April 30th, 2017

checkered

Чудовищные корни путинщины. Поколение предателей. Открытое письмо Кириенко

Оригинал взят у ukhudshanskiy в Чудовищные корни путинщины. Поколение предателей. Открытое письмо Кириенко
Оригинал взят у [profile] wiserod в Открытое письмо Кириенко, которое отказалось публиковать Эхо Москвы

Здравствуй, Сережа!
Ты, наверное, меня уже не помнишь. Хотя забыть меня невозможно. Тебе твой и мой бывший дружбан Леша Лихачев, наверняка об этом говорил.
Мы ведь с тобой знакомы еще по комсомолу. Конечно, сейчас не в моде вспоминать Родина, сейчас в моде клясться в любви к Родине, как это, например, делали Вороненков и Максакова.
Вот ты стал Заместителем не хухры мухры, а цельного руководителя АП. И что изменилось? Навального опять поливают зеленкой. Но ты, типа, тут не при чем.
А вообще ты при чем? Ты что могешь? Сурово брови насупить? Так, чтобы не вздохнуть, ни пёрнуть? Изобразить из себя либерала? Типа: щазз, все порешаю? Кому ты вообще на фиг нужен?
Ок, я , когда Сережа Лобастов, ну ты его знаешь, начальник отдела ВЛКСМ, попросил меня сделать музей И.Н. Ульянова в Петряксах, то я пошел и сделал. А что ты пошел и сделал? Впечатление?
На кого оно рассчитано? На взбалмошных дамочек?
Когда у меня упал бизнес, я старался не отсвечивать. Ты, когда уронил всю страну, поехал поплавать к берегам Австралии. Ну, молодец, чо!
Наш друг общий Леша Лихачев, ныне сторожевой пес, сторожащий твои капиталы, наверняка не любит меня. Я плохой. Я не уволил работников, 300 человек, а пытался за счет кредитных средств им выплатить зарплату. Негодяй, чо! А ведь выплатил.
А ты поднял цены своим дефолтом и поехал купаться. Не я виноват, а государство мне дало. Так?
Что вы шарахаетесь от меня, как от прокаженного? Ах, да. Даже в Хаббард-колледже ты был только вторым. Первым был я.

Может, извинишь? Нет? Кого, как не тебя вытащил Немцов, и ты его тут же предал. Мне Боря ничего хорошего не сделал и все же я провожу Немцовские чтения, а Кириенковские проводить не буду. Потому что ничего ты в жизни не сделал. Предал Борю, как и все его предали, кроме кучки людей и, в общем все твои достижения. Ах, да: сурово брови мы насупим. Производить впечатления ты умел всегда.
Дима Аржанов, мой друг, который владеет половиной энергетики РФ, обещал мне помощь в пропагандирование Немцова. А потом отказал. Вы – поколение предателей.
Конечно, что можно, так убить меня. Как Немцова. Никому не мешал. Убили.
да, и никогда ты айкидо не занимался. Опять вранье. Хочешь? Выйдем на ринг и проверим? Слабо?



Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7219134.html


promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
checkered

О блядях, шестидесятниках и Шпаликове

Оригинал взят у ukhudshanskiy в О блядях, шестидесятниках и Шпаликове
Оригинал взят у [personal profile] koka_lermont в О блядях, шестидесятниках и Шпаликове
Оригинал взят у [profile] amiram_g в О блядях, шестидесятниках и Шпаликове
По поводу того, что Геннадий Шпаликов, написавший крайне мало, определил во многом всю так называемую лирику оттепели.
Я вообще не считаю оттепель однозначно хорошим периодом. Оттепель, это когда людям выдали убогие квартирки в бетонных пятиэтажных гробах, где рослый человек, севший какать, не мог плотно затворить дверь туалета, потому что коленки упирались, показали папуасов на Фестивале молодёжи и студентов, дали майонез, пирожные эклер, пирожки с ливером и песенки Ларисы Мондрус и Мулермана - но взамен отняли многолетнюю мечту.
Когда же кретины с завода, почесав головы, вдруг решили, что их мечта стоит дороже, товарищ Хрущёв в Новочеркасске, щёлкнув пальцами, показал - их мечта намного дешевле даже одного-единственного майонеза, и тогда дети рабочих кинулись фарцевать и блядовать.
Оттепель - это танцплощадка, где Аксёнов в заблёванном жёлтом галстуке выделывает коленца, Козёл лабает на саксе, Галич тихонько продаёт Окуджаве батон сервелата, Нагибин скачет с обоссавшейся Ахатовной, а в стороне бухой Евтушенко, покачиваясь, с пафосом говорит дружинникам:
- Я не поял, я рууский поэт, я рууский человек, какой такой штраф? В кааалхозе конь мой розоваай!
Удивительно, но весь этот праздник пошляков, вся эта фиеста мышей после смерти кота - нам, с подачи всех этих мышей и пошляков, представлялась, как заслуженный отдых после невообразимых трудов предыдущих десятилетий, только вот незадача - те, кто в предыдущие десятилетия трудился, так и продолжил, сцепив зубы, вкалывать, а скакали как раз те, что даже в самые жёсткие времена Сталина, в самый разгар войны - ошивались с блядями по Асториям.
А что Шпаликов? Шпаликов, видимо, не умел врать, не смог он, как син двух дрэвних мудрих кавказских народов Булат Шалвыч, с двумя кукишами за спиной, блеять про косточки и хуёсточки, помогать брежневским крысам дурить плебс, регулярно катаясь за границу,  и набивая комиссионку привозным барахлом.
Не смог так Шпаликов, и убил себя - а эти паразиты продолжили дискотеку, а потом переехали в страны получше.

У меня "эстрадники-шестидесятники" (копирайт Караулова) вызывают то же отношение, что и коммунисты брежневской поры - этим, как и тем, не нужно было кидаться на колючую проволоку, партизанить и глядеть в глаза смерти. Как и коммунисты последней генерации, жирные, похожие на разбогатевших крестьян, с колодками орденов за пущенные домны, евтушенки, эти хозяйственники от поэзии, не заставшие войны, а заставшие - бесконечные рестораны, угощения, поэтический чёс по колхозам и автономным республикам "вот уважаймы аксаккалы просят вас пирсесть за их столик, пакушать, отказать нельзя, неуваженье получится".
Все они умерли пожилыми и богатыми, никто не мучился, как Багрицкий или Слуцкий, никто не писал кровью - да и зачем, когда нужно воспевать мир и социализм, и за это получать достойное вознаграждение? Вознесенский, например, самый бездарный из всех, умер в квартире высотки на Котельнической набережной, по соседству с Машей Слоним, Раневской и автором "кантаты о Сталине" Вано Мурадели, (Евтушенко, по слухам, тоже владел там жилплощадью, но умереть предпочёл в Америкэ-мамэ)
Никто из них не рефлексировал мучительно, не грыз вены, не убивал себя спиртным, а пил столько, сколько нужно для получения эйфории, все они прошли благополучно "ревущие сороковые" и достались неоплазмам и прочим болезням пожилого возраста.
И только Шпаликов смотрел смерти в глаза - пил страшно, лазил по водосточным трубам, женившись на суперзвезде тогдашнего кино, красотке Инне Гулой, бил её, сбегал из психушек, повесился в 37 лет.

А вообще шестидесятники - это первая версия русского поэта, которую можно назвать по-западному успешной.

Текст дан с незначительными сокращениями. Ukhud



Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7219252.html



checkered

ЖЫДЫ

Оригинал взят у koka_lermont в ЖЫДЫ
Оригинал взят у amiram_g в ЖЫДЫ
В конце 90-х я попал на выступление поэтов. Что значило "поэтов"?, О, для меня много, хоть я тогда и совсем не писал стихов. Да и не думал о них вовсе. Хоть и пейсал графоманский роман. Который - тема отдельного разговора.

Ну, в общем, попадаю я на поэтический вечер. С одной своей хорошей знакомой, вкусу которой я вполне доверял - очень образованной девушкой, и была она русской, интеллигентной и одержимой быдлофобией.
А выступали там поэты (я тогда так думал, что поэты) - псой короленко и лев рубинштейн. Я, по тогдашней неискушённости своей, не знал, что Псой - старинное имя египетского святого, и решил, что это придуманное слово, причём создано оно методом скрещенья пса и его лая. Ах, как гениально, подумал я тогда.
Кансерт сей был в каком-то заведении в центре, уже и не помню, в каком.
Первое время я слушал плохо, в основном беседовал со своей знакомой, иногда, правда, улавливал какие-то фразы, летевшие со сцены, причём фразы были так себе, один читал, другой вообще - типа пел.
- Ах, какие вы молодцы, евреи! - вещала интеллигентная русская девушка, - в такое время, когда все стали угрюмыми, когда все наплевали на культуру, стали лавочниками, стали бандитами, вы СТИХИ пишете и читаете! Как я вас уважаю!
Я был вполне согласен, и тоже преисполнялся, что называется.
- Если бы не евреи, где были бы мы все? Семки бы лузгали! Что мы без Бродского, без Пастернака? Кто мы и что мы сами по себе? Мы же быдло на 90%!  Пьянь! Сволочь! Пролетарьят! Плуги! - говорила знакомая, затягиваясь сигаретами "Житан", она курила именно эту марку крепчайших, и, по моему мнению, абсолютно быдляцких сигарет.
Меня подобное самоуничижение не удивляло, я от этой знакомой частенько слушал подобные речи, и, признаться, был с ней согласен. Единственное, внутренний редактор в моей голове заменял "евреи" на "ашкеназские евреи". Кстати, по манере говорить, и даже немного внешне, эта моя знакомая дико напоминала "одну доцента" из фильма "Покровские ворота", ну помните, наверное, "ах, я вся такая спонтанная".
Периодически мы шумно аплодировали "поэтам". Я говорил что-то умное, причём, старался. Я был в тот момент Хоботовым, наверное. Я Вийона помянул, помнится, Лотреамона и Уайлда.

Мы заказали чего-то там, в том числе, и водки, платила знакомая, она была из хорошей и небедной семьи процветающих докторов.
[Spoiler (click to open)]
Я выпил рюмку и ещё рюмку. А потом и третью рюмку. И тут я вслушался, потом - пригляделся. На сцене были двое - похожий на больную раком мартышку рубинштейн и патлатый бомжеобразный бородач, одетый в какие-то невообразимые тряпки.
Бородач был как-то особенно мерзок - он напоминал институтско-общажного прощелыгу по кличке Хиппарь, стрелявшего по обыкновению мелочь у первокурсников.
- Ах, какие они милые, какие же интеллигентные, - не унималась знакомая, периодически глядя влюблёнными глазами сквозь изящные очёчки то на сцену, то на покорного слугу.
А на сцене читали. Это была даже не графомания, нет. Графомания, по мне, это тоже - некое творчество, а тут творчеством и не пахло. Это была чистой воды дурь, клоунада, отдавашая Привозом, вялыми корками, оставшимися от пресловутых гарбузов, чесноком и, как мне представилось, дешёвым портвейном из житомирского махАзина.
Во всём это не было ни малейшей породы, ни капли благородства, ни грамма вкуса, и, разумеется, не было ни на просяное зерно какого-либо таланта.
И я начал злиться.
- Дорогая О., видишь ли, это некая стилизация под самое низовую часть галутного представления о евреях, это некое карикатурное подстраивание под представление о еврейском, сожившееся у образованных городских русских...
- Ничего подобного, это здорово и круто!
- Ничуть это не круто, если честно, по мне так отвратительно.
- Ну, во первых, ты родом из провинции, и многого не понимаешь. Это во-первых. А во-вторых, ты немного завидуешь, потому что они на сцене, а ты - нет, хотя и безусловно, ты не менее талантлив! И, думаю, мы из тебя сделаем...
Тут моя знакомая, не договорив, кого там "они" из меня "сделают" чмокнула меня в щёчку.
- Знаешь, О., - сказал я спутнице после паузы, - у сомелье есть один замечательный аксессуар. Это такая леечка, в которой - мелко промолотая пыль. Они этой леечкой "поливают" бутылки с вином, чтобы придать тем завершённый антураж, некую детерминированность. Чтобы те соответствовали своему содержимому. Так вот, этим господам на сцене не хватает перхоти. В эпоху Head and shoulders перхоть становится редкостью, а им, для того, чтобы соответствовать тому, что они тут производят, нужно иметь такие леечки, с имитацией слущенного эпителия головы. Пусть перед выходом посыпаются, а то аутентичность страдает.
Знакомая просто окаменела.
- Что? Перхоть? Какая перхоть?
- Обыкновенная, - говорю. Та самая перхоть. А стихи эти просто говно. Мерзкое. Даже круче. Это мiserere.
- Кошмар? - мгновенно перевела с латыни моя знакомая, я же говорю, она была образованная девушка, даже на удивление.
- Да нет, в медицинском значении. Каловая рвота. Будешь на третьем курсе изучать. Да и вообще, это не евреи.
У знакомой выпучились глаза.
- Как не евреи? Это евреи! Это эти, не такие, как ты, это, как их, ашкеназы, вот, ты сам говорил! (Общаясь со мной, она стала немного разбираться в евреях).
- Это не евреи, это ЖЫДЫ! - сказал я.
- Ккккто? Жыжы... Что? - она стала заикаться.
- Пархатые. Гнусные. Чесночные. Местечковые. Жуликоватые. Из страшной антисемитской сказки.
- Какака...
- Из дер штюрмера! Из русского монархиста! Из протокола сионских мудрецов!
- Да как ты...
- Слава России! Достоевский! Гоголь! А у них - перхоть!
Моя знакомая вскочила, уронив стул, и бросилась к выходу.
Я её больше не видел, точнее, видел, конечно, издалека, в институте, она буквально висела на одном кучерявом Мише с лечфака, с фамилией то ли Фишман, то ли Шифман. Но никогда с ней не разговаривал.


5 мая в 10.00 на Братском некрополе проведут Крестный ход и панихиду по героям Первой мировой войны.

5-го мая 2017 года в 10.00 на сохранившейся территории Всероссийского военного Братского кладбища героев Первой мировой войны, расположенного близ Храма Всех Святых, что у метро "Сокол", состоится крестный ход и церковное поминовение участников Великой войны 1914-1918 годов. Об этом сообщает Синодальный отдел Московской Патриархии по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. Акция Памяти приурочена к кануну Дня Святого Георгия Победоносца - небесного покровителя Русского воинства. Сбор участников у входа на территорию Мемориального некрополя возле гранитного обелиска, на котором высечена надпись "Мемориально-парковый комплекс героев Первой мировой войны", расположенного со стороны Песчаной улицы в 300 метрах от Храма Всех Святых Патриаршего Подворья во Всехсвятском, что у метро "Сокол".



Collapse )
checkered

Чудовищные корни путинщины. Дешёвый гуманизм клянчующих хамов и растлителей народа

Оригинал взят у ukhudshanskiy в Чудовищные корни путинщины. Дешёвый гуманизм клянчующих хамов и растлителей народа
В 2011 году известный российский режиссёр Сокуров получил из рук японского консула в Санкт-Петербурге награду Японской империи — орден Восходящего солнца с золотыми лучами.
На церемонии награждения режиссёр настолько расчувствовался и проникся благодарностью за такую щедрую награду, что пожелал "отдать японскому народу прекрасные земли, принадлежавшие им", имея в виду, очевидно, Курильские острова.

Умница. Лично Сокурову не жаль и островов. Вообще ничего не жаль для Японии, которая так хорошо к нему относится. Ничего больше и не нужно для исчерпывающей характеристики — не Сокурова, нет, дался нам этот Сокуров, вы сначала хоть один фильм его попробуйте до конца досмотреть, а потом говорите, — а всей позднесоветского разлива так называемой гуманитарной интеллигенции.
У нас возник с незабвенной эпохи СССР такой особый образ "большого художника", "творца", который запросто так говорит с властелинами. Это Есенин, амикошонствующий с Блюмкиным и Троцким, Пастернак с Шолоховым, что звонят и пишут Сталину и открывают вождю глаза на всё, это Астафьев, который на короткой ноге с Лигачёвым, и Нэнси Рейган, гостящая на даче у Вознесенского. В последнем случае жаль лишь то, что не владела Нэнси русским и не смогла оценить графоманские творения хозяина, подчас оскорбительные для самой русской поэтической традиции.

Высшей точкой этого образа "я и цари", по мне, выступил стишок пожилого питерского стихотворца Кушнера, написанный по случаю его завтрака с жёнами президентов России и Франции. Признаться, мало встречалось в жизни подобной пошлости. Но Сокуров перебил напрочь и это. Превзошёл по всем статьям.
Он попросил за коллегу! За украинского осуждённого террориста Сенцова! Не кто-нибудь, а сам Большой Художник попросил! По праву своего таланта! И у кого! И как это было сделано! Гений, держа в руках статуэтку, почти не открывая рта, тревожным шёпотом, на всю страну, устроил небольшой сеанс клоунады, в том самом годном стиле, на какой только была, есть и будет советская интеллигенция способна!

И как ещё смонтирован был ролик! Показали лицо Розовского, на котором запечатлелся старческий ужас, потом — картинно напрягшегося Познера, потом снова Розовского, потом некоего неизвестного господина, сидящего в зале прямо в шляпе. В общем, создалось впечатление, что сейчас кто-нибудь крикнет "громят!", зал вскочит и, толкаясь, кинется врассыпную.

И невдомёк всей этой "интеллигентной" публике, что, если власть даст слабину и сыграет с ними в поддавки, пойдёт, короче говоря, на уступки этой методике давления, она, власть, признает, что является восточной деспотией, когда угодившие ей льстецы, танцоры и придворные поэты могут влиять на решения судов, а касты или близкие к власти этнические группы способны подменять само правосудие.
Я боюсь, что только безоглядное паразитирование на эстетике позднего СССР, ставшее хорошим тоном в наши дни, бесконечно продлевает жизнь всем этим мелким советским гремлинам, которые сначала жили, как у Христа за пазухой, при власти коммунистов, а потом на скорую руку налепили легенд о том, как их якобы преследовали.
Знаете, чего хочется?

Чтобы эти азиатские выходки наконец закончились. Чтобы все совестливые лицедеи из советских комедий, одержимые злокачественным гуманизмом ярмарочные комики, цирковые правозащитники, паяцы всех сортов и расцветок, доставшиеся нам в наследство от советской уродливой системы и вообще, той прежней, почившей в бозе страны, — перестали подличать, клянчить и хамить. Ведь действительно, не на шутку уже достали их дешёвые номера.

Амирам Григоров

Союз писателей СССР - банда высокооплачиваемых преступников и моральных вырожденцев
http://ukhudshanskiy.livejournal.com/5380377.html

Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7219740.html