sanych56 (sanych56) wrote in rus_vopros,
sanych56
sanych56
rus_vopros

хазарский позор, Т. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке

интереснейший и доказательный материал про правительствои СССР-ии во второй гражданской горячей войне

Оригинал взят у hutun в Т. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке
Со школьных лет знал про существование этого документа, но раньше не видел его оригинал и точные формулировки.






1941 Проект Постановления ГКО "Об эвакуации столицы СССР г. Москвы
Кликните здесь для просмотра описания документа. Вот расшифровка текста проекта Постановления:

Постановление Госуд. Комитета обороны "Об Эвакуации столицы СССР г. Москвы"

Ввиду неблагополучного положения в районе Можайской оборонительной линии, Государственный Комитет Обороны постановляет:
1. Поручить т. Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в г. Куйбышев. (НКПС - т. Каганович обеспечивает своевременную подачу составов для миссий, а НКВД - т. Берия организует их охрану).
2. Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Совета, а также Правительство во главе с заместителем председателя СНК т. Молотовым (т. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке).
3. Немедля эвакуироваться органам Наркомата Обороны и Наркомвоенмора в г. Куйбышев, а основной группе Генштаба - в Арзамас.
4. В случае появления войск противника у ворот Москвы поручить НКВД - т. Берия и т. Щербакову произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также все электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию).

Председатель Государст. Комитета Обороны И. Сталин
15.10.41





Это был проект Постановления ГКО, а итоговое Постановление выглядит вот так:

1941 Постановление ГКО №801сс от 15 октября 1941
Кликните здесь для просмотра описания документа.

Обращает на себя внимание формулировка: "т. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке". Иными словами, по этому Постановлению эвакуация Сталина - это был вопрос уже решенный.

Похоже, что немцы к этому времени уже чувствовали себя хозяевами города. Впечатляет точность карт Москвы, которые были подготовлены к началу их похода на Москву. На полях немецких карт обозначены практически все основные предприятия города - такого не встретишь на отечественных картах тех времен.

Немецкий план центра Москвы, 1941 год
Кликните изображение или здесь для просмотра карты в деталях.
Кликните здесь для просмотра описания карты.

Немецкая карта всей территории Москвы, 1941 год
Кликните изображение или здесь для просмотра карты в деталях.
Кликните здесь для просмотра описания карты.

А у Москвы на этот счет были свои планы - оборона планировалась по всей основной территории города, вплоть до установки пулеметов на Пушкинской площади и орудий на Бульварном кольце.

Схема инженерных сооружений Московского укрепленного района
Кликните изображение или здесь для просмотра карты в деталях.
Кликните здесь для просмотра описания карты.

Хотя нельзя не отметить, что представленная выше Схема инженерных сооружений Московского укрепленного района датирована 14 января 1942 года, то есть этот план был подготовлен значительно позже Постановления об эвакуации столицы. Странно это как то.



Оригинал взят у waldemar_betz в Позор Москвы
Originally posted by kamerad_791 at Позор Москвы
В Москве появился новый городской праздник – День начала контрнаступления советских войск под Москвой в 1941 году, отмечать его будут 5 декабря. Соответствующе предложение мэра Сергея Собянина единогласно поддержали депутаты Мосгордумы.

Но есть истории, которые нынешние патриоты не очень-то любят вспоминать. 16 октября 1941 года, например, стал днем позора. Это был день, когда сталинские жидобольшевики, думая только о спасении собственной шкуры, практически бросили город на произвол судьбы. И очень многое, что связано с этим днем, все еще тщательно скрывается от людей.

2 октября 1941 года Вермахт перешел в решающее наступление. Советскую оборону, сооруженную под руководством большевистских комиссаров, немцы прорвали с легкостью. Кремлевский генацвале вовремя не разрешил войскам отойти, и к 6 октября четыре армии Западного и Резервного фронта, соединения Брянского фронта (в общей сложности полмиллиона красноармейцев) попали в окружение западнее Вязьмы. Других войск, способных преградить Вермахту путь на Москву, в распоряжении Сталина не было. Тогда грузин запаниковал и решил, что Москву не удержать.

Днем 15 октября Сталин собрал политбюро и сказал, что всем нужно уже вечером эвакуироваться, а сам он уедет на следующее утро. Еще он распорядился подготовить к взрыву основные промышленные предприятия и другие важнейшие объекты города.

Еще 9 октября комиссар госбезопасности 3-го ранга Серов представил Сталину список из 1119 предприятий города и области, которые предполагалось вывести из строя. Предприятия военного значения намеревались взорвать, остальные — ликвидировать «путем механической порчи и поджога». 10 октября взрывчатые вещества были доставлены по местам назначения. Уничтожению подлежали хлебозаводы, холодильники, мясокомбинаты, вокзалы, трамвайные и троллейбусные парки, мосты, электростанции, а также здания ТАСС, Центрального телеграфа и телефонные станции... Иначе говоря, жизнь в городе должна была стать невозможной. На население, которое возможно будет вынуждено остаться в городе в предверии наступающей зимы, жидобольшевикам было наплевать.Саперные работы велись секретно от москвичей. Подготовку вели чекисты. Руководил столичным управлением НКВД старший майор госбезопасности Журавлев.

В июле 2005 года, разбирая фундамент гостиницы «Москва», рабочие нашли взрывчатку — около тонны тротила. Не было ни детонаторов, ничего другого, чтобы привести взрывчатку в действие. За это время тротил разложился и перестал быть опасным. Но если бы постояльцы знали.... Было бы весело!

Когда слухи о том, что Сталин с приспешниками должны покинуть Москву, распространились по городу, началась паника. Стала ясна слабость, трусость жидобольшевистских начальничков.... Организованная эвакуация превратилась в повальное бегство. Начальнички думали только о спасении собственной шкуры, бежали с семьями и личным имуществом и бросили огромный город на произвол судьбы. Жизнь в городе остановилась. Утром 16 октября 1941 года в Москве впервые не открылось метро.

Многие начальнички, загрузив служебные машины своими вещами и продуктами, пробивались через контрольные пункты или объезжали их и устремлялись на Рязанское и Егорьевское шоссе. Народ увидел, что большевики грузят свое имущество и бегут. Все поняли, что Москву не сегодня завтра сдадут. Люди в страхе бросились на Казанский вокзал и штурмовали уходившие на восток поезда. Самым тревожным было полное отсутствие информации. Власть, занятая собственным спасением, забыла о своем народе. Во второй половине дня 16 октября в городе начался хаос. Разбивали витрины магазинов, вскрывали двери складов.

Начальник Московского управления НКВД старший майор госбезопасности Журавлев докладывал начальству: «16 октября 1941 года во дворе завода «Точизмеритель» им. Молотова в ожидании зарплаты находилось большое число рабочих. Увидев автомашины, груженные личными вещами работников Наркомата авиационной промышленности, толпа окружила их и стала растаскивать вещи. Разъяснения находившегося на заводе оперработника Молотовского РО НКВД Ныркова рабочих не удовлетворили. Ныркову и директору завода рабочие угрожали расправой…
Группа лиц из числа рабочих завода № 219 (Балашихинский район) напала на проезжавшие по шоссе Энтузиастов автомашины с эвакуированными и начала захватывать их вещи. Было свалено в овраг шесть легковых автомашин. Помощник директора завода, нагрузив автомашину большим количеством продуктов питания, пытался уехать с заводской территории. Однако по пути был задержан и избит рабочими завода…
На Ногинском заводе №12 группа рабочих напала на ответственных работников одного из главков Наркомата боеприпасов, ехавших из города Москвы по эвакуации, избила их и разграбила вещи».

Масла в огонь подбавила информация о том, что заводы заминированы и могут быть взорваны:
«На заводе №8 около тысячи рабочих пытались проникнуть во двор. Отдельные лица при этом вели резкую контрреволюционную агитацию и требовали разминировать завод. Отправлявшийся с завода эшелон с семьями эвакуированных разграблен…
В Мытищинском районе толпой задержаны автомашины с эвакуированными семьями горкома партии. Остановлено девять машин. Вещи с машин сняты. Выслана одна рота истребительного батальона. По городу расставлены патрули…
На заводе № 58 со стороны отдельных рабочих имели место выкрики «Бей коммунистов!». Рабочие были впущены в минированные цеха для получения зарплаты. Узнав, что они находятся в минированных цехах, рабочие подняли скандал. Завод получил от Ростокинского райкома ВКП(б) распоряжение продолжить работу, но большинство рабочих в цехах не остались».

Один из очевидцев записал свои наблюдения:

«16 октября 1941 года войдет позорнейшей датой, датой трусости, растерянности и предательства в историю Москвы… Опозорено шоссе Энтузиастов, по которому в этот день неслись на восток автомобили вчерашних «энтузиастов» (на словах), груженные никелированными кроватями, кожаными чемоданами, коврами, шкатулками, пузатыми бумажниками и жирным мясом хозяев всего этого барахла…»

Писатель Аркадий Первенцев тоже пытался уехать из города вместе с семьей. Машину остановили, его с женой вытащили из кабины: «Красноармейцы пытались оттеснить толпу, но ничего не получилось. Толпа кричала, шумела и приготовилась к расправе. Я знаю нашу русскую толпу. Эти люди, подогретые соответствующими лозунгами 1917 года, растащили имения, убили помещиков, бросили фронт, убили офицеров, разгромили винные склады…
Армия, защищавшая шоссе, была беспомощна. Милиция умыла руки. Я видел, как грабили машины, и во мне поднялось огромное чувство ненависти к этой стихии».

Страх, вспоминали очевидцы, овладел москвичами: «Выходя утром на улицу, они с тревогой всматривались, стоит ли на посту на площади милиционер или уже немецкий солдат». Далеко не все москвичи боялись прихода немцев. Историк литературы Эмма Герштейн вспоминает, как соседи в доме обсуждали вопрос: уезжать из Москвы или оставаться? Собрались друзья и соседи и уговаривали друг друга никуда не бежать: «Языки развязались, соседка считала, что после ужасов 1937-го уже ничего хуже быть не может.

Профессор Леонид Иванович Тимофеев запечатлел приметы тех дней:
«В очередях и в городе — резко враждебное настроение по отношению к старому режиму: предали, бросили, оставили. Уже жгут портреты вождей... Национальный позор велик. Пока нельзя осознать горечь еще одного и грандиозного поражения — не строя, конечно, а страны. Опять бездарная власть...»

Аркадий Первенцев записал в дневнике:
«В ночь под 16 октября город Москва был накануне падения. Если бы немцы знали, что происходит в Москве, они бы 16 октября взяли город десантом в пятьсот человек. Сотни тысяч распущенных рабочих, нередко оставленных без копейки денег сбежавшими директорами, сотни тысяч жен рабочих и их детей, оборванных и нищих, были тем взрывным элементом, который мог уничтожить Москву раньше, чем первый танк противника прорвался бы к заставе. Да, Москва находилась на пути восстания! И 16 октября ни один голос не призвал народ к порядку».

Москвичи вспоминали потом:
«Кругом летали, разносимые ветром, клочья рваных документов и марксистских политических брошюр. В женских парикмахерских не хватало места для клиенток, «дамы» выстраивали очередь на тротуарах. Немцы идут — надо прически делать». Вечером 16-го и весь день 17 октября во многих дворах рвали и жгли труды Ленина, Маркса и Сталина, выбрасывали портреты и бюсты вождя в мусор.

В Москва не отапливалась. Закрылись поликлиники и аптеки. Отделы кадров жгли архивы, уничтожали личные документы сотрудников и телефонные справочники.

Пример жидобольшевистского идиотизма: «Решили уничтожить все бумаги, относящиеся к электричеству. И все служащие старательно жгли и рвали карточки абонентов. В Москве 940 тысяч счетчиков, на каждом имеется несколько картонных карточек с указанием сумм, подлежащих уплате, фамилии и адреса. Если бы эти документы и достались немцам, они им ничего не сказали бы секретного! Но все же это все разорвано, причем у рвавших руки были в мозолях, а собрать потом плату за сентябрь, октябрь и начало ноября оказалось невозможно, так как неизвестны показатели счетчиков, записанные в последний раз и уничтоженные».

Зато не уничтожили действительно секретные документы, которые никак не должны были попасть к немцам. Секретариат горкома и обкома партии распорядился вывезти из Москвы документы особой важности. И что же? Сотрудники обкома и горкома партии убежали из столицы и 17-го вечером были уже в безопасности, в Горьком. Свой багаж они прихватили с собой, а документы потеряли. 18 октября заместитель наркома внутренних дел Иван Серов доложил Берии: «Сегодня, в 15 часов, при обходе тоннеля Курского вокзала работниками железнодорожного отдела милиции было обнаружено тринадцать мест бесхозяйственного багажа. При вскрытии багажа оказалось, что там находятся секретные пакеты МК ВКП(б), партийные документы: партбилеты и учетные карточки, личные карточки на руководящих работников МК, МГК, облисполкома и областного управления НКВД, а также на секретарей райкомов города Москвы и Московской области».

А что? Хороший был бы материал для немецких спецслужб... Полный список клиентов спецраспределителей...

Трусость должностных лиц большевистского режима поражала. В тот же день, 18 октября, начальник управления милиции Москвы Романченко доложил заместителю наркома Серову: «Распоряжением Московского комитета ВКП(б) и Московского Совета о расчете рабочих предприятий, кои подлежат уничтожению, и об эвакуации партийного актива жизнь города Москвы в настоящее время дезорганизована… Районные комитеты партии и райсоветы растерялись и фактически самоустранились от управления районом… Считаю необходимым предложить горкому партии временно прекратить эвакуацию партийного актива».

Опозорилось начальство всех рангов. Вот секретная справка горкома партии: «Из 438 предприятий, учреждений и организаций сбежало 779 руководящих работников. Бегство отдельных руководителей предприятий и учреждений сопровождалось крупным хищением материальных ценностей и разбазариванием имущества. Было похищено наличными деньгами за эти дни 1 484 000 рублей, а ценностей и имущества на сумму 1 051 000 рублей. Угнано сотни легковых и грузовых автомобилей».

Страх охватил и аппарат ЦК ВКП(б). Заместитель начальника 1-го отдела НКВД старший майор госбезопасности Шадрин, отвечавший за охрану руководителей партии и правительства, доложил заместителю наркома внутренних дел Всеволоду Меркулову, что обнаружили чекисты в брошенном здании ЦК: «Ни одного работника ЦК ВКП(б), который мог бы привести все помещение в порядок и сжечь имеющуюся секретную переписку, оставлено не было. Все хозяйство оставлено без всякого присмотра. Оставлено больше сотни пишущих машинок разных систем, 128 пар валенок, тулупы, 22 мешка с обувью и носильными вещами, несколько тонн мяса, картофеля, несколько бочек сельдей, мяса и других продуктов. В кабинетах аппарата ЦК царил полный хаос. Многие замки столов и сами столы взломаны, разбросаны бланки и всевозможная переписка, в том числе и секретная, директивы ЦК ВКП(б) и другие документы. Вынесенный совершенно секретный материал в котельную для сжигания оставлен кучами, не сожжен. В кабинете товарища Жданова обнаружены пять совершенно секретных пакетов...»

И сегодня эти правопреемнички обосравшихся большевиков решили установить праздник. Праздник освобождения от страха... От липкого страха перед наступающим национал-социализмом.

Но ведь он еще придет. Не так ли?
Tags: антиэлита, вторая гражданская, коба, ссср-ия
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments