sanych56 (sanych56) wrote in rus_vopros,
sanych56
sanych56
rus_vopros

Categories:

Питание заключенных в Российской Империи 1880-1917г:Сахалинский каторжный комплекс.

Оригинал взят у corporatelie в Питание заключенных в Российской Империи 1880-1917г:Сахалинский каторжный комплекс.
В прошлых двух постах мы ознакомились с особенностями выдачи питания в разных категориях каторжного заключения Российской Империи 1880-1917гг,- пищевыми раскладками, принятыми в так называемом централе(в данном случае, - Александровском) и в самом старом комплексе каторжных тюрем Сибири,- Нерчинской каторге.
Photobucket
Приют для детей ссыльнокаторжных. Остров Сахалин, 1890-е.

В этом посте речь пойдет о питании в знаменитом "каторжном" Сахалине периода 1880-1906гг.,- каторжном комплексе,прочно вошедшим в общественное сознание, во многом благодаря широкому интересу к Сахалинской каторге со стороны интеллигенции Империи.

Мы въезжали на главную улицу поста.

С первого взгляда Корсаковск, всегда и на всех, производит «подкупающее» впечатление.
Ничего как будто похожего на «каторгу».Чистенький, маленький городок.Чистенькие, приветливые чиновничьи домики словно разбежались и со всего разбега двумя рядами стали по высокому пригорку.Выше всех взбежала тюрьма.Но тюрьма в Корсаковске не давит.Она — одноэтажная, невысокая, и, несмотря на своё «возвышенное» положение, не кидается в глаза, не доминирует, не командует над местностью.В глубину двух оврагов, по обоим бокам холма, словно свалились, лезшие по косогору, да недолезшие туда домики.Это — слободки поселенцев.В общем, во всём этом нет ничего ни «страшного» ни мрачного.И вы готовы прийти в восторг от «благоустройства», проезжая главной улицей Корсаковска, готовы улыбнуться, сказать:
— Да всё это очень, очень, как нельзя более мило…
Но подождите!Сахалин, это — болото, сверху покрытое изумрудной, сверкающей травой".(Дорошевич В. М. Сахалин. — М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1903.)




I.Административно-территориальное устройство Сахалинской каторги в 1860-1906гг.
В 1859 г. из Нерчинского горного округа на Сахалин впервые была отправлена экспериментальная партия каторжан (более 300 чел.) для выполнения работ по добыче каменного угля [Кораблин К.К. Пенитенциарная система на Дальнем Востоке России (вторая половина XIX-на-чало XX) // Вестн. ДВО РАН. 2004. № 6. С. 111-129. с. 126].

Правовой основой создания на Сахалине всероссийской каторги явилось утвержденное 18 апреля 1869 г. указом императора Александра II положение Комитета об устройстве каторжных работ. Текст положения гласил: «1) предоставить генерал-губернатору Восточной Сибири немедленно приступить к высылке на Сахалин до 800 человек ссыльнокаторжных, для употреблениях их там в соответствующие назначению работы; 2) на расходы по препровождению сих каторжных на Сахалин, по содержанию их там и по организации временного над ними управления отпустить ныне же, согласно расписанию, в распоряжение генерал-губернатора Восточной Сибири, авансом из Иркутского губернского казначейства 120 тысяч рублей и отнести означенную сумму на счет государственного казначейства...» [Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 2. 1873; Собр. 3. 1887., собр. 2, т. 44, № 46984, с. 330].
После посещения в 1876 г. Сахалина генерал-губернатором Восточной Сибири П.А.Фредериксом было принято решение о строительстве на острове первой каторжной тюрьмы. Ее возвели на месте бараков Дуэйской каторжной команды. С ее открытием стало возможным значительно увеличить число каторжан. Если на 1 января 1874 г. в посту Дуэ их было лишь 356 (337 мужчин и 19 женщин), а к 1 января 1875 г. - 300 (286 мужчин и 14 женщин) (РГИА ДВ. Ф. 1, оп. 1, д. 477, л. 207), то к 1882 г. - уже 3500, т. е. 82 % всех осужденных, находившихся на Сахалине (РГИА ДВ. Ф. 702, оп. 1, д. 155, л. 4).

Функции отделений Приморского областного правления, в чьем ведении находилась сахалинская каторга, как и территориальная структура Приморской области, совершенствовались (Положение об управлении Амурской областью // Полное собрание законов Российской Импе­рии. собр. 2, т. 33, № 33862, с. 452-457; 15, с. 959-965] (РГИА ДВ. Ф. 1, оп. 1, д. 230. л. 3; ф. 1, оп. 1, д. 5736, л. 386; ф. 1, оп.1, д. 1267, л. 3).

16 июня 1884 г., в связи с учреждением на Дальнем Востоке Приамурского генерал-губернаторства, о-в Сахалин царским указом был выделен в самостоятельную административно-территориальную единицу с непосредственным подчинением Приамурскому генерал-губернатору [Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 2. 1873; Собр. 3. 1887 , собр. 3, т. 4, № 2324, с. 376]. На основании высочайше утвержденного 15 мая 1884 г. штата должностных лиц и чиновников Сахалина из действующих военных генералов был назначен начальник острова с предоставлением ему прав командующего подведомственными войсками в ранге командира дивизии, который непосредственно подчинялся командующему войсками Приамурского военного округа - Приамурскому генерал-губернатору. В его руках была сосредоточена вся административно-полицейская, гражданская и военная власть на острове [Положение об управлении Амурской областью // Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 2. 1860. Т. 33, № 33862., ст. 420]. Начальник острова назначался и увольнялся по представлению министра внутренних дел высочайшим указом Правительствующему Сенату и высочайшим приказом по военному министерству и обладал большими правами во всех сферах жизни острова [там же, ст. 424-426].
В 1875 г., согласно принятому «Временному положению о военном и гражданском управлении островом Сахалин», остров был разделен на северный и южный округа. Во главе каждого был поставлен окружной начальник. Звание начальника округа северного Сахалина присваивалось заведующему ссыльнокаторжными, размещавшемуся в посту Дуэ, звание начальника округа южного Сахалина - командиру Восточно-Сибирского линейного батальона, дислоцированному в посту Корсаковском. В сфере гражданского управления начальники округов имели пра¬ва и несли обязанности окружных исправников (РГИА ДВ. Ф. 1, оп. 1, д. 500, л. 4).
Административно-территориальное устройство острова совершенствовалось. Так, согласно принятому 15 мая 1884 г. положению «Об управлении островом Сахалином», его территория была разделена на 3 административных округа: Александровский (центр - пост Александровский), Тымовский (центр - пост Дуэ) и Корсаковский (центр - селение Рыковское). Границы округов определял исключительно Приамурский генерал-губернатор. В Александровском округе находилось 52 русских селения, в Тымовском - 21, в Корсаковском - 61, а всего 134. Кроме того, на Сахалине было несколько десятков стойбищ местных народностей - нивхов, айнов, ороков, ульчей (гиляков), эвенков (тунгусов), негидальцев и др.

Тюремный надзор за осужденными осуществляли смотрители каторжных тюрем, а также старшие и младшие надзиратели (на 1 старшего надзирателя приходилось 40 ссыльнокаторжных, на 1 младшего - 20), на эти должности из-за нехватки кадров назначались и низшие воинские чины местных воинских подразделений [ Систематический сборник узаконений и распоряжений по тюремной части / Сост. В. Н.Коковцов, С.В.Рухлов. СПб., 1894. с. 146-149].

Быстрый рост числа ссыльнокаторжных повлек за собой образование новых тюрем по всей территории острова. Первоначально каторжные тюрьмы строились в северной части острова (Александровском округе), где был более суровый кли¬мат, а затем и на юге Сахалина - в Корсаковском округе. Каторжные тюрьмы по округам распределились следующим образом: в Александровском округе находились Дуэйская тюрьма (4 корпуса), Александровская (4 корпуса), Воеводская и Жонкьерская; в Тымовском - Рыковская (4 корпуса), Малотымовская, Дербинская и Онорская (3 корпуса); в Корсаковском округе - Корсаковская (6 корпусов) и Тарайская тюрьмы.

После увеличения числа каторжных тюрем они перешли в единоличное ведение начальников округов (заменивших должности заведующих ссыльнокаторжными северного и южного округов).

Административным центром Сахалинской каторги был избран пост Александровский, основанный в 1881 г. в северной части острова на берегу Татарского пролива. Здесь же находилась центральная каторжная (она же пересыльная) тюрьма (4 корпуса), откуда прибывшие на остров партии осужденных распределялись по всем округам и каторжным тюрьмам острова. На другом берегу Татарского пролива (в г. Николаевск) находилась пересыльная тюрьма для ссыльнокаторжных, направляемых на Сахалин по суше из Сибири. Николаевский тюремный замок служил местом сосредоточения ссыльнокаторжных для дальнейшей их перевозки на Сахалин.

Неблагоприятные климатические условия (продолжительная зима и короткое, нередко дождливое лето), низкая плодородность почвы, частые неурожаи привели к тому, что население острова систематически испытывало нехватку продуктов, например хлеба: на среднем Сахалине и в прибрежной полосе его хватало на 200 дней в году, в центральной части Сахалина - более чем на 100 дней в году, на южном Сахалине - на несколько десятков дней. Ограниченность площади земли, пригодной для обработки, трудоемкость раскорчевки и распашки новых участков (для чего требовались упорный физический труд и громадные материальные затраты в течение нескольких лет), наличие в среде ссыльнопоселенцев значительного числа (около 50 %) лиц, не привычных и не приспособленных к земледелию и, наконец, принудительный характер самого труда стали главной причиной, повлиявшей на невысокие результаты «штрафной колонизации» о-ва Сахалин

Мысли о закрытии каторги, неэффективности и убыточности подневольного труда в целом и сахалинской колонизации в частности высказывались высшими чиновниками тюремного управления, вплоть до начальников ГТУ Империи уже с 1890-х годов.

Всероссийская каторга на Сахалине была закрыта царским правительством 10 апреля 1906 г. в связи с передачей южной половины острова Японии. За 36 лет ее существования здесь отбывали наказание свыше 30 тыс. осужденных, из которых около 50-ти были политическим арестантами, остальными являлись уголовниками.

II.Cоциальная структура острова Сахалин в "каторжный период".
Основными категориями населения острова, помимо военных гарнизонов и конвойных команд, были соотвественно:
1.Ccыльнокаторжные.К 1 января 1890 г. во всех трех сахалинских округах состояло  каторжных обоего пола 5905. Из них осужденных на сроки до 8 лет было 2124 (36%), от  8 до 12 - 1567 (26,5%), от 12 до 15 - 747 (12.7%), от 15 до 20 - 731  (12,3%), бессрочных 386 (6,5%) и рецидивистов, осужденных на сроки от 20 до 50 лет  175 (3%).
2.Ссыльнопоселенцы,- отбывшие свой срок каторжные, в соответствии с опытом по колонизации отдаленных окраин Империи, оставляемые на поселение принудительно с 1880-го.
3.Свободные поселенцы, люди свободного состояния.,- обыкновенные крестьяне и местное население.
 
За оттоком ссыльнопоселенцев последовало правительственное распоряжение 1880 г., запрещающее выезд отбывшим срок наказания ссыльнокаторжным и обязывающее их построить дома и заняться сельским хозяйством. Запрет на выезд возымел свое действие, и число населенных пунктов на Сахалине стало быстро расти. В конце 70-начале 80-х годов Х1Х в. были основаны селения: Малое Тымово, Рыковское и Дербинское (Тымовское), село Владимировка и военный пост Александровский, ставший центром Сахалинской каторги (вместо поста Дуэ); рядом с постом Александровским вырос поселок Корсаковка. В конце 80-начале 90-х годов Х1Х в. были основаны поселения: в 1889 г. - Вальзе, Воскресенское, Усково; в 1890 г. - Малые Лонгари, Таулан; в 1891 г. - Верхний Поронай, Далдаган, Славо, Хамдаса-1; в 1892 г. - Онор, Хамдаса-2 и др. Таким образом, за 15 лет (с 1879 по 1894 г.) на Сахалине появилось 79 новых населенных пунктов [История Сахалинской области: Уч. пособие по краеведению / Ред. Н.И.Колесников и В.Л.Поляков. Южно-Сахалинск: Дальневост. кн. изд-во, 1981. 254 с., с. 52; 6, с. 192].
Photobucket

Конвойная команда провожает каторжников на работы, остров Сахалин, 1890-е.

Для дальнейшего совершенствования организации штрафной колонии и экономического освоения острова администрация каторги прилагала все усилия, чтобы привлечь к земледельческому труду всех освобождаемых на поселение каторжан. Им предоставлялась возможность селиться в одном из округов острова и обзаводиться собственным приусадебным хозяйством, для этого администрация искала новые земельные участки (РГИА ДВ. Ф. 1, оп. 1, д. 1114, л. 7).

Каждому, кто оставался на Сахалине для дальнейшего проживания и занятия собственным хозяйством, администрация острова оказывала материальную помощь: с казенных складов выдавалось необходимое количество строевого леса для строительства дома и возведения хозяйственных построек, отпускались железо, стекло, гвозди, топоры, пилы, лопаты и другой необходимый инвентарь. Если же в дальнейшем поселенец был замечен «в трудолюбии и добропорядочности», то он, по распоряжению администрации округа, получал в виде ссуды корову, лошадь, земледельческий инвентарь, семена для посева.

Кроме того, ссыльнопоселенцы первое время (на срок не более двух лет) оставались на казенном пищевом (продовольственный паек на одного ссыльнокаторжного на Сахалине в год состоял из 1 пуда и 27 фунтов муки, более 121 фунта мяса и 5 фунтов крупы) и вещевом арестантском довольствии (выдавались казенная обувь и сукно для пошива арестантской одежды). Таких лиц было около 30 % от всего числа ссыльнопоселенцев.
Photobucket
Ссыльнокаторжные и администрация тюрьмы, Сахалин, 1890-е.

Кроме того, впервые вступающим в брак безвозвратно выдавалось денежное пособие для обзаведения домашним хозяйством: а) женщинам свободного состояния, которые выходили замуж за поселенца, в размере 50 руб.; б) мужчинам, вступающим в брак со ссыльной, в размере 30 руб. (причем 15 руб. выдавались ему безвозвратно, а 15 руб. в виде ссуды с рассрочкой на 10 лет).

Так, в 1895 г. 2251 мужчина и 222 женщины состояли на казенном продовольственном снабжении. Денежное пособие, выданное в том году лицам, находившимся на казенном продовольственном и вещевом довольствии, равнялось сумме в 190 228 руб. 85 коп., что было на 54 952 руб. 90 коп. больше, чем в 1894 г. Кроме того, ссыльнопоселенцам, приступившим к устройству собственного домашнего хозяйства, в 1895 г. администрация острова выдала: различного инструмента -на сумму 4633 руб. 82 коп., семян - 6848 руб. 63 коп., скота - 9000 руб. 29 коп.; итого - 20 482 руб. 74 коп.(Отчет по Главному тюремному управлению за 1895 год. СПб., 1897. c. 192 
В 1895 г. на каждого ссыльнопоселенца в округах приходилось (пудов): в Александровском: хлеба - 9 3/4, картофеля - 39; в Тымовском: хлеба -24, картофеля - 32; в Корсаковском: хлеба - 17 1/2, картофеля - 36; в среднем по Сахалину: хлеба - 17 1/2, картофеля - 35 1/2.


Уместно процитировать отрывок из книги Дорошевича, где между автором и поселенцами произошел следующий любопытный разговор:"— Этак в тюрьме лучше!.. Куда! Не в пример!.. Там хошь работа, да зато корм!.. А здесь ни работы ни корма. Что ж теперь делать? Одно остаётся: убивать, грабить! Пущай опять в тюрьму забирают. Там хошь кормить будут! Больше и делать нечего: хватил кого ни попадя! — раздаются озлобленные голоса.
Тут-то мне в первый раз пришёл в голову афоризм:
— Каторга начинается тогда, когда она кончается — с выходом на поселение.
Афоризм, который повсюду на Сахалине имел одинаковый успех, где я что ни говорил.
— Это действительно. Это правильно. Это слово верное! — говорили каторжане и поселенцы. — Это истинно, так точно!
— Совершенно, совершенно справедливо! Именно, именно так! — подтверждали в один голос чиновники.
И даже те, кому, казалось бы, следовало именно заботиться, чтобы это было не так, — и те только вздыхали.
— Вы это напишите! Непременно напишите. Это правда, глубокая правда."

IV.Сахалинский каторжный "паек" 1871-1906гг.
Как я уже писал в предыдущих статьях, питание ссыльно-каторжных на Сахалине определялось общеимперским "Положением о провиантском и приварочном довольствии войск" от 1871г., которое распространялось и на каторжников, но со своими региональными особенностями.
Учитывая то, что на Сахалине достаточно развито было земледелие, паек ссыльнокаторжного немного отличался от того же Нерчинского по номенклатуре продуктов.
Таблица 1.  Табель о довольствии ссыльнокаторжных мужчин и женщин пищею» для Сахалинской каторги.
Photobucket

Калорийность:Обыкновенная порция,- 3600 ккал.
                     Усиленное довольствие- 5300 ккал.

Согласно данным института питания, энергетические затраты горнорабочих на поверхностных работах (высокая интенсивность труда) составляют в зависимости от возраста 3450 – 3700 калорий, на подземных работах (особо высокая интенсивность труда) – 3900 –4300 калорий. (Пилясов А.Н. Закономерности и особенности освоения Северо–Востока России (ретроспектива и прогноз). – Магадан, –1996.– С. 74.).

Обе этих величины соответствуют(а в случае усиленного довольствия даже превышает) медицинским нормам, хотя паек, как всегда в Империи, страдал перенасыщенностью углеводами и недостатком жиров.


Photobucket

Photobucket

Источник:1.  Табель о довольствии ссыльнокаторжных мужчин и женщин пищею» составлена на основании высочайше утвержденного 31 июля 1871 г. положения о провиантском и приварочном довольствии войск.( А. П. Чехов "Остров Сахалин" (1895)
2.Лобас Н.С. Каторга и поселение на острове Сахалин (несколько штрихов из жизни русской штрафной колонии). Б.м., издание В.С. Лобас, 1903, c.36-37.

В дополнение к казенному пайку и поселенцы и каторжане употребляли в пищу разнообразные растения и овощи.
Вот что пишет А.П.Чехов:
"Поселенцы в первые два и редко три года по увольнении от работ получают довольствие от казны и затем кормятся на свой счет и свой  страх.  Цифр  или каких-нибудь документальных данных, относящихся к питанию поселенцев, нет ни в литературе, ни в канцеляриях; но если судить по личным впечатлениям и  тем отрывочным сведениям, какие можно  собрать  на  месте,  то  главную  пищу  в колонии составляет картофель. Он и еще корнеплоды, как репа и брюква,  часто бывают единственною пищей семьи в течение очень долгого времени. Свежую рыбу едят только во время хода ее, соленая  же  доступна  по  цене  только  болеезажиточным  {8}……Из некультурных растений употребляются в пищу  черемша  и разные ягоды, как морошка, голубика, клюква, моховка и проч."

V.Выдача пайка на местах.
Сахалинский казенный усиленный паек несколько рвет шаблон,- бесспорно, он был несбалансированным с точки зрения медицины даже того времени,- перенасыщен углеводами,  в нем не хватало растительных жиров(об этом пишет Лобас), но он поражает количеством калорий,- 5300 ккал.

В советское время, не было ни одного лагерного или тюремного пайка, который хотя бы отдаленно по калорийности приближался к усиленной сахалинской даче.

Но не стоит впадать в крайность и наивно идеализировать Сахалинскую каторгу.

Нормы нормами, но большие размеры пайка отнюдь не гарантировали арестантов от всех традиционных пороков любой пенитенциарной системы,- недобросовестности подрядчиков, хищений и произвола со стороны чинов администрации(выражался прежде всего в поставке некачественных продуктов на довольствие тюрем), которые в такой удаленной штрафной колонии, как Сахалин, случились достаточно часто.

Крайне интересным своей  откровенностью представляется очерк, написанный ни много ни мало начальником Главного Тюремного Управления Империи П.А. Саломоном,после его визита на Сахалин. Удивляет, что накал  критичных высказываний Саломона зачастую перекрывает по степени эмоционального воздействия Дорошевича или там Чехова, а это все-таки крупнейший чиновник тюремного ведомства Империи и звучит этаким "социалистом".

Photobucket
Photobucket

Photobucket

Источник: Тюремный вестник(годовая подшивка), Издание Главного тюремного управления, 1901г. с.28-30.

А.П.Чехов о питании на Сахалине:
"3  фунта  хлеба,  входящие  в  пищевой  пай,  очень  часто,  вследствие злоупотреблений припеком, содержат  муки  гораздо  меньше,  чем  следует  по табели {1}. Хлебопеки-каторжные в только что упомянутой Ново-Михайловке свою порцию хлеба продавали, а  сами  питались  избытком,  который  получался  от припека. В Александровской  тюрьме  те,  которые  довольствуются  из  котла, получают порядочный хлеб, живущим же по квартирам выдается  хлеб  похуже,  а работающим вне поста - еще хуже; другими словами,  хорош  только  тот  хлеб, который может попасться на глаза начальнику  округа  или  смотрителю.  Чтобы увеличить  припек,  хлебопеки  и  надзиратели,  прикосновенные  к   пищевому довольствию, пускаются  на  разные  ухищрения,  выработанные  еще  сибирскою практикой, из которых, например, обваривание муки кипятком - одно  из  самых невинных; чтобы увеличить вес хлеба, когда-то в Тымовском округе муку мешали с просеянной глиной. Злоупотребления подобного рода совершаются  тем  легче, что чиновники  не  могут  целый  день  сидеть  в  пекарне  и  сторожить  или осматривать каждую порцию, а жалоб со стороны арестантов  почти  никогда  не бывает<...> Независимо от того, хорош хлеб или плох, съедается обыкновенно не весь паек. Арестант ест его с расчетом, так как, по обычаю, давно уже установившемуся в наших тюрьмах и в ссылке, казенный хлеб служит чем-то вроде ходячей разменной монеты.


Хлебом арестант платит тому, кто убирает камеру, кто работает вместо него, кто мирволит его слабостям; хлебом он платит за иголки, нитки и мыло; чтобы разнообразить свою скудную, крайне однообразную, всегда соленую пищу, он копит хлеб и потом меняет в майдане на молоко, белую булку, сахар, водку...

Кавказские уроженцы в большинстве болеют от черного хлеба и стараются поэтому спускать его. И таким образом, если следуемые по табели три фунта кажутся вполне достаточными в количественном отношении, то, при знакомстве с качеством хлеба и с бытовыми условиями тюрьмы, это достоинство пайка становится призрачным, и цифры уже теряют свою силу. Мясо употребляется в пищу только соленое, рыба также {3}; дают их в вареном виде, в супе. Тюремный суп, или похлебка, представляет полужидкую кашицу от разварившейся крупы и картофеля, в которой плавают красные кусочки мяса или рыбы и которую хвалят некоторые чиновники, но сами не решаются есть.


Суп, даже тот, который варят для больных, имеет очень соленый вкус. Ожидают ли в тюрьме посетителей, виден ли на горизонте пароходный дымок, поругались ли в кухне надзиратели или кашевары - все это обстоятельства, которые имеют влияние на вкус супа, его цвет и запах; последний часто бывает противен, и даже перец и лавровый лист не помогают. Особенно дурною славой в этом отношении пользуется суп из соленой рыбы - и понятно почему: во-первых, этот продукт легко портится, и потому обыкновенно спешат пускать в дело ту рыбу, которая уже начала портиться; во-вторых, в котел поступает и та больная рыба, которую в верховьях ловят каторжные поселенцы. В Корсаковской тюрьме одно время кормили арестантов супом из соленой селедки; по словам заведующего медицинскою частью, суп этот отличался безвкусием, селедка очень скоро разваривалась на мелкие кусочки, присутствие мелких костей затрудняло проглатывание и производило катары желудочно-кишечного канала. Как часто арестанты выплескивают из мисок суп за невозможностью есть его, неизвестно, но это бывает.

Как едят арестанты? Столовых нет. В полдень к бараку или пристройке, в которой помещается кухня, тянутся арестанты гусем, как к железнодорожной кассе. У каждого в руках какая-нибудь посуда. К этому времени суп обыкновенно бывает уже готов и, разваренный, "преет" в закрытых котлах. У кашевара к длинной палке приделан "бочок", которым он черпает из котла и каждому подходящему наливает порцию, причем он может зачерпнуть бочком сразу две порции мяса или ни одного кусочка, смотря по желанию. Когда наконец подходят самые задние, то суп уже не суп, а густая тепловатая масса на дне котла, которую приходится разбавлять водой {5}. Получив свои порции, арестанты идут прочь; одни едят на ходу, другие сидя на земле, третьи у себя на нарах. Надзора за тем, чтобы все непременно ели, не продавали и не меняли своих порций, нет.

Никто не спрашивает о том, все ли обедали, не заснул ли кто; и если тем, которые распоряжаются в кухне, сказать, что на каторге, в среде угнетенных и нравственно исковерканных людей, немало таких, за которыми надо следить, чтобы они ели, и даже кормить их насильно, то это замечание вызовет только недоуменое выражение на лицах и ответ: "Не могу знать, ваше высокоблагородие!" Из тех, которые получают казенный пай, довольствуются из тюремного котла только 25-40% {6}, остальным же провизия выдается на руки. Это большинство делится на две категории: одни съедают пай у себя на квартирах со своими семьями или половинщиками, другие, командированные на работы далеко за пределы тюрьмы, съедают его там, где работают.."
Photobucket

Врачи Сахалинских тюрем, 1890-е. Справа,- доктор Н.С. Лобас.

Другой путешественник, П.Лаббе,так описывает питание каторжан на Сахалине,-"Cолонины каждый человек на свою долю получает кусок, весящий 30 золотников, в воскресенье пища состоит из каши и свежей говядины. Хлеб, приготовляемый арестантами, хорош, и сами чиновники покупают его для собственного стола.

Суп обыкновенно приготовляется из муки, риса, картофеля и капусты; что же касается воскресного свежего мяса, то оно часто заменяется солониной, потому что смотритель тюрьмы находит для себя в этом выгоды. Наконец, арестант каждый месяц получает кирпичного чаю, весом в один ливр."(Остров Сахалин. Путевые впечатления, Лаббе П., 1903 г. c.76.)


Выводы и итоги.
Сахалин, особенно при развитии инфраструктуры  конц. XIX- нач.XX века,- это даже не Карийские прииски, это куда более отдаленная и куда менее подвластная постоянным ревизиям каторжная система, своеобразное "худшее из худших мест заключения" поздней Российской Империи.

Безусловно, для современного человека найти на сахалинской каторге хорошее достаточно сложно, даже в выдаче питания. Любая каторга, особенно конца XIX века, - это плохо.
Но давайте попытаемся уйти от обобщений и генерализаций,ибо они никакого особого смысла, кроме констатации банальных очевидностей,  не несут.
После прочтения того же Чехова или Дорошевича, картина рисуется далеко не радужная, но, что мне представляется принципиальным,- и не чудовищная, на мой взгляд.
Совершенно аналогичная и даже более благополучная, чем во многих английских или французских колониях тех лет.
Конечно,каторга на Сахалине была малоприятным  и даже иногда страшным местом , но как я уже много раз говорил, любая условная "чудовищность" имеет свою градацию, ибо в жизни все относительно.

Как и в любом явлении, растянутом на 30 лет, в выдаче продовольствия на Сахалине можно отыскать как позитивные, так и негативные примеры. Каторжный паек был далек от идеала о вкусной и здоровой пищи, но с другой стороны был очень крупным и вполне разнообразным, чтобы предотвратить не только голод, но даже цингу.
Сетования на тухлую рыбу и мясо, на несбалансированный перенасыщенный углеводами паек, на плохо выпеченный хлеб встречаются и Дорошевича , и у Чехова, и в материалах государственных ревизий, и у сахалинского доктора Н.С. Лобаса.
Последний очень серьезно грешил на некоторых подрядчиков и администрацию тюрем, которые часто пускали несвежее мясо в пищу арестованным.{C}{C}{C}{C}

С другой стороны, у того же Чехова(работа которого мне представляется наиболее искренней и откровенной) или у П.Лаббе попадаются утверждения о том, что пища в тюрьме была иногда вполне сносной или даже хорошей.

Как же определить чего же было, в конечном итоге, больше,- добросовестности или хищений в выдаче пайка?

Как всегда, нам поможет статистика смертности и заболеваемости цингой среди арестантов. На мой взгляд, эти две статистические величины могут дать в первом приближении общую картину сочеатния условного хорошего и плохого в вопросе выдачи питания арестантов в этот период.

Общая смертность на Сахалине в начале 1880-х-1890-х равнялась 15-19 pro mile на 10-12 тысяч каторжан, ссыльнопоселенцев и крестьян. Среди каторжан она была несколько выше и равнялась 20-28 pro mille, в голодный 1892 поднявшись до своего самого негативного показателя в  37 чел на 1000, затем опять упав до 15-20 на 1000.(cм. Сахалин как колония. Очерки колонизации и современного положения Сахалина, Панов А.А., 1905 г.с.108., Отчет по ГТУ за 1894, c.161-164.)

Это очень и очень достойные показатели для своего времени.

Вот что о цинге пишет, например, крайне дотошный А.П. Чехов. "Больных цингою было  зарегистрировано  в  1889  г.  271,  умерло  6.(на 10 000 каторжан и поселенцев с семьями)  В метрических книгах смерть от цинги показана 19  раз.  Лет  20-25  назад  эта болезнь  встречалась  на  острове  несравненно   чаще,   чем   в   последнее десятилетие, и от нее погибало много солдат и арестантов.  Некоторые  старые корреспонденты,  стоявшие  за  учреждение  ссыльной  колонии   на   острове,совершенно  отрицали  цингу  и  в  то  же  время  восхваляли   черемшу   как превосходное средство от цинги и писали, что население заготовляло  на  зиму сотни пудов этого средства."

Соответсвенно, Чеховым подмечена тенденция,- 20 лет назад, в архаичные времена Александра II, питание каторжан и даже солдат гарнизона было устроен значительно хуже, чем во времена Антона Павловича, так как  степень распространения цинги в эпидемических масштабах,- свеобразная лакмусовая бумажка качества питания населения.

Эпидемий авитманиозов удавалось избегать за счет пополнения казенного пайка овощами с тюремных огородов и развития сельского хозяйства.

То что представляется мне принципиальным и краеугольным моментом,-  за 30 лет существования сахалинской каторги  не было зафиксировано никаких санитарных и гуманитарных катастроф(допустим, увеличение смертности до 10%) .

Звериной деградации в описываемый период среди сахалинских арестантов не было, мировых антирекордов по смертности ,которые, допустим, были зарегестрированы в советских лагерях в 1930-е, также не наблюдалось.
Хотя, повторюсь, это не означало, что каторжане жили в тепличных условиях. В целом, смертность среди них была выше, чем у свободного населения где-то в полтора раза, но не в 3-4-5-6 или даже 10 раз, как в 1930-е годы среди лагерников ГУЛАГа.

Данные статистические пропорции, а также отсутствие цинги в сколько бы то ни было значимых масштабх свидетелствует о том, что несмотря на все хищения, недосмотры, тухлую и невкусную рыбу, хлеб с припеком, сахалинский арестант получал на протяжении 30 лет свой паек в достаточном объеме, а когда казенный паек подводил, был способен изыскивать дополнительные средства к  улучшению своего стола,- покупал на свои деньги продукты на рынке у свободного населения, выменивал черный хлеб на белый, собирал ягоды, работал на огородах и т.д.

И как следствие, при всех уродствах и несправедливостях самой отдаленной катогри Империи, сахалинский арестант 1880-1906гг. не вымирал в беспрецедентных масштабах, как это было c лагерниками в 1930-е в СССР, например.

Подведу итог цитатой из М.М.Розанова,-
"Соглашаемся со всеми авторами, что местная соленая кета и завозная из Одессы и Владивостока часто окывалась с червями, а щи — горько-солеными*, что хлеб для работающих за тюрьмами выпекался сырой*, что в переполненных камерах под полом хлюпала вонючая жижа, что арестанты спали на всяких лохмотьях, поедаемые клопами и вшами, что на работах зимой мерзли, летом истязались мошкарой, что арестантов нещадно секли розгами, что им не оказывали должной медицинской помощи. В 1889 г. по всему Сахалину числилось слабосильных и неспособных к работам каторжников обоего пола 632 человека или 10,6 %. Лобас (стр. 51) утверждает, что на Сахалин отправляются только здоровые. Тут, принимая партию, их снова сортируют на три категории: полноценных, слабосильных и неспособных к труду и, кроме того, снова осматривают с той же целью два раза в год. Тем не менее, пишут авторы, весьма часто малосильные, больные и даже иногда калеки назначаются на тяжелые работы. Не будучи в состоянии их выполнить, они наказываются, теряют последние силы и превращаются в бесполезных полных инвалидов. Как же, однако, оказалось, что при таких условиях на Сахалине смертность была в 20-30 раз меньше , чем на Соловках в двадцатых годах?( Розанов М. М. Соловецкий концлагерь в монастыре. 1922 – 1939 : Факты – Домыслы – «Параши» : Обзор воспоминаний соловчан соловчанами. В 2 кн. и 8 ч. -  1979., - 176 с).




Tags: каторга, ри
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments