June 21st, 2018

checkered

АВТОРЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ (3)

Михаил Ардов в своей книге «Легендарная Ордынка» упоминает о Льве Никулине:

Советский писатель, один из самых маститых, «поваренный в чистках, как соль» Лев Никулин был одним из завсегдатаев Ордынки. Человек притом он был довольно нелюдимый, при посторонних вообще молчал. Наш отец, пожалуй, был единственным человеком, с которым Никулин позволял себе откровенничать. Ардов говорил о нём:

— Это — ужаснувшийся.

Так отец называл тех людей, которые сами чудом уцелели в тридцатых и сороковых годах, чьи близкие и родные погибли при терроре, и кто стал от этого сверхосторожным — даже при менее свирепых, чем Сталин, его преемниках.






«…На десятилетия вперед за сотрудниками органов прочно закрепилось название чекисты. Иными словами, история, опыт и традиции, которые отражаются в этом наименовании, не ограничиваются только периодом существования ВЧК или […] “карающего меча революции”. Она гораздо шире. И открещиваться от слова “чекист” – это все равно что предавать забвению поколения наших предшественников».
Генерал А.В. БОРТНИКОВ,
директор ФСБ РФ.



Фильм Фридриха Эрмлера «Перед судом истории» был не единственным проектом использования старого эмигранта и многолетнего узника ГУЛАГа. Практически одновременно с ним те же структуры предприняли еще одну попытку.
В 1967 г. вышел другой фильм, на этот раз художественный, снятый, однако, в документальной манере – «Операция “Трест”». Картина была основана на романе, автор которого Лев Никулин встречался и консультировался с В.В. Шульгиным.
Участие и в этом проекте владимiрских чекистов видно хотя бы из того, что свое развернутое письмо автору романа Льву Никулину от 22 апреля 1963 г. Василий Витальевич диктовал стенографистке, предоставленной ему заместителем начальника УКГБ по Владимiрской области полковником В.И. Шевченко, о котором мы писали в первом нашем по́сте.
При этом следует учитывать, что операция «Трест» была весьма болезненной для В.В. Шульгина. По существу она обернулась для него уходом из политической жизни. Допрашивавшим его в 1945 г. следователям госбезопасности он заявил: «“Трест” был разъяснен как политическая провокация. Значит, меня обманули, как ребенка. Дети не должны заниматься политикой».
Что касается автора романа, то он был человеком всё из той же когорты, что и описанные нами ранее сотрудники поневоле Василия Витальевича.
Родился он в черте оседлости, в Житомире, в семье актера Вениамина Олькеницкого, иудея, перешедшего в лютеранство, и Сабины Розенталь.
Сын их Лев, закончив сначала коммерческое училище в Одессе, а затем Московский коммерческий институт, не избрал торговую или актерскую стезю, сообразив, что, держа нос по ветру и заведя нужные связи, гораздо выгоднее продавать слово.
Государственные перевороты в России в 1917 г., сначала февральский, а затем и октябрьский, предоставили таким, как он, большие возможности.
Названия первых его книжек, вышедших в это время, говорят сами за себя.



Издательская обложка первой книжки Льва Никулина (укрывшегося под псевдонимом «Анжелика Сафьянова») «О старце Григории и русской истории. Сказка наших дней». Москва. Книгоиздательство «Свобода». 1917.


Издательская обложка книги «О русской разрухе и Гессенской мухе. Политическая сказка Льва Никулина». Москва. Типография товарищества «Кооперативный мiр». 1917.

Collapse )

promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
checkered

Игорь Шафаревич

Из Вики:
"И́горь Ростисла́вович Шафаре́вич (3 июня 1923, Житомир — 19 февраля 2017, Москва) — советский и российский математик, доктор физико-математических наук, профессор, академик РАН (1991, член-корреспондент АН СССР с 1958)[2][3]. Основные труды посвящены алгебре, теории чисел и алгебраической геометрии. Лауреат Ленинской премии. Известен также как диссидент, публицист, общественный деятель."

Однако самым главным делом жизни Игоря Шафаревича был поиск русской идеологии Третьего пути. Он, помимо теории "малого народа", высказал много ценных идей по проблематике Русского возрождения, которые ещё по достоинству не оценены нашей патриотической общественностью.



Игорь Шафаревич. Русский гений

(Хороший очерк основных вех идеологических поисков академика Игоря Шафаревича)


Главным для Игоря Ростиславовича Шафаревича был вопрос — что будет с Россией в условиях
глобальной трансформации мира?
И.Р. Шафаревич родился 3 июня 1923 года на Украине. Еще в юности проявились его феноменальные способности: в 17 лет заканчивает мехмат МГУ, в 19 защищает кандидатскую диссертацию. В 23 года он уже доктор математических наук, а к 36 – член-корреспондент Академии наук СССР и лауреат Ленинской премии. С середины 50-х Шафаревич один из самых крупных математиков мира. Член академий наук Италии, Германии, США (вышел в знак протеста против агрессии в Ираке), Лондонского королевского общества. «Моцартом математики» называют его коллеги. Однако математика лишь одна из граней уникального таланта Шафаревича. «Двудюжий Шафаревич», по выражению Солженицына, не оставляя математики, вступил и на совершенно иной путь деятельности. В 1955 году он поддержал протест ученых-биологов и подписал знаменитое «Письмо трехсот» в ЦК КПСС против лысенковщины. В 60-е годы начинается активная правозащитная деятельность Шафаревича. Александр Солженицын: «Шафаревич вступил и в сахаровский Комитет Прав: не потому, что надеялся на его эффективность, но стыдясь, что никто больше не вступает, но не видя себе прощения, если не приложит сил к нему».
В те годы у диссидентского движения СССР было три признанных столпа – Сахаров, Солженицын и Шафаревич. Однако очень скоро между Шафаревичем и диссидентством образовалась пропасть. И причиной тому стал «русский вопрос». Принципиально отличие своей правозащитной деятельности от типично диссидентской Шафаревич очень точно раскрыл в статье «Феномен эмиграции»:«Был даже сформулирован тезис, что среди всех «прав человека» право на эмиграцию — «первое среди равных». <…> Когда бесправное положение колхозников, поездки на автобусах в Москву за продуктами, полное отсутствие врачебной помощи в деревне — все это признавалось второстепенным по сравнению с правом на отъезд тонкого слоя людей, то здесь было не только пренебрежение интересами народа в целом, здесь чувствовалось отношение к народу как чему-то мало значительному, почти не существующему».
Collapse )