June 7th, 2021

checkered

Мы говорим Нет геноциду Русского Народа и чудовищным преступлениям путинщины



Можно ли считать Родиной страну, которая  не может даже возмутиться?

В. Даватц

promo rus_vopros сентябрь 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
checkered

Владимiръ Христiановичъ Даватцъ

«Было безумием надеяться одолеть несколькими полками красноармейские массы, безумием было начинать Кубанский поход, безумием было идти на Москву, безумием было защищать Крым, безумием было упрямо сохранять армию в лагерях Галлиполи и Лемноса – но только благодаря этому безумию мы можем не краснеть за то, что мы русские».

138 лет назад, 6 июня 1883 г. родился русский ученый, участник Белого движения и публицист Владимир Христианович Даватц.

В годы Второй мiровой войны Даватц вступил в Русский Корпус, один из его сослуживцев вспоминал: «Трудно представить себе лучший пример бескорыстного и любовного служения нашей идее, нежели дал этот поэт и писатель. В преклонном возрасте, чуждый военной жизни, он бросил мирную и довольную жизнь и вступил в ряды нашего Корпуса – рядовым. Добросовестно переносил все тяготы боев и походов и решительно отказывался от каких бы то ни было «привилегированных» должностей, будь то в штабе, канцелярии или в складе. Тяжело было старику, но дух сознания необходимости жертвы, подвига и долга никогда не покидал его...».

«Готовы ли мы бороться с коммунизмом до последней капли крови, не щадя своей жизни и тогда, когда этот коммунизм надел личину Святой Руси?» – Владимир Даватц о Русском Корпусе в 1943 году.

Русский Охранный Корпус уже принят в состав Вооруженных сил Германии. Остается последний акт: чтобы каждый из нас в отдельности был инкорпорирован в число ее воинов. Этот момент есть момент присяги.
Присяга уже близко – через несколько дней. Спешно повторяются ружейные приемы, построения, – все, что нужно для внешнего выполнения этого обряда. Но надлежит подготовиться к нему и внутренне, потому что этого акта требуют от нас добровольно, следовательно, с полным сознанием его значения и его последствий.
Юридические последствия присяги известны: нарушение ее сурово карается специальными законами. Но моральные последствия не менее велики. Мы входим в германскую армию как Русский Охранный Корпус. Никто не требует от нас отречения от нашего русского лица.
Присяга требует от нас короткого и ясного ответа: готовы ли мы бороться с коммунизмом до последней капли крови, не щадя своей жизни и тогда, когда этот коммунизм надел личину Святой Руси?
Я припоминаю один сон, который неоднократно появлялся в моей жизни. Я встречаюсь с дьяволом, классическим дьяволом с рогами и хвостом. Но мне не страшно: у меня в руках крест, и я знаю, что перед ним дьявол безсилен. Я закладываю руку с крестом за спину, смело подхожу к дьяволу и в упор, перед самым его лицом, простираю крест.
Дьявол спокойно поднимает руку – и через секунду я вижу, что я обезоружен и крест сияет у него в лапах. От ужаса я просыпаюсь. Теперь надлежит продолжить этот сон. Не кричать от ужаса надо при виде этой картины, а вызывать в себе уверенность, что вещественный крест может взять в руки и сам дьявол, но он безсилен против креста невещественного, который выжжен в нашем сердце. Надо быть уверенным в правде блоковских «Скифов» и во лжи блоковских «Двенадцати»: это правда, что скифская орда собирается уничтожить Европу, и это ложь, что Христос предводительствует бандой убийц.
И потому повторяю слова присяги: готов бороться против коммунизма всегда и везде, под какой бы личиной он ни выступал, готов до последней капли крови бороться под командой Верховного вождя, который начал с этим коммунизмом не словесную, но настоящую борьбу.
Присяга, которая предстоит, имеет еще одну замечательную деталь: мы даем ее не тогда, когда жалкие люди бежали за германской колесницей, а тогда, когда эти люди, испуганные успехами Советов, уже помышляют о том, как перекраситься скорее в защитный цвет.
Нет, вне временных успехов или неудач даем мы наше торжественное обещание. Не соблазняемся мы выгодами, которые проистекали бы от победы германского оружия: для нас одинаково соблазнительно триумфальное вступление в Париж и трагический конец Сталинграда! И там и здесь блистало торжество человеческого духа, и там и здесь звучала непреклонная воля...
Дух вместо материи, воля вместо расхлябанности, – вот что создает новую историю, вот что гарантирует ее не временный, но постоянный успех. Успех этот несомненен. А увидим ли мы его своими смертными очами – это небольшая деталь, незначащая подробность, которая не должна входить сколько-нибудь заметным фактом в воинскую психику: присяга солдата должна быть независима от сегодняшнего дня.
А потому, размышляя над текстом присяги, говорю известными словами Лютера: «На этом я стою, иначе не могу, Господь Бог да поможет мне!»

В. Х. Даватц. Газета «Ведомости Русского Охранного Корпуса в Сербии», Белград, № 63 от 3 марта 1943 года, стр. 2.




В. Х. Даватц (выделен на фото и увеличен), возле его левой руки, во френче военного образца, сидит С. Н. Палеолог, рядом с ним баронесса М. Д. Врангель. Югославия, 1925 г.

https://sergedid.livejournal.com/558165.html