?

Log in

No account? Create an account

Апрель, 9, 2013

там же полно всяких эстонских "РУССКИХ ФРОНТОВ" ,  неужели нельзя помочь человеку?
орфография и пунктуация автора сохранена без изменения ...

Читать далее в Русском ВопросеСвернуть )

promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…

мп охреневшая

так какая ж это русская церковь православная - это чаплино-сотанинская мп, чего ж Вы от них хотите !

Оригинал взят у nashenasledie в ой
Русская православная церковь призвала помогать мигрантам в адаптации к жизни в России и стимулировать их к участию в общественно-политической жизни страны. Об этом в понедельник, 8 апреля, сообщает РИА Новости со ссылкой на главу синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина.

На пресс-конференции, посвященной проблемам адаптации мигрантов, Чаплин назвал умение принимать новых людей признаком силы общества и одним из залогов его эффективного развития. По его словам, в случае успешного вовлечения мигрантов в жизнь страны Россия только выиграет.

В связи с этим Чаплин призвал не бояться новых членов общества, а помогать им адаптироваться. Для этого, считает представитель РПЦ, нужно активнее вовлекать мигрантов в политическую и общественную жизнь страны, чтобы они быстрее освоились и привыкли к жизни в новых для себя условиях.

Как уточняет ИТАР-ТАСС, Русская православная церковь уже открыла курсы для мигрантов в Ставрополе, Пятигорске, Хабаровске, в Ростове-на-Дону и в Краснодаре. В то же время присутствовавший на пресс-конференции представитель ФМС Анатолий Фоменко отметил низкую посещаемость этих курсов. При этом он добавил, что служба уделяет большое внимание сотрудничеству с религиозными организациями. В настоящее время ФМС уже заключила соглашения с 58 православными организациями и с 31 мусульманской.
полностью
спасибо за ссылку viking_nord
______________________________

ну ладно, одни  (и другие) проводят целенаправленную политику, не думая ни о своих гражданах, ни о надвигающейся ими же созданной катастрофе, ни в себе самих, в конце концов
Этот-то куда?

«Мы из Кронштадта»




Оригинал взят у pamsik в «Мы из Кронштадта»
Из рассказа «Что тебе снится… в час, когда утро встаёт над Невой. Санкт-Петербург. Кронштадт»

1723. Торжественная закладка Петром I каменной крепости – Кронштадт. Хочу сразу отметить, что, несмотря на всё вышесказанное, этот военный город-крепость НИКОГДА не был и не стал полноценным коммерческим портом. Да, корабли приходили, но здесь осуществлялась только погрузка-разгрузка. Торговый оборот порта был крайне незначителен, можно сказать – условен. Торговля здесь не прижилась.
Почему я это особенно подчёркиваю? Есть выражение «Чтобы духу здесь твоего не было» - так вот, мужественная энергия Кронштадта и торговый дух – это не совместимые понятия. Кронштадт – это военный порт, во-первых, во-вторых, и в-третьих и т.д.


Кронштадт – это странное, это редкое место, где ты испытываешь гордость. Вы давно испытывали это чувство? Понятно, что все слово это знают - в словаре можно посмотреть на букву «гэ» или газеты почитать, тв послушать, там постоянно пишут/вещают «гордость, гордость, мы русские, гордость нации». Но скажите честно - когда вы переполнялись этим чувством сами? Когда вы почувствовали сами, что это слово живое? Когда вы лично окрасили это слово своими эмоциями? Ну как же сказать это правильно?
Гордость, оказывается – это птица внутри тебя. Она расправляет крылья где-то на уровне сердца и души. Именно гордость за страну, за отчизну, за русских людей.
Вот когда это не звяканье копейки в пустом бидоне, а когда это слово бьёт вас током, становится тяжелым и отчётливым, когда оно наполняется смыслом.
Понимаете о чем это я ?
Кронштадт – это город, это мир сильных людей. Духом сильным. Здесь особая каста людей.Свернуть )

Метки:

совкцкие новости:  Полицейские в британском городе Бристоль разогнали манифестацию, участники которой праздновали кончину бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, шесть стражей правопорядка получили ранения, некоторые из участников несанкционированной акции арестованы, пишет во вторник газета Guardian.


Оригинал взят у dlavrov1 в Странное ликование у цивилизованных.


Вот люди, пришедшие на футбольный матч в Англии ликуют, узнав о смерти Тэтчер. Песни поют от радости.
У нас как-то подобрее народ. " О покойнике либо хорошо, либо ничего". Это не говорит о том, что критиковать политика за проводимый им курс при жизни нельзя. Нет, пишите, рассказывайте с чем вы были не согласны и что на ваш взгляд было не так. Но, чтобы вот так, собраться толпой и радостно песни орать...
Тэтчер враг России, и это никто не отрицает, но Горбачев враг, который принес нам намного больше зла, а вот я сомневаюсь такому "ликованию" в его честь, если вдруг с ним что-то произойдет. Да напишут, да вспомнят все, но пляски устраивать на костях врага- это вряд ли. Вот и уход Ельцина яркий тому пример.
Хотя нам их трудно понять. Цивилизованные  ...

Метки:

ИМЯ РОССИИ

Оригинал взят у lkornilov в ИМЯ РОССИИ


Ежедневные обновления на странице ВКонтакте: http://vk.com/leonid_kornilov

Метки:

дамочка из амеров явно неадекватная по-моему, а переводчик кажется студентом первого курса, забавное видео!

Оригинал взят у nashenasledie в кто кого интервьюировал?

Метки:

дьявольский образ

фотоло начало 20 века .

Оригинал взят у vasik_catn в Звезда империи.
Оригинал взят у vasik_catn в Звезда империи.
Оригинал взят у humus в Явление дьявола

Дворцовая пл. в Ленинграде.
"Протоптанная прохожими - пятиконечная звезда на пл. Урицкого. Снято с верхушки шпиля Адмиралтейской иглы. Наш фотограф пять раз поднимался на шпиль, так как дорожки, образующие звезду, четко обозначаются только в "талые" дни, отличающиеся в Ленинграде большими туманами, не дающими возможности произвести съемку".



ЗЫ. От меня. Вот это круть, ещё один респект градостроителям от Растрелли до Росси: не случайно же звезда так удачно вписывается в площадь! Вот оно, полное геометрическое объяснение площади. И ведь забота о пеших и конных! На самом деле, это не соцсимвол красных дьяволов, а специально устроенные в грубой мостовой дорожки, соединяющие напрямую все выходы с площади. Правда ведь по ровной дорожке идти, а тем более ехать в коляске гораздо приятней, чем по булыжной вымостке?
В подтверждение - дореволюционные картинки этого же места.Свернуть )

Метки:

"... первоочередным он считал незамедлительное снятие с карты города имен его разрушителей, просуществовавших многие годы и вошедших в сознание многих поколений людей в качестве положительных героев. Такая подмена разрушала уже не камни и стены города, а живое сознание его граждан, т.е. его будущее. "Удивительно, какое огромное число жителей знает кое-как только тот исторический период, который отпущен им Господом. Вся история – и великая, и малая – умещается в их маленькую жизнь, наполненную праздниками приобретения насущного или сверх того, опечаленного трагедиями неполучения премии или тринадцатой зарплаты и динамикой борьбы за место в каком-нибудь советском департаменте. Их совсем не волнует, что исторически в этом городе не может и не должно быть улицы Карла Маркса, а отсутствие памятника Юденичу является вопиющей исторической несправедливостью …".

Оригинал взят у rocor_spb в ОСТРОВ СЕВЕРНОЙ ФИВАИДЫ
В издательстве "Дмитрий Буланин" вышла книга "Остров Северной Фиваиды" Александра Львовича Никитина (1956–2005) — петербургского историка, краеведа, хранителя фондов двух крупнейших военных коллекций — Суворовского и Артиллерийского, редактора церковно-общественного журнала "Возвращенiе", православного публициста, старосты первого в Санкт-Петербурге прихода Русской Православной Церкви Заграницей.
[Нажмите, чтобы прочитать]
В книгу вошли очерки А.Л. Никитина, написанные в основном в 1970–80-е гг. При его жизни они так и остались незамеченными страницами исторического краеведения. Причины отыскать несложно, прочитав хотя бы несколько страниц очерка "Красное Село. Учебный класс Русской армии". Ярко выраженная религиозность, приверженность монархии, симпатии к Царской армии, почтительнейшим образом прописанные титулы царственных особ в те годы сразу же ставили автора в ряд непубликуемых. А такие примечания как "автор не считает для себя возможным называть город Санкт-Петербург Ленинградом", могли прочитываться только в качестве прямого общественного и политического вызова.

В пятнадцать лет принятый экскурсоводом в Суворовский музей, Никитин с этого времени и до конца жизни постигал "судьбу", "душу", "язык" города и других мест, в которые отправлялся ежегодно и откуда обязательно привозил материал для своих будущих очерков. Когда не удавалось поехать в далекое путешествие, обращался к другому своему любимому занятию — хождению по городу. Увлеченный примером известного петербургского историка, краеведа и экскурсовода Н.П. Анциферова, он учился читать "как с листа" живую историю родного города, старался не пропустить губительных перемен, отыскать и описать утраченное.

Очерки складывались не сразу, им предшествовали записные книжки, дневники, работа в библиотеках и архивах. Но начало всему — записная книжка, в ней закладывалось многое, и, прежде всего — настроение. В одной из них Никитин пишет: "Я ходил по городу, как смотритель по большому музею, как хранитель по хранению. И подмечал чужие имена улиц, усталость зданий, утраты городской скульптуры, разрушения оград, молчание храмов, из которых вынута их сущность-жизнь. Я думал, получится ли когда-нибудь все это восстановить? Равнодушие людей (почему?!) не оставляло никаких надежд. И тогда, ощущая себя чуть ли не единственным, кому это нужно, считал уже обязательным фиксировать все!– а вдруг! Как бы хотелось, чтобы ни одна из улиц города не исчезла, ведь за каждой огромная история, даже история ее названия, переименования, возвращения имени — достойна того, чтобы это записать и оставить нелюбопытным современникам. Кто знает, как все обернется? А эти люди, которым сейчас все равно, вдруг откроют мои записки и прочтут с удивлением, что и их жизнь была — история…".

В 1990-е годы, когда начался процесс возврата старых имен улицам города, Александр был участником почти каждой газетной дискуссии, посылал свои убедительные аргументы в пользу непременного восстановления всех городских топонимов. Но первоочередным он считал незамедлительное снятие с карты города имен его разрушителей, просуществовавших многие годы и вошедших в сознание многих поколений людей в качестве положительных героев. Такая подмена разрушала уже не камни и стены города, а живое сознание его граждан, т.е. его будущее. "Удивительно, какое огромное число жителей знает кое-как только тот исторический период, который отпущен им Господом. Вся история – и великая, и малая – умещается в их маленькую жизнь, наполненную праздниками приобретения насущного или сверх того, опечаленного трагедиями неполучения премии или тринадцатой зарплаты и динамикой борьбы за место в каком-нибудь советском департаменте. Их совсем не волнует, что исторически в этом городе не может и не должно быть улицы Карла Маркса, а отсутствие памятника Юденичу является вопиющей исторической несправедливостью…".

Но времена меняются, они непредсказуемы и непросчитываемы, прошлое, казалось бы, почти утраченное и почти разрушенное, неожиданно может стать настоящим и вызвать горячий интерес нового поколения. Александр пишет об этом в очередной записной книжке: "По внутреннему своему устроению я — пешешествователь и созерцатель. Хожу в прошедшее время чаще всего один. В одиночестве и тишине четче проступают картины прошлого. Но когда ко мне присоединяются желающие, не отказываю им в этом. Их искренние и чистые сопереживания, радость о чудом сохранившейся частичке несоветского бытия и горечь о разрушенном — утончают и возвышают мои чувства и позволяют ярче представить картины почти невидимой Империи, некогда правильно устроенной жизни, которая даже и разрушенная еще может стать основой для возрождения…".

В дальнейшем, формируясь уже как музейный хранитель и историк, А.Л. Никитин станет в этом мире человеком, "читающим" музейные предметы. "Как и чем переходит к нам прошедшее время? — записывает он. — И вот кабы не вещи, которые несут на себе отблеск иногда двух-трех эпох, могли бы мы ощутить быстролетность времени? И могли бы понять духовное напряжение живших до нас?"

В записной книжке к утраченному большому системному очерку "Царское Село" он записывает: "Ничто так тяжело не угнетает, как советская избяная архитектура, варварски вторгающаяся в безупречные ансамбли Имперских пригородов. В Царском эти советские заплаты свидетельствуют отнюдь не о денежной нищете советских людей — о равнодушии к остаткам Имперской России. Будто это была не их история, а история какого-то другого народа. В гармонии Царского Села все разрушения как незаживающие язвы. Их уже не залечить. Эти потери вечны… Даже пейзаж — какой-нибудь простой ручеек, холм или долина за ним, — потерявшие маленький горбатый мостик, готическую руину или фермерский домик, не срастается с бытом населившего его в XX веке советского пейзанина, живущего абы как, абы в каком строении, издали напоминающем случайную гору мусора…".

Никитин бережно записывает таким, каким увидел, всякое место, строение, памятник, ландшафт, то, что осталось от старины и что утрачено. Его задача — передать в будущее максимум необходимой информации о прошлом. От места к месту, от памятника к памятнику он идет из чувства сопричастности к забытой старине. Он уверен, все еще потребуется.

Книга "Остров Северной Фиваиды" состоит из четырех разделов, каждый из которых охватывает свой пласт пространства и времени. В первом разделе "Загородные путешествия" - помещены три очерка: о Красном Селе, Ропше и Стрельне. Последний - лишь часть большой незаконченной рукописи "От Стрельнинской до Стрельны" — "Несколько страниц из истории Спасо-Преображенского храма".

Второй раздел называется "Городские прогулки". В очерках о Сампсониевском соборе, о забытых топонимах Выборгской стороны, об Охтенской старине отражено начало увлечения Никитина топонимикой города.

Третий раздел - "Из прошлого земель Невского левобережья" - представлен историческими очерками о Ладожском канале, о гербе и знаменах его, о несостоявшемся возведении Пелльского дворца, о Шлиссельбурге, о Невских кирпичных промыслах и о других памятных местах. В этих путешествиях автор идет чуть ли не в след знаменитого М.И. Пыляева, возвращая читателя к далекому прошлому, дополняя свой очерк новыми историческими фактами. Собственно, это было принципом его работы — не обращаться к теме, если ничего нового в ней сказать не можешь.

Четвертый раздел - "Русский Север" — очерки, привезенные из дальних поездок. Александр побывал в вологодских и архангельских краях, в Каргополье, Пскове, Новгороде и многих других местах. Участвуя в одной геологической экспедиции, попал на Урал, в Екатеринбург, а оттуда в Алапаевск, к месту гибели алапаевских мучеников, преподобномученицы Елисаветы и иже с нею.

Во всех своих поездках, дальних и ближних, городских и загородных, Никитин большей частью ходил пешком. Это диктовалось не только дефицитом необходимых денег (зарплата музейного хранителя не предполагала дорожного комфорта), это был его стиль, который он сам определил для себя как стиль "пешешествователя и созерцателя". И однажды, следуя этому своему стилю, он садится в Москве в поезд и едет почти до Тихого океана, "желая увидеть хотя бы один раз всю Империю из окна вагона…". Из дальних странствий он привез очерки, не вошедшие в эту книгу, среди них "А.П. Ганнибал в Селенгинске", "Военный Селенгинск первой половины XVIII века" и другие.

В четвертом разделе духовной доминантной, давшей название всей книге, возвышается очерк "Остров Северной Фиваиды". Это проникновенный рассказ о паломничестве молодого человека, принявшего для себя Православие как первейший закон жизни, на озеро Кубенское, в старый, разрушенный людьми и временем Спасо-Каменный монастырь, бывший некогда одним из образцов своеобразной "монашеской республики" Русского Севера и всей России. Автору 23 года, с 13 лет, вопреки воле матери, ленинградской журналистки, он посещает храм, в 18 лет принимает святое Крещение. И все это происходит в 1960-80-е гг. Нетрудно представить себе, каким было это время, что и как приходилось в нем преодолевать, и что за огонь горел в молодом человеке, избравшим для себя такой путь. И не только представить, но и прочитать в очерках вышедшей книги.

Нельзя не сказать и еще об одном разделе книги — о приложениях. В них — "Список войсковым частям и соединениям, стоявшим в Красном Селе в 1914 г." (т.е. в последние сборы); критический разбор с дополнениями, уточнениями и исправлениями раздела "Петродворцовый район" Топонимической энциклопедии, конкретно — Топонимики Стрельны; Расписание военных праздников Российской Императорской армии и другое.

Иллюстрации к книге сделаны московским художником Алексеем Белокуровым с огромным уважением и интересом к книге. В книге множество фотографий различных авторов, в том числе А.Л. Никитина.

С. К.

Метки:

Оригинал взят у pereklichka в К 220-летию присоединения центральной Белоруссии, Волыни, Подолии к Российской Империи
Ottorzhennaja_vozvratih220 лет назад Пруссия и Россия подписали конвенцию о II разделе Речи Посполитой. Согласно этому документу, к Российской Империи отходили центральная Белоруссия, Волынь, Подолия и правобережная Украина. 9 апреля 1793 г. земли, принадлежавшие некогда Киевской Руси, официально были переданы своему законному владельцу. Для населения Белоруссии и Украины это означало конец почти 400-летнего (с момента заключения Кревской Унии между ВКЛ и Польшей в 1385 г.) существования в составе враждебного католического государства.

Читать дальшеСвернуть )

Метки:

русская элита уничтожена ... а сами русские деморализованы пропагандой идей человеконенавичтничества в виде
классовых теорий карла унд марля ...

Кто жн это ? Смотрите ролик:

Оригинал взят у servicefree в Разоблачение заговора. Джугашвили

"Жербунов открыл банку, взял со скатерти нож, зачерпнул им чудовищное количество порошка и быстро размешал его в водке. То же сделал и Барболин – сначала со своим стаканом, а потом с моим.

– Вот теперь и за мировую революцию не стыдно, – сказал он.

Видимо, на моем лице отразилось сомнение, потому что Жербунов ухмыльнулся и сказал:

– Это, браток, с «Авроры» пошло, от истоков. Называется «балтийский чай».

Они подняли стаканы, залпом выпили их содержимое, и мне ничего не оставалось, кроме как последовать их примеру. Почти сразу же горло у меня онемело. Я закурил папиросу, затянулся, но совершенно не почувствовал вкуса дыма. Около минуты мы сидели молча.

– Идти надо, – сказал вдруг Жербунов и встал из-за стола. – Иван замерзнет.

В каком-то оцепенении я спрятал банку от монпансье в саквояж, встал и пошел за ними. Задержавшись в коридоре, я попытался найти свою шапку, не смог и нацепил фуражку фон Эрнена. Мы вышли из квартиры и молча пошли вниз по полутемной лестнице.

Я вдруг заметил, что на душе у меня легко и спокойно и чем дальше я иду, тем делается спокойнее и легче. Я не думал о будущем – с меня было достаточно того, что мне не угрожает непосредственная опасность, и, проходя по темным лестничным клеткам, я любовался удивительной красоты снежинками, крутившимися за стеклом. Если вдуматься, я и сам был чем-то вроде такой снежинки, и ветер судьбы нес меня куда-то вперед, вслед за двумя другими снежинками в черных бушлатах, топавшими по лестнице впереди. Кстати, несмотря на охватившую меня эйфорию, я не потерял способности трезво воспринимать действительность и сделал одно интересное наблюдение. Еще в Петрограде меня интересовало, каким образом на матросах держатся их тяжелые, утыканные патронами сбруи. На клетке третьего этажа, где горела одинокая лампа, я разглядел на спине Жербунова несколько крючков, которыми, наподобие бюстгальтера, были соединены пулеметные ленты. Мне сразу представилась, как Жербунов с Барболиным, собираясь на очередное убийство, словно две девушки в купальне помогают друг другу справится с этой сложной частью туалета. Это показалось мне еще одним доказательством женственной природы всех революций. Я вдруг понял некоторые из новых настроений Александра Блока; видимо, из моего горла вырвался какой-то возглас, потому что Барболин обернулся.

– А ты не хотел, дура, – сказал он, сверкнув золотым зубом ..."


Оригинал взят у mgsupgs в Сухой закон и грабли.



Когда 17 июля 1914 года последовало распоряжение о запрете продажи спиртного на время мобилизации, ничто не предвещало дальнейших печальных событий. На волне радостных криков борцунов с алкоголем 22 августа 1914 года вышел новый указ императора: «Существующее воспрещение продажи спирта, вина и водочных изделий для местного потребления в империи продлить вплоть до окончания военного времени». Ну вот вроде и все можно расслабиться и почивать на лаврах спасителя народа русского от алкогольной отравы, но...

Читать дальше...Свернуть )

Оригинал взят у vankoroil в На съемках шедевра...
Оригинал взят у vankoroil в На съемках шедевра...



Это как же так?! Отбурили скважину и бросили вместе с превенторами?!?!
Если скважина ликвидируется, то ставят тумбу, если планируется к эксплуатации - ставят "ёлку". Но судя по фото скважину собрались просто бросить... Почему не сняли превенторы тогда?

Метки:

Календарь

Август 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner