Чановском районе из числа прибывших немцев, переселённых в количестве 6000 человек, большинство рабочих и служащих своего хлеба не имеют... В колхозах, в которых они расселены, излишков хлеба нет, им выдают по 1 килограмму хлеба только на главу семьи. На детей хлеб не выдаётся. В Тогучинском районе немцы-переселенцы, участвовавшие в общественных колхозных работах, пользовались колхозным общественным питанием. В связи с окончанием сельхозработ, некоторые семьи не работают, правления колхозов, потребкооперация хлебом их не снабжают».
Ужасные условия существования дополнялись ненавистью и бездушным отношением к переселенцам со стороны руководства трестов и бригадиров: «Бригадир Ананьев при отправке заболевшего на работе переселенца Якоб В. снял с него меховую обувь, переодел в резиновую, в результате тот по дороге в больницу отморозил себе ноги, которые впоследствии пришлось ампутировать».
о мнению центрального руководства НКВД, основанному на докладах с мест, ситуация с немцами-переселенцами достигла такой степени остроты и напряжённости, стала столь взрывоопасной, что обычными превентивными арестами положение спасти было нельзя, необходимы были радикальные меры. Такой мерой стал призыв всего трудоспособного немецкого населения в так называемую «Трудовую армию». Мобилизация советских немцев на «трудовой фронт» решала сразу две проблемы. Ликвидировалась социальная напряжённость в местах скопления депортированных немцев и пополнялся контингент системы принудительного трудового использования.
Трудармия. Свердловская область, село Санкино (возможно Лебяжье, или Тавда).1946

«Трудармия» комплектовалась, прежде всего, из представителей «провинившихся» народов, то есть советских граждан, этнически родственных населению воюющих с СССР стран: немцев, финнов, румын, венгров и болгар, хотя в ней были представлены и некоторые другие народы. Однако, если немцы оказались в «Трудармии» уже с конца 1941 - начала 1942 гг., то рабочие отряды и колонны из граждан других отмеченных выше национальностей начали формироваться лишь в конце 1942 г.
Первые трудармейцы Бакалстроя на расчистке снега под строительство. Март 1942.

Начало этому этапу положило постановление Государственного Комитета Обороны № 1123 сс от 10 января 1942 г. «О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет».
Постановление предписывало следующее распределение мобилизованных немцев:
- 45 тыс. человек на лесозаготовки в распоряжение НКВД СССР;
- 35 тыс. человек на строительство Бакальского и Богословского заводов на Урале;
- 40 тыс. человек на строительство железных дорог: Сталинск - Абакан, Магнитогорск - Сара, Сталинск - Барнаул, Акмолинск - Карталы, Акмолинск - Павлодар, Сосьва - Алапаевск, Орск - Кандагач в распоряжение Наркома путей сообщения.
Все мобилизованные обязаны были явиться на сборные пункты Наркомата обороны в исправной зимней одежде, с запасом белья, постельными принадлежностями, кружкой, ложкой и 10-дневным запасом продовольствия.
В июне 1942 г. по дополнительной мобилизации в рабочую колонну Волжского лагеря НКВД на строительство железной дороги Свияжск – Ульяновск было отправлено ещё около 4,5 тыс. мобилизованных немцев.
Постановление ГКО СССР 2383сс от 7 октября 1942 г.

Мобилизация проводилась примерно в течение месяца. В ходе проведения мобилизации военкоматы столкнулись с «дефицитом рабочего контингента», поскольку вся дееспособная часть немецкого населения была практически исчерпана. Потому-то среди призванных впоследствии были обнаружены люди, имевшие серьёзные заболевания, инвалиды 2 и 3 групп, беременные женщины, подростки 14 лет и люди старше 55 лет.
Трудармия. Немецкие женщины на строительстве железной дороги. 1946

Организационная структура отрядов при лагерях НКВД в общих чертах копировала структуру лагерных подразделений. Во главе отрядов стояли работники НКВД – «чекисты – лагерники», бригадирами, мастерами назначались специалисты вольнонаёмного состава. Однако, в порядке исключения, бригадиром мог стать и немец-трудармеец, если он был соответствующим специалистом и не числился в «чёрных списках» начальства как неблагонадёжный. В каждый отряд назначался политрук для проведения политико-воспитательной работы.
Лагерный пункт (зона). Возвращение трудармейцев после работ

После окончания войны началась постепенная ликвидация всех «зон» и перевод трудармейцев на положение спецпоселенцев с закреплением их на предприятиях, где они работали, в качестве рабочих по вольному найму. Немцам по-прежнему запрещалось самостоятельно уходить с предприятий и покидать место жительства без разрешения органов НКВД.
Жилищные условия характеризовались теснотой, использованием для жилья мало приспособленных или вовсе негодных для проживания помещений. Рабочие колонны при лагерях НКВД размещались, как правило, в бывших лагерных пунктах, а зачастую на пустом месте в наспех вырытых бараках-землянках. Внутри бараков для сна оборудовались двух-, а зачатую и трёхъярусные деревянные нары, которые не могли обеспечить нормальный отдых из-за большой скученности людей, проживавших в одном помещении.
Административные переселенцы на марше

Жилищные трудности мобилизованных усугублялись недостатком постельных принадлежностей, плохим снабжением тёплыми вещами, обмундированием и спецодеждой. Так, в Волжском лагере НКВД одеяла имелись только у 70 %, наволочки и простыни у 80 % трудармейцев. В Интинском исправительно-трудовом лагере на 142 трудармейца имелось всего 10 простыней. Матрацы, как правило, набивались соломой, но и это зачастую не делалось. На ряде предприятий трестов "Кузбассуголь" и "Кемеровуголь" из-за отсутствия соломы мобилизованные спали прямо на голых нарах.
Проблему обеспечения трудармейцев вещевым имуществом и постельными принадлежностями так и не удалось решить до конца войны. Например, весной 1945 г. на марганцевом руднике «Полуночное» Свердловской области из 2534 трудармейцев полностью одетых было всего 797 человек, не имели чего-либо из одежды 990 человек, не имели обуви 537 человек, вообще не имели ни одежды, ни обуви 84 человека.
Паспорт трудармейца

Особенно острая нехватка продовольствия отмечалась зимой 1942 - 1943 гг. 25 октября 1942 г. заместитель Наркома внутренних дел Круглов дал указание начальникам исправительно-трудовых лагерей запретить выдачу мобилизованным немцам хлеба более 800 г в сутки на человека, независимо от процента выполнения производственного задания. Это делалось «в целях экономии расходования продуктов и хлеба». Были снижены нормы обеспечения и по другим продуктам: рыбы - до 50 г, мяса - до 20 г, жира - до 10 г, овощей и картофеля - до 400 г в сутки. Но даже заниженные нормы питания практически никогда полностью не доводились до рабочих по различным причинам: от отсутствия продовольствия и до злоупотребления должностных лиц, организовывавших питание.
Акт о смерти в трудармии Я.Вейлерта, бывшего заместителя председателя Совнаркома АССР НП

Трудности в организации питания вынуждали руководство наркоматов прибегать к неординарным мерам. 7 апреля 1943 года всё тот же Круглов издал директиву, в которой отмечался факт массового ухудшения физического состояния «спецконтингента» лагерей и строек НКВД. Предлагалось принять экстренные меры к «оздоровлению». В качестве одной из таких мер было приказано «организовать сбор щавеля, крапивы, других дикорастущих, могущих быть немедленно использованными в качестве заменителей овощей». Сбором травы предписывалось заниматься ослабленным и инвалидам.
Приказ о наказании трудармейцев

8 января 1945 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял два закрытых постановления: «Об утверждении положения о спецкомендатурах НКВД» и «О правовом положении спецпереселенцев».
В первом постановлении отмечалось, что в целях обеспечения «государственной безопасности, охраны общественного порядка и предотвращения побегов спецпереселенцев с мест их поселения, а также контроля за их хозяйственно-трудовым устройством» в местах спецпоселения НКВД создаёт спецкомендатуры. Спецкомендатуры подчиняются территориальным органам НКВД.
В марте 1946 г. Совнарком СССР дал указание наркоматам, где функционировали трудармейские подразделения, расформировать рабочие отряды и колонны из мобилизованных советских немцев, ликвидировать «зоны», что означало конец «Трудовой армии». Однако все бывшие трудармейцы получали статус спецпоселенцев и, как крепостные, прикреплялись к своим предприятиям, строительствам, лагерям. Им разрешили вызвать и помогли перевезти к себе свои семьи, они получили возможность проживать в общежитиях и на частных квартирах, строить или покупать себе жильё. В районах проживания бывших трудармейцев и прибывших к ним семей создавались спецкомендатуры. Лишь небольшому числу бывших трудармейцев разрешили покинуть свои предприятия и возвратиться в места, откуда их мобилизовали в 1942 г. В это число попали инвалиды, женщины старше 45 лет и матери, у которых остались беспризорные дети, а также мужчины старше 55 лет.
Переселенцы на привале

26 ноября 1948 года Президиум Верховного Совета СССР издал под грифом «Совершенно секретно» Указ «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдалённые районы Советского Союза в период Отечественной войны». В Указе прямо и недвусмысленно устанавливалось, что немцы, как и все другие народы, отправленные на спецпоселение в годы войны, переселены туда «навечно, без права возврата их к прежним местам жительства». Указ повторил пункт постановления Совнаркома СССР от 8 января 1945 г. о том, что за самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения виновные подлежат привлечению к уголовной ответственности. Однако если постановление СНК СССР предусматривало наказание в соответствии с действующим советским уголовным законодательством, то Указ от 26 ноября определил для спецпоселенцев, нарушавших режим, особую, универсальную на все случаи, драконовскую меру наказания – 20 лет каторжных работ. Более того, дела в отношении побегов спецпоселенцев, теперь должны были рассматриваться не обычными судами, а внесудебным органом – Особым Совещанием при Министерстве внутренних дел СССР.
В трудармии. Ивдель, Урал.1946 г.

Чем дольше после войны сохранялось спецпоселение, тем всё яснее становилось его ненужность, абсурдность и даже вред, поскольку оно искусственно делило граждан СССР на два сорта и тем самым мешало стабилизации советского общества. В центральные партийные и государственные органы Советского Союза от спецпоселенцев шёл огромный поток писем, в которых люди пытались убедить власти в своей лояльности, просили снять спецпоселение или, по крайней мере, ликвидировать некоторые, наиболее унизительные ограничения.
5 июля 1954 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли совместное постановление «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев». Постановление предусматривало поэтапное, достаточно медленное сокращение числа и категорий спецпоселенцев и некоторую либерализацию самого режима спецпоселения.
Немцы-спецпоселенцы в Коми АССР (р. Вычегда). 1948

В соответствии с этим постановлением спецпереселенцы получили право свободного передвижения в пределах республики, края или области, в которых они проживали, они могли беспрепятственно выезжать в командировку, на лечение, в гости к родственникам и по другим уважительным надобностям в любую местность СССР на общих со всеми советскими гражданами основаниях. Личная явка на перерегистрацию теперь необходима была лишь один раз в год.
Немцы-спецпоселенцы в Казахстане. 1954 г.

Этим же постановлением с режима спецпоселения были сняты все дети спецпоселенцев в возрасте до 16 лет, а также дети старше, обучавшиеся в высших и средних специальных учебных заведениях (таких среди всех спецпоселенцев оказалось всего 2,8 тыс. человек). Для немцев это означало освобождение около 400 тыс. человек.
Бонусы
АССР НП. Кустарное производство на дому

В немецкой школе

Выступает Немецкий государственный хор АССР НП

Испытание электроплуга в совхозе Коминтерн. АССР НП

Немгоспединститут в Энгельсе.

Песня о Сталине

Председатель Совнаркома АССР НП В.Курц

Председатель ЦИК АССР немцев Поволжья И.Шваб

Профессор Г.Дингес (сидит) в этнографической экспедиции по немецким колониям

Редакция газеты "Нахрихтен"

Спектакль Немгостеатра

Школьные учебники

Духовой оркестр из х. Роорграбен.

Семья Пропп из села Гуссенбах.1929

Медицинский техникум в Бальцере. 1935

Бальцер. Интернат медицинского техникума. 1935

Группа "А" 2-го курса факультета немецкого языка и литературы Немпединститута.1940

Рабочий коллектив завода "Коммунист". г. Марксштадт. 1940

Военнослужащий русской армии Кнорр.

Новая школа в Энгельсе. 1940 г.

Первомайская демонстрация в с. Красный Яр, 50-е

На снимке группа людей, высланные на Север, в Красноярский край,Туруханский район, с. Верхне-Имбатск. 50-е

отсюда

Tags: просвещение, русская идея
Subscribe
promo rus_vopros сентябрь 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment