?

Log in

No account? Create an account

2018 (1918), - Год Столетия Царской Жертвы





Замело тебя снегом, Россия,
Запуржило седою пургой
И печальные ветры степные
Панихиды поют над тобой












Гулаговский Материк Колыма, долина реки Колымы на магаданской трассе,
где лиственница, поддернутая инеем, светится лучах заката.



[Нажмите, чтобы прочитать]



Ни пути, ни следа по равнинам,

По равнинам безбрежных снегов

Не добраться к родимым святыням,
Не услышать родных голосов



Замела, замела, схоронила

Всё святое, родное пурга

Ты, – слепая жестокая сила,
Вы, – как смерть, неживые снега

Замело тебя снегом, Россия,

Запуржило седою пургой

И печальные ветры степные

Панихиды поют над тобой


Это один из Руских Гимнов, написанный поэтом Филаретом Черновым.

В пост включен именно вот этот фрагмент картины со строем
бунтующих казаков художника Павла Рыженко --

«Прощание с конвоем», из триптиха «Царская Голгофа» 2004 года.




Императорский павильон Царской железной дороги, Царское Село, Питер, фото Сергея Савиновских:




осенью 2о17 года павильон ещё стоял, и доска памяти была на месте ...

Сам текст это песни, считавшийся одни из гимнов Руской эмиграции,
написал в  1918 году поэт Филарет Чернов, оставшийся на территории

исторической России, трагически погиб в 1940 году, место гибели -- психбольница
Кащенко, (Москва, РСФСР, СССР).


по материалам
https://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7582467.html
на основе оригинального текста
https://sergey-v-fomin.livejournal.com/243766.html
фото зимней Колымы взято отсюда
https://drs-radchenko.livejournal.com/56507.html














предыдущая верхняя запись в сообществе была такая
" Вразумления в Новом Году, 2018, всему неосовецкому населению Российской Федерации", Аминь!!!", -- по ссылке
https://rus-vopros.livejournal.com/7147446.html
promo rus_vopros september 1, 2016 14:25 2
Buy for 100 tokens
НАРОДНАЯ МОНАРХИЯ, в 5-ти частях часть 1 https://www.youtube.com/watch?v=_WdHPM-2dfI часть 2 https://www.youtube.com/watch?v=hgpZmCy1k-4 часть 3 https://www.youtube.com/watch?v=jKQrrIC0-sY часть 4 https://youtu.be/yndaF4mHaao часть 5…
ЕЩЕ ОДНА ВЕРСИЯ СМЕРТИ УПЫРЯ, эта версия ОТ РОДСТВЕННИКА
ФУРЦЕВОЙ ВРАЧА ПОКРОВСКОГО


Сталина застрелил 26 февраля 1953 года Булганин, когда они приехали к нему на дачу вместе с Перелмуттером-Хрущёвым, Берией и Кагановичем, а приказал часовому пропустить этих жидких членов адм. СССР-ии на дачу к Сталину - жидкий генерал-масон Варавин, в то время бывший заместителем начальника охраны первых лиц несчастной русофобской страны СССР-ии :
Но ведь Упырь Сталин никого не хотел видеть занимаясь подготовкой высылки всех жидов со всех уголков СССР-ии, -- в далекий Биробиджан, и потому отдавал приказы только по телефону.
А Булганин прибыл с двумя своими телохранителями, которые внезапно набросились на Сталина, накрыли его подушкой, сыгравшей роль глушителя, через которую и стрелял Булганин, и потому эти два выстрела не услышала внешняя охрана, которая бы тогда положила всех этих уродов, но затем Варавин прислал новую смену часовых и потом эти жиды стали придумывать как раскрутить версию с сердечным приступом ...
Упырь Сталин 1 марта собирал Пленум ЦК на котором собирался арестовать всех жидких членов ЦК и Политбюро, а утром 1 марта должна была начаться операция по вывозу всех (о ужас!) жидких, имевших счастие проживать в СССР-ии - в далекий и солнечный Биробиджан!
В Москве (тогда еще Москве, -- а не как сейчас -- Маскавабаде) все списки перемещаемых лиц с жидкой кровью готовила лично мадам Фурцева!
Во всех крупных областных центрах стояли составы поездов, для перемещения всей этой человеческой массы, а занимались этим сотрудники МГБ, -- а для помощи им были привлечены и армейские части!




Игорь Шафаревич

Из Вики:
"И́горь Ростисла́вович Шафаре́вич (3 июня 1923, Житомир — 19 февраля 2017, Москва) — советский и российский математик, доктор физико-математических наук, профессор, академик РАН (1991, член-корреспондент АН СССР с 1958)[2][3]. Основные труды посвящены алгебре, теории чисел и алгебраической геометрии. Лауреат Ленинской премии. Известен также как диссидент, публицист, общественный деятель."

Однако самым главным делом жизни Игоря Шафаревича был поиск русской идеологии Третьего пути. Он, помимо теории "малого народа", высказал много ценных идей по проблематике Русского возрождения, которые ещё по достоинству не оценены нашей патриотической общественностью.



Игорь Шафаревич. Русский гений

(Хороший очерк основных вех идеологических поисков академика Игоря Шафаревича)


Главным для Игоря Ростиславовича Шафаревича был вопрос — что будет с Россией в условиях
глобальной трансформации мира?
И.Р. Шафаревич родился 3 июня 1923 года на Украине. Еще в юности проявились его феноменальные способности: в 17 лет заканчивает мехмат МГУ, в 19 защищает кандидатскую диссертацию. В 23 года он уже доктор математических наук, а к 36 – член-корреспондент Академии наук СССР и лауреат Ленинской премии. С середины 50-х Шафаревич один из самых крупных математиков мира. Член академий наук Италии, Германии, США (вышел в знак протеста против агрессии в Ираке), Лондонского королевского общества. «Моцартом математики» называют его коллеги. Однако математика лишь одна из граней уникального таланта Шафаревича. «Двудюжий Шафаревич», по выражению Солженицына, не оставляя математики, вступил и на совершенно иной путь деятельности. В 1955 году он поддержал протест ученых-биологов и подписал знаменитое «Письмо трехсот» в ЦК КПСС против лысенковщины. В 60-е годы начинается активная правозащитная деятельность Шафаревича. Александр Солженицын: «Шафаревич вступил и в сахаровский Комитет Прав: не потому, что надеялся на его эффективность, но стыдясь, что никто больше не вступает, но не видя себе прощения, если не приложит сил к нему».
В те годы у диссидентского движения СССР было три признанных столпа – Сахаров, Солженицын и Шафаревич. Однако очень скоро между Шафаревичем и диссидентством образовалась пропасть. И причиной тому стал «русский вопрос». Принципиально отличие своей правозащитной деятельности от типично диссидентской Шафаревич очень точно раскрыл в статье «Феномен эмиграции»:«Был даже сформулирован тезис, что среди всех «прав человека» право на эмиграцию — «первое среди равных». <…> Когда бесправное положение колхозников, поездки на автобусах в Москву за продуктами, полное отсутствие врачебной помощи в деревне — все это признавалось второстепенным по сравнению с правом на отъезд тонкого слоя людей, то здесь было не только пренебрежение интересами народа в целом, здесь чувствовалось отношение к народу как чему-то мало значительному, почти не существующему».
Читать дальше...Свернуть )

Михаил Ардов в своей книге «Легендарная Ордынка» упоминает о Льве Никулине:

Советский писатель, один из самых маститых, «поваренный в чистках, как соль» Лев Никулин был одним из завсегдатаев Ордынки. Человек притом он был довольно нелюдимый, при посторонних вообще молчал. Наш отец, пожалуй, был единственным человеком, с которым Никулин позволял себе откровенничать. Ардов говорил о нём:

— Это — ужаснувшийся.

Так отец называл тех людей, которые сами чудом уцелели в тридцатых и сороковых годах, чьи близкие и родные погибли при терроре, и кто стал от этого сверхосторожным — даже при менее свирепых, чем Сталин, его преемниках.






«…На десятилетия вперед за сотрудниками органов прочно закрепилось название чекисты. Иными словами, история, опыт и традиции, которые отражаются в этом наименовании, не ограничиваются только периодом существования ВЧК или […] “карающего меча революции”. Она гораздо шире. И открещиваться от слова “чекист” – это все равно что предавать забвению поколения наших предшественников».
Генерал А.В. БОРТНИКОВ,
директор ФСБ РФ.



Фильм Фридриха Эрмлера «Перед судом истории» был не единственным проектом использования старого эмигранта и многолетнего узника ГУЛАГа. Практически одновременно с ним те же структуры предприняли еще одну попытку.
В 1967 г. вышел другой фильм, на этот раз художественный, снятый, однако, в документальной манере – «Операция “Трест”». Картина была основана на романе, автор которого Лев Никулин встречался и консультировался с В.В. Шульгиным.
Участие и в этом проекте владимiрских чекистов видно хотя бы из того, что свое развернутое письмо автору романа Льву Никулину от 22 апреля 1963 г. Василий Витальевич диктовал стенографистке, предоставленной ему заместителем начальника УКГБ по Владимiрской области полковником В.И. Шевченко, о котором мы писали в первом нашем по́сте.
При этом следует учитывать, что операция «Трест» была весьма болезненной для В.В. Шульгина. По существу она обернулась для него уходом из политической жизни. Допрашивавшим его в 1945 г. следователям госбезопасности он заявил: «“Трест” был разъяснен как политическая провокация. Значит, меня обманули, как ребенка. Дети не должны заниматься политикой».
Что касается автора романа, то он был человеком всё из той же когорты, что и описанные нами ранее сотрудники поневоле Василия Витальевича.
Родился он в черте оседлости, в Житомире, в семье актера Вениамина Олькеницкого, иудея, перешедшего в лютеранство, и Сабины Розенталь.
Сын их Лев, закончив сначала коммерческое училище в Одессе, а затем Московский коммерческий институт, не избрал торговую или актерскую стезю, сообразив, что, держа нос по ветру и заведя нужные связи, гораздо выгоднее продавать слово.
Государственные перевороты в России в 1917 г., сначала февральский, а затем и октябрьский, предоставили таким, как он, большие возможности.
Названия первых его книжек, вышедших в это время, говорят сами за себя.



Издательская обложка первой книжки Льва Никулина (укрывшегося под псевдонимом «Анжелика Сафьянова») «О старце Григории и русской истории. Сказка наших дней». Москва. Книгоиздательство «Свобода». 1917.


Издательская обложка книги «О русской разрухе и Гессенской мухе. Политическая сказка Льва Никулина». Москва. Типография товарищества «Кооперативный мiр». 1917.

Читать дальше...Свернуть )


В 2015 г. вышел сборник документов «Последние письма Сталину. 1952–1953 гг. Реконструкция документального комплекса», в опубликованных письмах честно говорится об очень тяжелой и голодной жизни в послевоенной советской деревне.

Жиделева О.П., колхозница колхоза им. Хрущева деревни Труженик Любимовского сельсовета Уксянского района Курганской области
3 ноября 1952 г.

Председателю Совета Министров СССР
товарищу Сталину И.В.

Читать дальше...Свернуть )


Андрей Шабельников

Вождь в Мавзолее лежит, недвижим,
Чёрные мессы вершатся под ним.
Не Мавзолей - принял мумию храм,
Тайны его выдал город Пергам*.
Если разрушим, не примет земля,
Ленину вырыть могилу нельзя.
Чтобы Россия воспряла скорее,
Вышвырнем Ленина из Мавзолея,
Не предавайте земле труп злодея:
Сжечь его надо, а пепел развеять!
Пусть не останется камня на камне
От сатанинского красного храма!

*До революции архитектор Щусев проектировал православные храмы. Мавзолею неспроста придал сходство с пергамским храмом Солнца в Малой Азии, а также с другими языческими храмами. В городе Пергаме во время написания Откровения Иоанна Богослова были самые жестокие гонения на Церковь. На верхней площадке храма приносили в жертву грудных младенцев, их кровь разъела впадину в камне. Если бы сатана в то время хотел найти себе место для престола на Земле, ничто не подошло бы так, как этот храм. Известно пророчество: если Ленина зароют в могилу, начнётся гражданская война.
Да ниспошлёт Господь русскому народу в наши дни решимость благочестивых предков, которые тело убитого Лжедимитрия сожгли, а пеплом выстрелили из пушки.

https://www.chitalnya.ru/work/743962/


Оригинал этого поста находится по адресу https://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7700992.html

https://muddylevski.livejournal.com/653717.html

muddylevski
Помню, лежал в больнице. В БСМП. Но было это ещё до армии. В незабвенном 1984 году. Попал в больницу с диагнозом брюшной тиф. Участковый врач по фамилии Лях, и судя по обхождению совершенно необразованная женщина, поставила мне вот такой диагноз. Меня должны были отвезти в заразный бокс суток на сорок, где я благополучно и отдал бы концы, но у кого-то в голове замкнуло, и перед тем, как закрыть, меня решил осмотреть хирург. А надо сказать, что к тому моменту, я уже третью неделю лежал с температурой между 38 и 42. При этом, порою, чувствовал себя даже очень не плохо. Кроме одного момента, когда с ужасом сознавал, что мне следует идти и помочиться. Боль при мочеиспускании была такой, что я в буквальном смысле лез по стенкам.
Когда меня привезли в больницу, я очень долго лежал на каталке в приёмном покое, и, в общем-то, никому до меня не было дела. Привозили каких-то алкоголиков, кого-то за бежевой шторкой лупили по лицу, пытались привести в чувство, кричали "Открой глаза", потом увозили. Наконец, появился сам дежурный хирург. Он подробно меня расспросил о том, что я чувствую, и что я думаю о своих чувствах. Я старался быть честным. Поэтому запутался окончательно. Потом он демонстративно натянул на локоть перчатку, выставил палец, смазал его чем-то скользким и, попросив немного потерпеть, засунул оный в анальное отверстие до упора. Долго там шевелился, повторяя движения пальца, движением глаз по потолку, наконец бросил меня, стянул перчатку, и молча кивнул сестре. Сестра молча кивнула в ответ и ушла. Меня задвинули шторкой, и я наконец, остался один. Сквозь окна сочился рыжий февральский свет, начала марта 84-го.
Диагноз мне был поставлен совершенно другой: параапендикулярный абсцесс, гнойный аппендицит, с угрозой перитонита.
Меня долго катили по каким-то длинным и сумрачным катакомбам, как мне тогда представлялись нижние этажи БСМП, пока не вкатили в какую-то палату с деревянной дверью, четырьмя койками и двумя мужиками рабочего вида в пижамах. Я с трудом переполз в койку поближе к дверям, причём, обратил внимание, что живот к этому времени стал круглым, как у беременной женщины.
Мужики о чём-то говорили за моей головой. Один, с торчащими волосами как у подсолнуха, он время от времени подходил к умывальнику и туда сплёвывал, рассказывал про своего сына, который нигде не работает, и в "хуй не дует", его слова.
Потом пришла сестра. Принесла железную штангу, поставила возле койки, проколола мне вену иглой со шлангом, и сказала:
- Не шевелись. Сейчас тебе будет хорошо.
Она подкрутила краник, и в вену пошла тёпленькая. Первая в жизни банка новокаина оставляет самые блаженные ощущения.


https://sergey-v-fomin.livejournal.com/273143.html


sergey_v_fomin



«Тут есть нечто непонятное, что, впрочем, как всё тайное, когда-нибудь разъяснится».
В.В. ШУЛЬГИН.


Говоря об обстоятельствах, при которых тома оригинального соколовского дела, конфискованного в Париже германскими оккупационными властями, попали в конце войны в руки советских спецорганов, автор одной из публикаций пишет о «писателе-чекисте Марке Касвинове […], возможно участвовавшем в захвате или транспортировке Дела на территории оккупированного Рейха».
https://jan-pirx.livejournal.com/39959.html
Биография Марка Константиновича Касвинова (1910–1977) не противоречит этому.
Кстати, об авторе нашумевшей в свое время книги «Двадцать три ступени вниз» нам уже приходилось писать (прежде всего, как о фальсификаторе образа Царственных Мучеников и Их Друга – Г.Е. Распутина):

http://www.nashaepoha.ru/?page=obj26977&lang=1&id=712
http://www.rv.ru/content.php3?id=1402

Напомним основную канву его биографии, ставшую известной благодаря выходу в свет в 1995 г. второго тома «Российской еврейской энциклопедии».
Родился он в городе Елисаветграде Херсонской губернии – одном из городов еврейской оседлости. Ни о семье, ни о родственниках ничего не известно. Строго говоря, мы даже не можем поручиться, так ли в действительности звали этого человека.
В биографической справке написано, что он окончил исторический факультет Зиновьевского педагогического института. В действительности это был историко-экономический факультет в Институте, как он тогда назывался, социального воспитания с трехлетним курсом обучения. (Зиновьеском же в 1924-1934 гг. именовался Елисаветград.)
Далее скороговоркой: с 1933 г. – корреспондент, заведующий внешнеполитическим отделом «Учительской газеты»; печатался в центральных газетах, готовил материалы для радио. В 1941-45 гг. – на фронте, в 1945-47 гг. служил в Германии и Австрии. В Вене редактировал газету советских оккупационных войск «Остеррайхише цайтунг». С 1947 г. работал на радио, в отделе вещания на немецкоязычные страны.
Таким образом, причастность к структурам спецпропаганды Марка Касвинова очевидна.
Дальнейшая его биография указывает нам на основную специализацию Марка Константиновича, также не противоречащую его предполагаемому участию в акции 1945 г. в Бернау.
Известно, например, что 1965 г. Касвинов был выпущен на международную арену. В том году, под прикрытием псевдонима «М. Константинов», в западногерманской прессе вышла его статья «Die Erschiessung der Zarenfamilie» («Расстрел Царской Семьи») – первая из целой вереницы, печатавшихся затем в журналах ФРГ.
В результате этой контрпропагандистской акции советского коммунистического агитпропа и спецслужб в ленинградском журнале «Звезда» в 1972-1974 гг. появилась публикация никому неведомого историка Марка Касвинова, вызвавшая в условиях, когда говорить открыто о цареубийстве никому не дозволялось, определенный интерес.



Издательская обложка первого издания книги: М. «Мысль». 1978 г.

Судя по ссылкам, автору оказались доступны многие архивы (польские, чехословацкие, австрийские и швейцарские; закрытые партийные и личные), а также книги, отсутствовавшие порой даже в спецхранах наших библиотек.
«Любитель символики, Касвинов, – отмечали мы в одной из наших публикаций, – даже назвал свое произведение “Двадцать три ступени вниз”, посчитав количество ступеней, ведших в подвал Ипатьевского дома и сопоставив их с таким же количеством лет Царствования Царя-Мученика».
Словом, как это понимал чуткий советский читатель, автор был человеком допущенным и посвященным.
Поразительно, но и до сих пор об этом человеке мы знаем немногим больше, чем после выхода в 1995 г. краткой справки о нем в «Российской еврейской энциклопедии».
Все эти уже отмеченные нами биографические провалы, крайняя скупость и размытость информации о Марке Касвинове, а также отсутствие фотографий (ни одной ни разу не промелькнуло!) – всё это заставляет людей думающих мыслить в совершенно определенном направлении.
Отмалчивается – связанная то ли словом, то ли служебным положением – и историк-архивист Л.А. Лыкова. Почему именно о ней мы ведем речь? – Дело в том, что через друга семьи Касвинова – В.Б. Малкова, к которому перешел личный архив автора книги, Людмила Анатольевна не только получила доступ к документам, скопировав многие из них, но также и личную информацию о Марке Константиновиче, которой, однако, делится она весьма дозировано.
По ее словам, Марк Константинович владел английским, французским, немецким и датским языками.
«В 1968 г. по поручению Идеологического отдела ЦК КПСС, в структуре которого был сформирован комплекс документов, М.К. Касвинов начал готовить книгу […] Был по служебным делам в Венгрии, Бельгии. В Бельгии он встречался с послом Мельниковым, который помогал ему работать над книгой в архивах» (Лыкова-2007, с. 35).
Будучи, как видим, выездным и хорошо проверенным человеком, М.К. Касвинов имел высокую степень допуска к секретным документам.
По словам Л.А. Лыковой, он лично «располагал неопубликованными рукописями Я.М. Юровского: “Воспоминания” (январь 1934 г.); “Запиской коменданта Дома особого назначения в Екатеринбурге” историку М.Н. Покровскому о казни Романовых (1920 г.), а также рукописью его сына Александра Юровского “Люди, встречи, годы (записки старого комсомольца)” и автобиографическими заметками М.А. Медведева, бывшего члена коллегии Уральского ЧК (декабрь 1962 г.) и др.» (Лыкова-2007, с. 37).
К Л.А. Лыковой из личного архива М.К. Касвинова попали фотографии Я. Юровского, письмо его Сталину, опись документов, переданных его сыном Александром в Музей революции и многие другие материалы (Лыкова-2007, с. 35, 97). В простом ли человеческом доверии тут дело или в том, что бумаги эти поручены были ей кем-то опекать – не беремся судить.
Критикуя д.и.н. Ю.А. Буранова, писавшего об особом порядке хранения т.н. «Записки» Янкеля Юровского, Л.А. Лыкова пытается – как она, видимо, полагает – уличить историка: «Непростительная поспешность в выводах автора подвели его…» (Лыкова-2007, с. 52, 92). Однако тут же сама попадает впросак: говоря о том, что в советское время документ этот находился не только в государственных учреждениях (Центральном партархиве, Музее революции и партийном архиве Свердловской области), но и в частных руках, одновременно, она называет местом его хранения также личные архивы М.К. Касвинова и Г.Т. Рябова, чьи связи с соответствующими органами и работа по их заказу (в первую очередь творческая) ни для кого сегодня не являются секретом. Потому называть архивы этих людей просто «личными» или «частными», без всяких пояснений, не совсем корректно.
Получив соответствующие наводки и разрешение на общение, без которого оно было бы в ту пору просто невозможным, М.К. Касвинов в период работы над книгой встречался со многими участниками событий, среди которых были чекист Исай Иделевич Родзинский, а также хорошо информированные дети Янкеля Юровского – Римма, Александр и Евгений, не только многое рассказавшие, но и передавшие «историку» ряд документов.
Так Римма Юровская подарила Марку Касвинову свою фотографию с многозначительной надписью: «от дочери героя главы “Казнь”» (Лыкова-2007, с. 36).


Читать дальше...Свернуть )


Календарь

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Подписки

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner