sanych56 (sanych56) wrote in rus_vopros,
sanych56
sanych56
rus_vopros

Cмертность в советской тюрьме 1930-1934гг.:анализ статистики на микроуровне( СЛОН образца 1930г.)

Cмертность в советской тюрьме 1930-1934гг.:анализ статистики на микроуровне( СЛОН образца 1930г.)

 


corporatelie

5 октября, 12:53

Photobucket

Константин Александрович Курочкин(1898-1930г.)
Родился в 1898 году в Перми.
Русский.
Беспартийный.
Образование среднее.
Зав. лабораторией Троицкого консервного завода управления «Союзмясо».
Проживал в Троицке, Пионерский переулок, д. 19.
Арестован 7 июля 1930 г.
Обвинение: вредительство.
Приговорён коллегией ОГПУ к смертной казни 24 сентября 1930 года
вместе с 41 другими обвиняемыми по делу.
Расстрелян в тот же день вместе с 38 другими обвиняемыми по делу,
остальные 3 обвиняемых были расстреляны через 9 дней после приговора.
Все казнённые оправданы в 1957.



I.Вступление.
Первая часть,- Смертность в советской тюремной системе 1930-1934гг: общий обзор ч.I
Приветствую уважаемых читателей.
 
В предыдущей части я бегло отметил основные структурные изменения, произошедшие в конце 20-х годов в советской пенитенциарной системе.
А)реформа выдачи питания по методу Френкеля,
Б)беспрецедентная массовость советской тюрьмы на фоне индустриальных развитых стран
В) и, наконец, сверэксплуатация подневольного труда заключенных в совершенно невиданных до революции масштабах. Все эти три тезиса обосновываются в предыдущей части очерка.

Я обещал дать общую статистику смертности, она вполне готова, но материала накопилось столько, что приходится дробить посты.

Цель данной части,- на микроуровне, показать всю беспрецедентность происходящего в советской тюрьме в период с 1930-1934г на фоне статистических показателей Российской Империи, колониального Вьетнама, тюрем Соединенных Штатов и концлагерей Рейха.
.Для детального рассмотрения мною выбран печально известный Соловецкий лагерь особого назначения.

Почему я решил подробнее остановиться именно на СЛОНе? Дело в том, что именно СЛОН представлял собой некий прообраз всей будущей системы исполнения наказаний в отношении тех аспектов, которые я упомянул,- этот лагерь станет “модельным” для всего последующего развития ГУЛГа.
Именно там отбывал свое заключение Нафталий Френкель и именно там случилось эпохальное событие в истории мест лишения свободы нашей страны. На Соловках впервые была опробована уникальная система мотивации через желудок.
 
Напомню,- моей основной задачей является попытка дать интегральную дефиницию ГУЛАГу, как прецеденту в организации мест лишения свободы у нас в стране, не только в контексте сравнения с Российской Империей, но и на фоне зарубежных развитых европейских стран. Не перестану утверждать, что любые цифры, как абсолютные, так и относительные повисают в бессмысленном вакууме без внятной, четкой системы координат. Цифры смертности в ГУЛАГе заиграют глубокими осмысленными красками только поставленные в мировой и национальный контекст. Легитимно и оправданно употреблять какие-то эмоционально заряженные ценностные формулировки по отношению к уровню смертности заключенных(плохо, отвратительно, вполне терпимо,сносно, хорошо, беспрецедентно плохо) только после того,как мы ясно сможем отдать себе отчет,- смертность 3428 людей за год,- это катастрофа для той эпохи или нет? Может, в тюрьмах какого-то США было принято умирать примерно с такой же интенсивностью и масштабом?  Или данная цифра,конечно, печальная, но так вот было “принято” умирать в тюрьмах 1930-х.
 
Прежде чем перейти к анализу и сопоставлению смертности в СЛОНЕ, я бы хотел сделать пару замечаний относительно источниковой базы по ГУЛАГу. Помним, что историк обязан к документам относиться критически и сопоставлять их с другими источниками информации для получения наиболее объективное картины. Помимо внешней критики источника, существует критика внутренняя,- нужно всегда учитывать цель написания документа, личность пишущего, условия создания , общественную обстановку и т.д.
Если говорить очень обще, условно, весь документооборот донесений по внутрегулаговской линии можно разделить на два вида отчетности.  Первый вид,- сурово-карающий,- обычно исходил от всяческих надзорных органов, которые добирались до того или иного лагеря с проверкой из Москвы или административного центра. Вот именно такой документ мы и будет сегодня анализировать. Второй вид отчетности,- это отчеты с мест от администрации лагерей, часто весьма оптимистически-лживые. По понятным причинам, начальство было нисколько не заинтересовано прямым текстом честно утверждать в отчетности-“У нас за последний квартал такая чудовищная смертность, какой не было никогда даже в Орловском централе при Николае II” Великолепным примером подобных документов служат те же донесения из Рыблага времен 1942г.- Рыблаг,- это едва ли не самый отвратительный лагерь за всю историю ГУЛАГа вообще, с индексами смертности хлеще чем СевВостлаг. Лагерь на 1942г. мог похвастаться показателями смертности  хуже Дахау 1942-1943гг., а начальник, как ни в чем не бывало, повествует о том, как успешно администрация борется с антисанитарией,  снабжает заключенных кипяченой водой, открываются оздоровительные пункты и арестантам читаются политлекции о морально политическом единстве советского общества в количестве 193213 штук за квартал.
 
  На низовом уровне попадались даже более или менее совестливые сотрудники инспекций и бесчисленных административных проверок.
По их запросу, Ягода слезно просил выделить дополнительные фонды, летели головы наиболее одиозных и проштрафившихся руководителей, когда произвол все-таки вскрывался, но контролировать и управлять такой исполинской машиной из-за невероятного машстаба самой системы, кадрового голода, неповоротливости и неразберихи бюрократии на местах в годы кризисов все равно не получалось. Аналогию можно провести с обычными концлагерями в Германии. Есть письма, где Гиммлер требует снизить смертность заключенных в Дахау,дабы не страдало производство. Но Дахау все равно оставался Дахау,даже после санитарных мероприятий СС.
 
 Проверка уезжала, а огромная система лагерей, колоний и тюрем, которая и в дореволюционные времена давала сбои при куда меньшем количестве заключенных, опять приходила в расстройство.
Глобальная проблема 1930-х был именно в самой системе исполнения наказания и в специфических принципах, заложенных в ее основу,- никакими административными мерами, проверками, открытием профилакториев сохранить ее от катастроф в мирные 1930-е годы у советской власти не вышло. Статистика и архивные данные свидетельствует от тотальном разладе cистемы в некоторые года мирных 30-х. И этот разлад стоил чудовищного количества человеческих жизней.
 Лишь в конце 1940-х годов ГУЛАГ начал превращаться в более или менее традиционную тюрьму, МВД накопило опыт обращения с такими сумасшедшими массами людей и метод Френкеля был заменен прогрессивной заработной платой. Были изобретены антибиотики и смертность резко пошла вниз. Но вот пока руководство ГУЛАга дозрело до этой идеи, в лагерях, тюрьмах и колониях умерло почти два миллиона человек за 23 года.
 
Теперь прошу ознакомиться с документом из ЦА ФСБ. В особых комментариях он не нуждается.
II.Соловки образца 1930г.
Из доклада комиссии А.М. Шанина Коллегии ОГПУ о положении заключенных в Соловках

Начало мая 1930 г.
Сов. секретно
Москва


III. Режим и быт заключенных

Подъезжая к Кеми, Комиссия предполагала найти в режиме Соловков, старейшего лагеря СССР, более или менее установившийся правопорядок. Кажущаяся налаженность производства, трудоемкие работы, обширное жилищное строительство, наличие относительно солидных чекистских кадров – все это как будто бы должно обеспечивать твердый, нормальный трудовой режим.

На деле оказалось другое. На основании только добытых в процессе работы данных Комиссия приходит к заключению, что издевательства, избиения и пытки заключенных количественно уже перешли в качество, т.е. в систему режима. Фактически[м] материалом к этой части доклада служат:

1. Непосредственное обследование Кемского отдельного пункта, командировки Лесозавод № 4 при ст. Кандалакша, 1-го отделения СЛОН на о. Революции, 6-го отделения СЛОН при ст. Апатиты и к[омандиров]ки Разноволока близ станции Сорока и

2. Обозрение имеющихся в производстве ИСО СЛОН следственных дел и копий обвинительных заключений и постановлений по ранее законченным следделам.

В качестве метода обследования лагерей Комиссией применялся личный опрос всех арестованных по следственным и дисциплинарным делам и заключенных в общих бараках.

Как твердо установленный факт необходимо констатировать общую запуганность заключенных: жалобы на жестокость режима удавалось получить исключительно в отсутствии администрации, давая гарантию, что избиений больше не будет. Несмотря на это, уже на Лесозаводе № 4 поступило значительное количество жалоб и заявлений, подтвержденных при следственной проверке.

Объективная картина режима на Лесозаводе такова: прежде всего Комиссией осмотрен карцер. Это дощатый сарайчик площадью в одну квадратную сажень, без печи, с громадными дырами в потолке, с которого обильно течет вода (в этот день была теплая погода), с одним рядом нар. В этом «помещении» буквально друг на друге в момент прибытия Комиссии находилось 16 полураздетых человек, большинство из которых пробыло там от 7 до 10 суток. <….> Только накануне приезда Комиссии арестованным стали давать кипяток; ранее это считалось излишней роскошью.

По поступившим жалобам Комиссией было опрошено 8 человек, туловища и руки которых были покрыты явными даже для неопытного глаза кровоподтеками и ссадинами от избиений. Характерно, что вызванный для освидетельствования избитых лекпом, авторитетно прикладывавший ухо к различным частям тела заключенных, оказался попом, осужденным по 58/10 ст. УК (немедленно переведен на общие работы). Мотивы избиений – легкие дисциплинарные проступки, иногда – побеги и попытки к ним. Контингент избивающих – надзиратели, конвоиры, стрелки, десятники, комсостав охраны – в подавляющем большинстве из заключенных.

При обследовании Кемского отдельного пункта (Вегеракша) получено свыше 20 жалоб на истязания и на о. Революции – 48. Особенными зверствами на о. Революции отличался командир 5-й карантинной роты заключ[енный] Курилко, печальная слава о котором проникла даже в украинские ДОПР’ы; наиболее изощренные художества: заставлял заключенных испражняться друг другу в рот, учредил специальную «кабинку» для избиений, ставил голыми на снег («стойка»), принуждал прыгать зимой в залив и пр. Лишь в несколько более легкой форме проявили себя другие «администраторы».

Самое жуткое зрелище предстало перед членами Комиссии на командировке при ст. Разноволоки. Несмотря на усиленную подготовку к приезду Комиссии (экстренное обмундирование ночью раздетых, вывод заключенных из карцера, уничтожение клопов при помощи пожарной команды и проч.), Комиссии удалось выявить настолько тяжелую картину общего режима, что невольно припомнилось излюбленное выражение знаменитого Курилко: «Здесь власть не советская, а соловецкая».

Штрафизолятор, в котором помещается 51 человек, представляет большую комнату, отапливаемую раз в два-три дня; в полу и стенах щели; масса клопов; нар нет совсем; в несколько рядов стоят простые скамьи без спинок в четверть аршина шириной; все арестованные (штрафники перемешаны со следственниками) одеты только в белье, в белье же выводятся оправляться (два раза в сутки) и в баню. Режим следующий: с 3 часов утра до 9 часов вечера арестованные сидят («на жердочке») неподвижно и молча; за малейшее нарушение распорядка – побои. В 8 часов вечера – поверка, с 9 до 3 сон на полу. Для укрывания выдается по одному предмету из вещей заключенного. Сидят в таких условиях неограниченное время, многие до года. Освободившиеся вспоминают о «жердочке» с ужасом.

Режим следизолятора отличается отсутствием «жердочки», наличием нар и тем, что заключенные имеют одежду. Избиения же процветают в такой же степени, как в штрафизоляторе. При освидетельствовании избитых обнаружены не только ссадины, рубцы, кровоподтеки, но и значительные опухоли, а у одного и перелом бедра. «Особо» провинившихся сажают в «кибитку» – карцер, существование которого начальник командировки тщательно пытался скрыть. В карцере, сконструированном наподобие вышеописанного (Лесозавод № 4), нет нар, сквозь крупные щели пробивается снег. Провинившихся держат в нем независимо от погоды по 2–4–5 часов в одном белье. Выпускают только тогда, когда застывающие от холода жертвы начинают исступленно вопить. Один из заключенных в «кибитке» за несколько дней до обследования искромсал себе куском стекла живот. Заключенные в общих бараках также в отдельных случаях жалуются на избиения.

Культивируется эта система пыток начальником изолятора, осуществляется надзирателями и конвоирами и поощряется начальником командировки, членом ВКП(б).

Комиссией предложено немедленно ликвидировать «кибитку» и соответствующим образом оборудовать все прочие помещения.

Приведем [наи]более характерные следственные дела.

1. Вольнонаемный отделком командировки Воньга (1 отделение СЛОН) Кочетов систематически избивал заключенных, понуждал к сожительству женщин, присваивал деньги и вещи заключенных; неоднократно в пьяном виде верхом на лошади карьером объезжал лагерь, устраивал скачки с препятствиями, въезжал в бараки и на кухню, устраивал всюду дебоши и требовал для себя и лошади пробу обедов. Верхом на лошади Кочетов занимался и муштровкой заключенных, избивал их нагайкой, заставляя бежать и устраивал инсценировки расстрелов. Каждая из склоненных Кочетовым к сожительству женщин числилась у него под номером; по номерам же женщины вызывались на оргии, в которых принимал участие и сотрудник ИСО Осипов. По данному делу привлечено и арестовано 5 чел. Дело возникло в июне 1929 г., закончено только в апреле с.г. и направлено в Коллегию ОГПУ.

2. Дело группы стрелков, десятников и конвоиров (все – заключенные) – Сено, Герлятовича (оба шпионы8) и др. в количестве 8 чел. Работа в 4 отделении СЛОН (о. Соловки) – систематически избивали заключенных, опускали их в прорубь, часами выдерживали на улице и привязывали к столбу. Никто из обвиняемых до приезда Комиссии не был арестован. Дело предложено направить в Коллегию ОГПУ.

3. Дело надзорсостава к[омандиров]ки Энг-озеро 2 (3 отделение СЛОН) Золотарева и др. в числе 8 чел., систематически истязавших заключенных, в результате чего зарегистрировано было 3 смертных случая. Все обвиняемые арестованы. Дело направлено в Коллегию ОГПУ.

4. В 6 отделении СЛОН имеется дело о систематических избиениях заключенных.

5. Дело начальника к[омандиров]ки 63 км Парандовского тракта (2 отделение СЛОН) в/н Иозефер-Гашидзе и 18 надзирателей-стрелков, дневальных и десятников (все – заключенные). Обвиняемые под звуки гармонии избивали заключенных валенками с металлическими гирями; загоняли раздетых заключенных под мост в воду, где выдерживали их по несколько часов. Обвязывали ноги веревками и волокли таким образом на работу. В виде особого наказания заставляли стоять в «параше». Одного заключенного избили до потери сознания и подложили к костру, в результате чего последовала смерть. Сам Гашидзе оборудовал карцер высотой не более 1 метра, пол и потолок которого были обиты острыми сучьями; побывавшие в этом карцере в лучшем случае надолго выходили из строя. Отмечено несколько случаев прямого убийства заключенных в лесу. Несколько человек умерло в карцере. Многие, доведенные до исступления, кончали самоубийством или же на глазах у конвоя бросались бежать с криком «стреляйте» и действительно пристреливались надзором. Данное дело возникло в августе 1929 г., неоднократно сознательно откладывалось и лежало месяцами без движения и было скрыто от Комиссии; когда же члены последней узнали о его существовании, то им было заявлено сначала, что дело отправлено в Москву, затем – что оно находится у прокурора и лишь 24 апреля дело с обвинительным заключением поступило в Комиссию. Многие эпизоды дела явно смазаны, а часть обвиняемых во главе с Гашидзе находилась на свободе. По делу ведется детальное расследование сотрудником ОГПУ.

При ознакомлении с постановлениями по ранее законченным делам об издевательствах над заключенными установить точное количество направленных в ОГПУ и прекращенных в дисциплинарном порядке следственных дел не представилось возможным. Выявлено, однако, 8 случаев явно незаконного прекращения в дисциплинарном порядке дел с совершенно конкретно установленными случаями истязаний заключенных. Кроме того, 8 числящихся прекращенными или переданными на усмотрение администрации УСЛОН аналогичных дел совершенно не оказалось в архиве. Приведенные примеры относятся к концу 1928 г., но Комиссией обнаружено и два возмутительных дела, возникших уже в 1930 году.

1. 15 марта с.г. тов. Эйхманс было отдано распоряжение о производстве расследования по жалобам заключенных на избиения и об аресте виновных в случае подтверждения (3 отделение СЛОН). Несмотря на то что виновность конвоира установлена, арестованы они до приказа Комиссии не были (дело Шульца и Проценко).

2. Дело о вполне доказанной смерти заключ[енного] Бурзака от побоев, нанесенных ему десятником из заключенных Мелещиным, по прямому распоряжению администрации УСЛОН’а было прекращено. По делу ведется расследование сотрудником ОГПУ.

В процессе работы Комиссии установлен ряд случаев избиения заключенных сотрудниками ИСО (заключ[енными] из бывш[их] чекистов). Сотрудник ИСО Горбачев уже арестован, по поводу других начато расследование. Всего на 24 апреля Комиссией арестовано 24 чел., вместе же с делами ИСО привлечено 74 чел., из коих арестовано 47, а об аресте остальных отдано распоряжение. Следствие развивается специально вызванным из Москвы сотрудником ОГПУ.

Таким образом, обследованием Комиссии система пыток, избиений и истязаний заключенных охвачено по всем отделениям УСЛОН.

Вопросы быта заключенных обследованы Комиссией относительно поверхностно. Внимание фиксировалось, главным образом, на основных дефектах обслуживания населения лагерей и основных их запросах и нуждах.

Как повсеместное явление отмечена жалоба заключенных на отсутствие нормированного рабочего и выходных дней. Большинство работ СЛОН носит сезонный характер: лесоразработки, рыбные промыслы, дорожное строительство, сельское хозяйство и т.д. На этих отраслях труда нормировать рабочий день, особенно в связи со специфическими атмосферными условиями, представляется невозможным. Работа распределяется по урокам, причем о непосильной тяжести последних поступает масса заявлений. Выходной день соблюдается лишь на мелких кустарных производствах.

Определенную приказом по УСЛОН’у норму продпайков можно признать по существу удовлетворительной, но благодаря злоупотреблениям или халатности обслуживающего персонала сплошь и рядом как система наблюдаются случаи недодачи пайков, изготовления крайне однообразной пищи и проч.

Культурно-просветительное обслуживание заключенных налажено в своей структуре удовлетворительно. Почти повсюду имеются красные уголки, очень приличны стенгазеты, читаются лекции на различные темы, но объекты обслуживания ввиду крайней тяжести работы не в состоянии заниматься культурным времяпрепровождением. Кроме того, культпросветработа в большинстве командировок явно не соответствует жестокости режима.

Возмутительно поставлено повсюду дело доставки корреспонденции. Заключенные жалуются на задержку писем в течение 1–3 месяцев. При обследовании п/о Труда и Учета СЛОН Комиссия натолкнулась на несколько десятков пачек писем, лежащих на полках почти сплошь свыше двух месяцев и ждущих разметки. В цензуре ИСО письма задерживаются до 1-го месяца. В связи с организацией аппаратов цензуры при отделениях СЛОН и, в частности, на Соловках (по предложению Комиссии) этот срок должен значительно сократиться.

Жилищные условия заключенных чрезвычайно тяжелы, ни о какой норме говорить не приходится, так как обитатели обследованных бараков из-за крайней скученности в большинстве спят, тесно прижавшись друг к другу. На постельные принадлежности нигде нет и намека. Вновь построенные бараки производят более благоприятное впечатление, но тем более резок контраст между ними и массой старых бараков.

Из рук вон плохо медицинское обслуживание населения. На 57 000 человек населения лагерей имеется всего лишь 28 врачей, сосредоточенных почти исключительно при стационарах отделений СЛОН. Квалификация лекпомов (180), несущих совершенно самостоятельную работу, недостаточно проверена. Большинство лекпомов не имеет медицинского образования. Кроме того, все они как заключенные целиком зависят от администрации командировок, вследствие чего даже при наличии желания не в состоянии должным образом реагировать на жестокость режима, направление на работы заведомо нетрудоспособных и проч. Многие из них к тому же усвоили линию поведения начальства и сами проводят ее, не оказывая больным помощи, грубо выгоняя их и т.д. Случаи избиения, естественно, не фиксируются. Такие факты отмечены по всем командировкам.

В значительной степени как следствие жестокого режима и сурового быта заключенных приходится рассматривать чрезвычайно высокую заболеваемость и смертность последних. За два квартала 1929/30 г. переболело в стационарах 25 552 человека, т.е. 44,6 % населения. Амбулаторных посещений за этот же период было 425 426, или 743,8 % по отношению к населению. Умерло за те же полгода 3583 человека, т.е. 6,8 % (68 на 1000)(населения, или 14 % стационарных больных; из этого числа 1004 человека, или 26 %, умерло от сыпного тифа и 396, или 11 %, – от истощения и малокровия. К этой статистике нужно прибавить уже упоминавшиеся в разделе о рабсиле данные об изнашиваемости заключенных: за 10 месяцев 1929/30 года отсеяно как непригодных к работе 25 % полноценной рабочей силы.

В целях пресечения дальнейшего процветания жестокого режима и для улучшения быта :(перечисляются предпринятые меры улучшения обстановки и аресты неродивых работников- corporatelie)
ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 8. Д. 116. Л. 102–112; опубл.: Исторический архив. 2005. № 5. С. 70–76.
 
Итак, за половину 1930 года на Соловках умерло 3583 человека, т.е. 6,8 % от лагерного контингента.
 
Блок со сравнениями я специально построил по следующему принципу,- первые три примера я выбрал для того, чтобы показать всю беспрецедентность происходящего в СССР УЖЕ в 1930 году в аспекте масштабности произошедшего на примере лишь одного лагеря. Именно поэтому я сравниваю сознательно абсолютный индекс смертности ВСЕЙ страны только с одними Соловками. Относительные показатели имеет смысл сравнивать при cопоставлении отдельной тюрьмы(в данном случае Соловков) с другой тюрьмой с примерно одинаковым количеством единовременно сидящих. Поэтому четвертое сравнение будет с Дахау.
 
Напомню, моя задача,- дать четкую ценностную дефиницию смертности в советской системе исходя из национального и мирового контекста истории организации мест лишения свободы и понять насколько же цифра в 3583 человека, умерших за полгода является аномальной или, наооброт, совершенно нормальной.

III.Компаративисткие сравнения статистики смертности заключенных:Российская Империя,США, Вьетнам, Третий Рейх.
 
Сравнение со статистическими индексами Российской Империи 1885-1917гг.

Обратимся к любому году из статистики- я специально беру один благополучный и два самых неблагополучных года за ряд лет с 1880-1917гг.
В 1906 году в Российской Империи с населением в 149 млн. во всех тюрьмах от Владивостока до Варшавы умерло 1596 человек .(промилле 14.4 , 1.44%)
PhotobucketИсточник,- Отчет по ГТУ за 1907г. СПБ.
В 1912 году  в во всех тюрьмах гражданского ведомства Российской Империи, включая Царство польское, умерло 8093 человека с промилле 44.( Источник: отчет по ГТУ за 1913г. СПБ)
 
В 1930 году в СССР в одних только Соловках  ЗА ПОЛГОДА умерло 3583 человека c промилле 68. А ведь были еще сотни других тюрем.

Сравнение с статистическими индексами США 1930г .
Обратимся к статистике, которую мне удалось раздобыть в Департаменте Юстиции США.
В 1930 году в Соединенных штатах Америки сидело 120 тысяч человек. В СССР в 1930 году в лагерях и колониях(без учета тюрем) сидело 263 тысячи человек.

Photobucket

Источник:US Department of Justice, Berau of Justice Statistics.

В 1930 году во всех тюрьмах Америки, от штата Мэн до Техаса за год умер 1308 человек.(с промилле 10.4, 1.04%)
В 1930 году в СССР в одних только Соловках ЗА ПОЛ ГОДА умерло 3583 человека c промилле 68 ..
Вопросы? Если не затруднит, попытайтесь посчитать какая разница между этой статистикой..
 
Сравнение со статистическими индексами колониального французского Вьетнама 1930г.

Photobucket


Источник:Gouvernement general de L’Indochine, Annuaire statistique de L’Indochine.

В 1930 году во всех тюрьмах колониального Вьетнама, включая печально знаменитую Пауло Кондоре умерло 1265 человек(с жесточайшей промилле в 92 , 9%).
 
9%  похуже 6.8%, но чувствуете, в сторону каких таких прогрессивных cтран дует ветер в 1930г.
 
Сравнение со статистическими индексами нацистского Рейха.

Прежде чем сравнивать уровни смертности немецких концлагерей, попрошу меня понять. Понимаю насколько эта тема может быть болезненна. Я сам был, если честно, очень неприятно шокирован,когда обнаружил статистику смертности Бухенвальда и Дахау и сравнил с некоторыми лагерями ГУЛАГа. Но правда дороже, без пафоса.
 
Меня сильно задевает тот вектор, который какой-нибудь Сергей Еврандович Кургинян или Игорь Васильевич Пыхалов проповедует в последнее время.
 
Как там писал Игорь Пыхалов?
“Вопреки заявлениям облечитилей, смернтость заключенных при Сталине, держалась на весьма низком уровне”. Игорь Пыхалов(С) Ну так вот, дорогой Игорь Васильевич и Сергей Еврандович, она иногда была хуже, чем в Дахау и Бухенвальде, причем в мирное время. А теперь расскажите нам про Челябзавод и польских шпионов.

Объясню почему я беру именно Дахау  и считаю сравнение легитимным,- во-первых, Дахау не был лагерем уничтожения в том смысле в каком был Аушвиц, Треблника, Берген и пр. Это был именно трудовой концентрационный лагерь, Arbiet Mach Frei, т.е людей там, конечно, уничтожали, но непосильным трудом и измывательствами, что обуславливало сходство с  теми же Соловками, да и вообще советскими ИТЛ.

Во-вторых, в плане количественном, контингент Дахау во время войны был на сопоставимым уровне с Соловками 1930, поэтому сравнение допустимо и корректно.

Причем я сознательно буду брать военные годы Дахау, дабы избежать обвинений в некорректности сравнения. Немецкий концлагерь находится в военном времени, в априори проигрышном положении. А для СССР 1930 год,- страна уже пять раз восстановилась после гражданской войны и перегнала уровень 1913 года(как нам говорят), никакого голода. Никаких белых.
 
В данном сравнении источниками служат документы. Неосталинисты презрительно цедят сквозь зубы, “вот то ли дело Земсков, у него все на документах, а ваши черезчур эмоициональные лагерники напридумывали , о как же жалки попытки обвинить НКВД  в занижении смертности в отчетах, язык документа свят и непорочен”. Уверен, ознакомившись с данными изложенными ниже, какая-то часть подобной патриотичной пулблики моментально превратится в рукопожатых либералов и начнет причитать, что ССовцы все архивы подделали, то ли дело воспоминания Когона.
Все что ты увидишь зависит от того откуда смотришь и что ты за человек , как говаривал К.С. Льюис.
Итак, документы из ЦА ФСБ vs документы из БундесАхрива ФРГ.

Верьте им, не верьте, - это уже личное дело каждого. Моя задача просто ретранслировать данные, а уж выводы пускай каждый делает сам.
Photobucket
Источник:BA(БундесАрхив), NS 3/439 и др., взято из монографии The Order of Terror:The Concentration Camp by Wolfgang Sofsky
Translated from the German by William Templer. Издание Princeton Universery Press.,1999.
подтверждается монографией узника Дахау Поля Бербена DACHAU: 1933-45, THE OFFICIAL HISTORY by Paul Berben. London: The Norfolk Press, 1975, Hardcover, 300 pages, ISBN 0-85211-009-X.
Также см.  Encyclopaedia Judaica (New York and Jersualem: 1971), Vol. 4, pp. 1442, 1445; and U.S. government report B-2833 of 18 June 1945. Document 217I-PS, The Buchenwald Report, Boulder/San Francisco/Oxford: 1995, p. 109

Я не буду брать Дахау образца 1937 года,- там сидело куда меньше народу, чем в Соловках 1930, а умерло всего 69 человек.
Возьмем для анализа Дахау 1943 года, режим в лагере стал куда хуже, чем раньше.
Военные поражения гитлеровцев на фронте ухудшает общее положение в лагерях,
-расстрелы, избиения, издевательства, непосильная работа.
Итак, в 1943 году в Дахау умерло 1100 человек. С промилле 21.78 или  2.17% Тоже достаточно высокие показатели на самом деле.(промилле подсчитано к среднегодовому количеству заключенных. В качестве среднего арифметического взято частное суммы количества заключенных на 31 декабря 1943 и 1944г, соответственно).
 
Но посмотрим на Соловки образца мирного 1930 года, первая пятилетка, - за полгода умирает 3583 человека или 6.8% лагерного контингента.
 
Еще вопросы?
 
 
Итоги и выводы.
Как итог, можно с большой долей вероятности определить произошедшее в Соловках в первой половине 1930 года как аномалию и катастрофу сумасшедшего масштаба в мировом и национальном контексте. Во всех тюрьмах колониального Вьетнама, известных своей невероятной жестокостью, в этот год умерло меньше людей в абсолютных показателях, чем в СЛОНе, а в относительных Соловки же приближались вполтную к показателям колониальных тюрем.
 
 Столько заключенных в одной тюрьме никогда не умирало до революции, при всех уродствах и недостатках царской пенитенциарной системы. Для того чтобы разбить мои доводы я прошу привести  возможных оппонентов пример хотя бы одной (!)тюрьмы при Александре III или Николае II, где за полгода умерло бы 3548 человек с промилле 68. Это сумасшедшая концентрация смертности в рамках одного места лишения свободы за рекордно короткий срок.
Хотя бы одну.
Или тюрьму США, где возможно было подобное, начиная с 1920 года.

Более того, я приму любой пример из истории концлагерной системы СС Третьего Рейха 1933-1939гг., с подобной статистикой. Это конкретика, архивные данные, цифры, никаких пафосных умствований и либеральных призраков демагогии. Конкретный вопрос,- конкретный ответ.
 

Статистика смертности тем и хороша, что она очень беспристрастна и выражает предельный и конечный результат любой тюрьмы, позволяет очистить от шелухи надзорных мероприятий и административной суеты интегральный смысл заведений подобного рода,- смерть.
Совершенно циклопических масштабов.
 
Дахау образца военного 1943 года, при всей своей чудовищности, показал индекс смертности меньше(!) и в относитлеьных и в абсолютных показателях, чем Соловки 1930г. Это просто четкий, нейтральный факт.

Попытаюсь обосновать методологию сравнения с нацистскими лагерями,- я ни в коем разе не пытаюсь доказать, что ГУЛАГ был в целом хуже, чем немецкие лагеря или немецкие лагеря были, в целом, лучше в аспекте cмертности, чем лагеря ГУЛАГа. Какой-нибудь Матхаузен образца 1944 года был хуже, чем Соловки 1930г.. Бухенвальд образца 1937г. лучше. В каком-нибудь Рыблаге в 1942г. смертность была 40% от среднесписочной, в условном Освенциме 50%,- и вот как опередлять "кто хуже?".Cама постановка вопроса и абсурдна, и с моральной точки зрения ничтожна. Как высчитывать кто хуже, если в одном лагере была смертность 40% в другом 50% и там, и там люди умирали десятками тысяч с фантастическим и отвратительным промилле.

Важно другое,- и я сопоставлением с Соловков с Дахау(а в будущих очерках будет и с другими лагерями) пытаюсь это показать,- то, что в аспекте смертности и ГУЛАГ, и концлагеря Рейха были сопоставимы и родственны, как аномальные, анти-рекордные для своего времени явления в плане смертности заключенных, причем ГУЛАГ показывал иногда значительно худшие показатели  в мирные 1930-е.  Вот об этом и речь. Моя методологическая задача,- поставить проблему смертности ГУЛАГа в контекст эпохи и доказать аномальность подобной смертности, показать на конкретных архивных данных, то что некоторые лагеря в СССР были сопоставимы с немецками концлагерями, иногда уступая им, иногда превосходя, но в любом случае находясь в одной "лиге" по уровню смертности вплоть до 1949г.
Единственная и основная цель этих сопоставлений,- показать общность порядка цифр индексов смертности ГУЛАГа в некоторых годах 1930-х годах и нацистских KL периода войны.
Засим заканчиваю обзор смертности на микроуровне. Следующая часть, глбоально-компаративистская и итоговая дла периода 1930-1934гг. Спасибо за внимание.
 
Продолжение следует.
Tags: геноцид, гулаг
Subscribe
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment